06.07.2022

Ровесник стрижка: Стрижка мужская ровесник фото

Содержание

Стрижка мужская ровесник фото

Подробнее об особенностях этой стрижки читайте:  все о популярной мужской стрижке канадских хоккеистов британка в основе ее — британский дух, а это значит, бесшабашность, бунтарство и вызывающая элегантность. Милитари армейская прическа придает мужественность ее обладателю, брутальность, некую нарочитую грубость. Как и в предыдущей прическе волосы на затылке и висках короткие, а вот макушка отличается длиной, которую или зачесывают назад, или укладывают на бок. Волосы прямые, русые, укладываю матовой глиной+безаэрозольный лак) и по средствам укладки, если можно, тоже подскажите. Независимо от типа внешности, природного цветового контраста каждый представитель сильной половины человечества может сделать современную модную прическу на коротких волосах.

Смотрите видео

Некоторые стрижки для мужчин повторяют образы звезд шоу-бизнеса, известных спортсменов, политиков и телеведущих. Я никак немогу подобрать прическу( у меня овальное или треугольное лицо, вьющиеся или же волнистые волосы немогу понять.


1 фото мужских стрижек года с названиями и описанием

Касательно отличных стрижек с короткими волосами и овальным лицом…лично мне нравится undercut с выбритыми висками, но это при условии высокого лба. Когда выбриваются все волосы, то не только подчеркиваются сильные стороны внешности, но и недостатки кожи. Длина прядей составляет не более 5 см, но этого вполне достаточно, чтобы в свободном падении ассиметрично закрывать часть лба и добавлять элемент интриги в созданный образ. Над моделью трудилась группа профессионалов, которые 1-2 часа творили с волосами все, что им взбредет в голову.

По моему с undercut или канадкой ( особого различия не заметила разве что в длине волос ) ходят сейчас практически все подростки от 12 и старше.. Мужская стрижка, так же как и женская способна рассказать окружающим о стиле, о характере и даже об образе жизни. Виды мужских стрижек по длине сегодня мужчины склонны менять длину своей шевелюры, в зависимости от настроения и образа жизни. Стрижка с выбритыми висками – виски сбриты «под ноль», теменная зона удлиненная, может достигать большой длины.



Мужские стрижки фото с названиями

Среди модных стрижек нового сезона 2018-2019 мужчина любого возраста и статуса сможет подобрать оптимальный вариант. Сегодня мы рассмотрим классические прически для мужчин, а также узнаем, как подобрать стрижку по форме лица и структуре волос. В результате волосы аккуратно окаймляют череп и к задней части ровно опускаются на переход с бритому затылку. Основополагающим принципом выбора прически с короткими волосами является определение доминирующей геометрии не только в лице, но и во всей фигуре.

Парикмахеры утверждают, что именно эта модель может подойти любому мужчине независимо от возраста, структуры волос, формы лица. Чтобы избежать этого, не зачесывайте их назад, если, конечно, вы не укладывали их часами и не приручили их отлично лежать. Во время второй мировой войны, когда молодых парней, зачисленных в войска, коротко стригли перед началом базовой подготовки.

Звёздные ровесники в коллекции сравнительных фотографий

Источник

Джейми Ли Кертис и Мадонна (56 лет)

Сравнение этих двух звезд может показаться не совсем корректным (все-таки у них разный образ жизни и разные целевые аудитории), но они могут послужить яркой иллюстрацией того, что стареть можно по-разному. Джейми Ли Кертис, несомненно, выглядит элегантной и ухоженной, принимая себя и своей возраст. В то время как Мадонна всячески стремится «сгладить» возрастные изменения, прибегая к различным бьюти-уловкам и услугам пластических хирургов.

 

Лиза Кудроу и Эль Макферсон (51 год)

Несмотря на то, что звезда сериала «Друзья» навсегда останется в наших сердцах сумасбродной Фиби, нельзя не заметить, что в свои 50 Лиза сильно сдала позиции. Актриса практически не появляется на экране и выглядит уставшей и изнеможенной.
Зато ее ровесница – супермодель Эль Макферсон точно знает секрет молодости и красоты. Впрочем, никакого секрета здесь и нет. Только здоровый образ жизни, полезные привычки и очень рациональное питание.

 

Кортни Лав и Моника Белуччи (50 лет)

Обе знаменитости в этом году отметят своей 50-летие. Однако, совершенно очевидно, что бурная молодость Кортни Лав и ее нездоровый образ жизни сказался на внешности певицы не лучшим образом.
Разве можно сейчас поверить, что Лав ровесница роскошной Белуччи? На фоне блеклой Кортни жгучая итальянка выглядит полной жизни и цвета. Соблазнительная фигура, гладкая кожа, густые блестящие волосы: для многих мужчин 50-летняя Моника остается символом сексуальности и женской привлекательности. 

 

Холли Берри и Робин Райт (48 лет)

Бывшая жена Шона Пена – актриса Робин Райт, безусловно, когда-то была весьма привлекательной. У Робин двое взрослых детей, карьера в кино сложилась не столь блестящей, как мечталось. Все это, возможно, сказалось и на внешности актрисы.
Холли Берри, напротив, сделала успешную карьеру в Голливуде. И совсем недавно стала мамой во второй раз. При этом Холли остается стройной, как и двадцать лет назад. А короткая стрижка с озорной челкой только добавляет актрисе моложавости.

 

Люси Лью и Наоми Уоттс (46 лет)

В свои 46 лет австралийская актриса Наоми Уоттс добилась намного больше, чем ее ровесница Люси Лью. Впрочем, и морщин у Наоми гораздо больше. При всем уважении к этой талантливой актрисе, невозможно не заметить, что возраст сказался на актрисе.
Люси, конечно, повезло: идеальная кожа, здоровый цвет лица и потрясающая фигура. Впрочем, как известно, азиатки чаще выглядят моложе своих европейских ровесниц.

 

Кэтрин Зета-Джонс и Гвен Стефани (45 лет)

Эти знаменитости хоть и ровесницы, но абсолютно отличаются друг от друга. К 45 годам они пришли в разной форме. Кэтрин, видимо, серьезно увлеклась пластической хирургией и из-за этого лицо актрисы выглядит очень неестественным.
Гвен Стефани, по мнению специалистов, тоже делала пластические операции, хоть и отрицает этот факт. Однако, внешность певицы при этом не пострадала, а только выиграла. Уникальный стиль Гвен и умение сочетать яркий макияж и необычные прически, также положительно сказывается при восприятии образа Гвен Стефани.

 

Эми Адамс и Хилари Суонк (40 лет)

О том, что не только образ жизни, но и тип лица, сказывается на том, как мы выглядим среди своих ровесников, известно всем. Яркий пример тому – актрисы Хилари Суонк и Эми Адамс. У Хилари довольно нестандартное для актрисы лицо: крупный нос и тяжелый подбородок. Поэтому и роли ей чаще достаются «серьезные» и характерные. Совсем иначе воспринимают Эми Адамс. Белоснежная кожа, распахнутые голубые глаза и волосы медового оттенка делают Эми больше похожей на героиню романтической комедии, которой едва исполнилось тридцать. 

 

Эванджелин Лили и Нуми Рапас (35 лет)

Еще один пример того, как черты лица могут «состарить» или «омолодить» — это Нуми Рапас и Эванджелин Лили. Как бы великолепно ни выглядела Нуми, на фоне миловидного личика с веснушками Эванджелин, она всегда будет казаться старше.

 

Хлоя Кардашьян и Аврил Лавин (29 лет)

Трудно поверить, но любительнице маек с черепами и розовых юбочек — Аврил Лавин — в этом году исполняется тридцать. Причина этого — сценический образ «вечной школьницы» и довольно хрупкое телосложение. 
А вот Хлоя Кардашьян, напротив, в свои 30 выглядит намного старше. Если «поставить» Хлою и Аврил рядом, боюсь, звезда реалити-шоу будет выглядеть, как мама подростка Аврил Лавин.

 

Кристина Агилера и Жизель Бундхен (34 года)

Еще один «враг» молодости – декоративная косметика. Взять хотя бы ровесниц Агилеру и Бундхен. Кристина слишком увлекается макияжем: несколько слоев тона, намного темнее ее натурального цвета лица, накладные ресницы, яркие тени. Топ-модель Жизель придерживается естественного макияжа, поэтому и выглядит на порядок моложе своей ровесницы. 

 

Эмбер Херд и Линдси Лохан (27 лет)

Еще одна звезда – жертва неправильного образа жизни – Линдси Лохан. Увлечение наркотиками и алкоголем привело к тому, что в 27 лет у Линдси появляются пигментные пятна, а цвет лица смотрится нездоровым. В том же возрасте актриса Эмбер Херд выглядит безупречно. 

 

Эмма Стоун и Адель (26 лет)

Объемные прически, яркий макияж, черные наряды вкупе с пышными формами прибавляют 26-летней певице не один лишний год. Тем более это заметно в сравнении с улыбчивой Эммой Стоун, которая выглядит молодежно и ярко. 

 

Эмма Уотсон и Марго Робби (24 года)

Марго отдает предпочтение соблазнительным нарядам и эффектным образам. С именем Марго ассоциируется сексуальность и женственность. Эмма, напротив, всегда делает выбор в пользу классики и естественности. Плюс ее имя вызывает прочную ассоциацию с Гермионой – героиней фильма «Гарри Поттер».

 

Селена Гомес и Кейт Аптон (22 года)

Сложно поверить, что обеим знаменитостям в этом году исполнится 22 года. Конечно, дело не только во внешности. Но и в различном подходе к стилю. Кейт в последнее время выбирает элегантные, но зачастую слишком вычурные образы – высокие прически, начесы, аксессуары… Все это добавляет модели несколько лишних лет. 
Селена, напротив, выбирает девичьи образы. Впрочем, поп-певица, несмотря на усилия последних лет, еще долгое время будет ассоциироваться с каналом «Дисней».

Журнал «ИГРОМАНИЯ»: журнал публикуется и распространяется ежемесячно  издательский дом ООО «Игромедиа».

Аннотация: Крупнейший игровой журнал. Эксклюзивные публикации по компьютерным и консольным хитам. Профессиональный взгляд на игровую индустрию. Многочасовая видеопередача на диске «Видеомания».  Злободневные мнения по самым актуальным для игр вопросам. 16 + 

Журнал «ХАКЕР»: журнал публикуется и распространяется ежемесячно  издательский дом «Гейм Лэнд».

Аннотация: Журнал Хакер рассказывает о компьютерах вообще, программном обеспечении, железе, технологиях, играх и, конечно же, о хакерах. Но на этом все не ограничивается. 16+

Журнал «Computer»: журнал публикуется и распространяется один раз в две недели издатель ЗАО «Издательский дом «Бурда».

Аннотация: Это электронный офф-лайн журнал, в котором Вы найдёте обзоры железа, софта, вэб-мастеринга, утилит, download программ, компьютерных новостей и многое другое. В выпусках журнала размещены следующие разделы:

— Новости;
— Интернет;
— Hardware и техника;

— Software;
— Безопасность.

Издание содержит внутри себя более двух десятков страниц с информацией и графикой, систематизированными по рубрикам. 16+

Журнал «CHIP»: журнал публикуется и распространяется ежемесячно издатель ЗАО «Издательский дом «Бурда».

Аннотация: Журнал о компьютерной технике для профессионалов и опытных пользователей. Приложение на DVD программы, драйверы, утилиты. 

Журнал «Моделист конструктор»: журнал публикуется и распространяется ежемесячно издатель ЗАО «Редакция журнала «Моделист конструктор».

Аннотация: Моделист-конструктор — ежемесячный популярный научно-технический журнал. Издается с 1966 года. Освещает вопросы научно-технического творчества молодежи, рационализаторской работы, конструирования новой любительской техники, деятельности общественных конструкторских бюро, клубов, кружков юных техников и др. 

Журнал «Физкультура и спорт»: журнал публикуется и распространяется ежемесячно издатель ОАО» Первая Образцовая типография» «Филиал Чезовский Печатный Двор».

Аннотация: 92 года  журнал пропагандирует здоровый образ жизни и способы его достижения. Самый популярный из журналов такого рода, он приглашает читателей в мир гармонии души и тела. В этом мире каждый найдет свой собственный путь к совершенствованию. Здесь есть из чего выбирать.

Журнал «Лазурь»: журнал публикуется и распространяется ежемесячно Издательство редакции альманаха «Лазурь» .

Аннотация: здесь вы всегда найдете новости, прочтете об экспедициях и путешествиях в различные уголки нашей планеты, познакомитесь с жизнью православных святых. В каждом номере — рассказы, повести (вы можете стать нашим автором, если пришлете свое произведение!), советы психолога и тесты, сведения о новых книгах по экологии и многое другое. Издание формирует у школьников основы экологического сознания. 12+

Журнал «Бумеранг»: журнал публикуется и распространяется ежемесячно издатель ЗАО «Редакция журнала «Бумеранг» .

Аннотация: Ежемесячный красочный журнал для подростков. Музыка, Видео, Человек, Любовь, Друзья по переписке. 

12+

Журнал «Ровесник»: журнал публикуется и распространяется ежемесячно издатель ЗАО «Ежемесчник «Ровесник» .

Аннотация: Журнал «Ровесник» выходит с июля 1962 года и является первым в России журналом для молодежи. Существовал под эгидой ЦК ВЛКСМ и писал на уникальные в то время темы о рок-музыке, а также о жизни и культуре  западной молодежи.  В настоящий момент «Ровесник» — популярный ежемесячный журнал о музыке, шоу-бизнесе, новинках кино, видео, образовании, отдыхе и развлечениях. 16+

Журнал «Смекалка»: журнал публикуется и распространяется ежемесячно издатель ООО «Корина — Офсет» .

Аннотация: Вашему вниманию предлагается новый научно-популярный журнал «СМЕКАЛКА», целью которого является развитие творческих способностей, прежде всего у учащихся средних общеобразовательных и специальных учебных заведений. Журнал призван служить помощником для школьников как в изучении общеобразовательных предметов, так и в развитии самостоятельного мышления, формировании универсальных знаний по различным научным дисциплинам. В издании представлены познавательные статьи по таким актуальным направлениям, как: математика, физика, химия, биология, экономика и финансы, история цивилизации, музыкальная культура, происхождение географических названий, психология и техника творчества, всемирная история изобретений и др. Кроме того, в каждом номере журнала публикуются задания на смекалку, а также задачи по физике и математике (в т.ч. для подготовки к ЕГЭ) и, конечно же, ответы и решения к ним. 

Журнал «Ромео и Джульетта»: журнал публикуется и распространяется ежемесячно издатель РИЦ «Кассея» .

Аннотация: Романтичный, очень музыкальный, влюбчевый и счастливый молодежный журнал мечтает познакомиться с такими же читателями. Самых романтичных, влюбчивых и музыкальных ждут конкурсы и призы в журнале. 

12+

Журнал «Стильные прически»: журнал публикуется и распространяется ежемесячно ЗАО «ЭДИПРЕСС -КОНЛИГА».

 

Аннотация: «Стильные прически» — ежемесячный практичный журнал для девушек, следящих за своей красотой. Издание представляет большой выбор причесок, советы по уходу за волосами, лицом, телом, рекомендации стилистов и косметологов, интервью и рассказы знаменитостей.

Журнал «Yes»: журнал публикуется и распространяется ежемесячно ООО «Юнайтед Пресс».

Аннотация: Глянцевый журнал для девушек, лидер рынка молодежных изданий. 16+

Знаменитости-ровесники: искусство сохраняться » BigPicture.ru

Возраст на всех сказывается по-разному: у кого-то к 30 годам появляются седые волосы и глубокие морщинки, а кому-то природа и в 50 дарит улыбку и осанку двадцатилетней. Поэтому среди ровесников всегда найдется пара, один из которых будет выглядеть моложе или старше другого. Предлагаем вам сравнительную подборку фотографий знаменитых ровесников.


Спонсор поста: Широкоформатная печать и копирование чертежей А0, А1, А2. Какой бы формат Вы не выбрали, мы сможем его напечатать. При этом гарантируем только качественную широкоформатную печать!
Источник: vev.ru

1. Джейми Ли Кертис и Мадонна (56 лет)

Сравнение этих двух звезд может показаться не совсем корректным (все-таки у них разный образ жизни и разные целевые аудитории), но они могут послужить яркой иллюстрацией того, что стареть можно по-разному. Джейми Ли Кертис, несомненно, выглядит элегантной и ухоженной, принимая себя и свой возраст. В то время как Мадонна всячески стремится «сгладить» возрастные изменения, прибегая к различным бьюти-уловкам и услугам пластических хирургов.

2. Лиза Кудроу и Эль Макферсон (51 год)

Несмотря на то, что звезда сериала «Друзья» навсегда останется в наших сердцах сумасбродной Фиби, нельзя не заметить, что в свои 50 Лиза сильно сдала позиции. Актриса практически не появляется на экране и выглядит уставшей и изнеможенной.

Зато ее ровесница — супермодель Эль Макферсон точно знает секрет молодости и красоты. Впрочем, никакого секрета здесь и нет. Только здоровый образ жизни, полезные привычки и очень рациональное питание.

3. Кортни Лав и Моника Белуччи (50 лет)

Обе знаменитости в этом году отметят свое 50-летие. Однако совершенно очевидно, что бурная молодость Кортни Лав и ее нездоровый образ жизни сказался на внешности певицы не лучшим образом.

Разве можно сейчас поверить, что Лав — ровесница роскошной Белуччи? На фоне блеклой Кортни жгучая итальянка выглядит полной жизни и цвета. Соблазнительная фигура, гладкая кожа, густые блестящие волосы: для многих мужчин 50-летняя Моника остается символом сексуальности и женской привлекательности.

4. Холли Берри и Робин Райт (48 лет)

Бывшая жена Шона Пена — актриса Робин Райт, безусловно, когда-то была весьма привлекательной. У Робин двое взрослых детей, карьера в кино сложилась не столь блестяще, как мечталось. Всё это, возможно, сказалось и на внешности актрисы.

Холли Берри, напротив, сделала успешную карьеру в Голливуде. И совсем недавно стала мамой во второй раз. При этом Холли остается стройной, как и двадцать лет назад. А короткая стрижка с озорной челкой только добавляет актрисе моложавости.

5. Люси Лью и Наоми Уоттс (46 лет)

В свои 46 лет австралийская актриса Наоми Уоттс добилась намного больше, чем ее ровесница Люси Лью. Впрочем, и морщин у Наоми гораздо больше. При всём уважении к этой талантливой актрисе невозможно не заметить, что возраст сказался на ней.

Люси, конечно, повезло: идеальная кожа, здоровый цвет лица и потрясающая фигура. Впрочем, как известно, азиатки чаще выглядят моложе своих европейских ровесниц.

6. Кэтрин Зета-Джонс и Гвен Стефани (45 лет)

Эти знаменитости хоть и ровесницы, но абсолютно отличаются друг от друга. К 45 годам они пришли в разной форме. Кэтрин, видимо, серьезно увлеклась пластической хирургией, и из-за этого лицо актрисы выглядит очень неестественным.

Гвен Стефани, по мнению специалистов, тоже делала пластические операции, хоть и отрицает этот факт. Однако внешность певицы при этом не пострадала, а только выиграла. Уникальный стиль Гвен и умение сочетать яркий макияж и необычные прически также положительно сказываются при восприятии ее образа.

7. Эми Адамс и Хилари Суонк (40 лет)

О том, что не только образ жизни, но и тип лица сказывается на том, как мы выглядим среди своих ровесников, известно всем. Яркий пример тому — актрисы Хилари Суонк и Эми Адамс. У Хилари довольно нестандартное для актрисы лицо: крупный нос и тяжелый подбородок. Поэтому и роли ей чаще достаются «серьезные» и характерные. Совсем иначе воспринимают Эми Адамс. Белоснежная кожа, распахнутые голубые глаза и волосы медового оттенка делают Эми больше похожей на героиню романтической комедии, которой едва исполнилось тридцать.

8. Эванджелин Лили и Нуми Рапас (35 лет)

Еще один пример того, как черты лица могут «состарить» или «омолодить» — это Нуми Рапас и Эванджелин Лили. Как бы великолепно ни выглядела Нуми, на фоне миловидного личика с веснушками Эванджелин она всегда будет казаться старше.

9. Хлоя Кардашьян и Аврил Лавин (29 лет)

Трудно поверить, но любительнице маек с черепами и розовых юбочек Аврил Лавин в этом году исполняется тридцать. Причина этого — сценический образ «вечной школьницы» и довольно хрупкое телосложение.

А вот Хлоя Кардашьян, напротив, в свои 30 выглядит намного старше. Если поставить Хлою и Аврил рядом, боюсь, звезда реалити-шоу будет выглядеть как мама подростка Аврил Лавин.

10. Кристина Агилера и Жизель Бундхен (34 года)

Еще один «враг» молодости — декоративная косметика. Взять хотя бы ровесниц Агилеру и Бундхен. Кристина слишком увлекается макияжем: несколько слоев тона намного темнее ее натурального цвета лица, накладные ресницы, яркие тени. Топ-модель Жизель придерживается естественного макияжа, поэтому и выглядит на порядок моложе своей ровесницы.

11. Эмбер Херд и Линдси Лохан (27 лет)

Еще одна звезда — жертва неправильного образа жизни — Линдси Лохан. Увлечение наркотиками и алкоголем привело к тому, что в 27 лет у Линдси появляются пигментные пятна, а цвет лица смотрится нездоровым. В том же возрасте актриса Эмбер Херд выглядит безупречно.

12. Эмма Стоун и Адель (26 лет)

Объемные прически, яркий макияж, черные наряды вкупе с пышными формами прибавляют 26-летней певице не один лишний год. Тем более это заметно в сравнении с улыбчивой Эммой Стоун, которая выглядит молодежно и ярко.

13. Эмма Уотсон и Марго Робби (24 года)

Марго отдает предпочтение соблазнительным нарядам и эффектным образам. С именем Марго ассоциируется сексуальность и женственность. Эмма, напротив, всегда делает выбор в пользу классики и естественности. Плюс ее имя вызывает прочную ассоциацию с Гермионой — героиней фильмов о Гарри Поттере.

14. Селена Гомес и Кейт Аптон (22 года)

Сложно поверить, что обеим знаменитостям в этом году исполнится 22 года. Конечно, дело не только во внешности, но и в различном подходе к стилю. Кейт в последнее время выбирает элегантные, но зачастую слишком вычурные образы — высокие прически, начесы, аксессуары… Всё это добавляет модели несколько лишних лет.

Селена, напротив, выбирает девичьи образы. Впрочем, поп-певица, несмотря на усилия последних лет, еще долгое время будет ассоциироваться с каналом «Дисней».

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

ПРЕССОВАННЫЕ КОРНИ — Coeval StudioCoeval Studio

Краткое описание

Местоположение: Даллас, Техас
Программа: 1422 SF

 

Флагманский магазин Pressed Roots, созданный на основе услуг по уходу за волосами с высокой текстурой, стремится стать пространством, которое обеспечивает повышенный опыт, сосредоточенный на его основной услуге. Идея заключалась в том, чтобы вывести на передний план нетрадиционную концепцию салона и создать для него игривую среду.

Подход

Мы стремились оставить большую часть пространства открытым, чтобы улучшить видимость и взаимодействие между отдельными зонами. Потолок с открытой структурой разбит жесткими потолочными объемами, которые закрепляют программные элементы ниже. В то время как формы и объемы изящны и просты, материалы привносят разнообразие в текстуру и цвет.Мы хотели, чтобы каждая стена служила элегантным фоном для личного цифрового контента стилиста и клиента, сохраняя при этом тепло, комфорт и эксклюзивность салона высокого класса.

Результат

Пространство было запрограммировано как открытая планировка, с десятью салонными стульями, окружающими остров в центре. Розовые зеркала с порошковым покрытием подвешены спиной к спине напротив каждого стула над общим островом из натурального окрашенного дерева.С одной стороны сиденья вырезаны из трех цилиндрических форм, а с другой — полное окно витрины позволяет естественному дневному свету подчеркивать текстурные детали повсюду. Окрашенные бетонные полы и оштукатуренные стены того же розового оттенка обволакивают пространство, а вертикальные деревянные планки создают визуальное облегчение в зоне ожидания и на стойке регистрации. Наконец, инсталляции из пампасной травы и сухой растительности создают естественное прикосновение и создают привлекательное и кинетическое пространство.

корневищ: выпуск 29: Даниэль Колуччелло Барбер

Выпуск 29 (2016) » https://doi.орг/10.20415/rhiz/029.e10


Сотворение небытия

Даниэль Колуччелло Барбер

ПДФ

Античернота действует аксиоматически. Это так, при по крайней мере, поскольку мы говорим о том, что Фрэнк Б. Уилдерсон, III, назвал « мире» (Wilderson 2003: 234). Целью этого эссе является рассмотреть последствия этой аксиоматической операции для некоторых довольно классические термины континентальной философии, такие как бытие, аналогия, общение, возможность и знание.Такие термины являются средством, с помощью которого мир претендует на согласованность; они образуют грамматическую основу, структурное состояние мира. Если «беспричинное насилие» против черноты простирается до самой «грамматики» мира (Wilderson 2010: 38, 131), 90 036, то вышеупомянутые термины далеко не обеспечивают отступления в «метафизическую» область, не затронутую исторические и материальные — служат точками артикуляции антагонизма в сторону анти-черноты. На самом деле безвозмездность такого насилия — его несводимость к целевому смыслу — влечет за собой отказ от когерентного основания что эти самые термины претендуют на поставку.Это означает, что существо — или возможность его — обосновывается не своей связностью, а инсценировка власти, инсценированная насилием против черных. Сила предшествует грамматической земля.

Анализ подходов современного капитализма, проведенный Маурицио Лаззарато анти-чернота, проанализированная Уилдерсоном. Лаззарато утверждает, что капитализм не основывается ни на какой последовательной экономической науке, а является актом власть делать должниками существ. Именно благодаря этому акценту на власти он связывает якобы светский капитализм с теологической структурой Христианство, то есть существо, которое действует безвозмездно или безосновательно.Все же Я утверждаю, что Лаззарато в конечном итоге предотвращает столкновение с анти-чернотой. опираясь на связность, заложенную в «человеке-должнике» (Lazzarato 2012: 8). Я развиваю этот аргумент, опираясь на концепцию Жиля Делёза о «различии». в себе» (Делез 1994: 36-89). Эта концепция, насколько я понимаю, предполагаемой когерентности бытия посредством логически предшествующей дифференциальности, которая выражается как небытие. Существенной для этого аргумента является задача артикулируя такое небытие без обращения к утверждению мира.

Небытие: Делёз против утверждения

Философия Делёза стала ассоциироваться с привычками утверждения, где «привычки» указывают на практику или действия, с помощью которых реальность эмпирически и экспериментально разыгрывается. Эта ассоциация может быть связывают с обращением Делёза к таким понятиям, как ризома, которая кажется, выступает за переполненное, эмерджентное, множественное движение, превосходящее все границы. В таком ландшафте текучести и текучести понятие Делёза о творение тогда становится связанным с утверждением альтернативных возможностей.Эту ассоциацию также можно объяснить строгим отказом Делёза от существо негатива. Он утверждает, что отрицательное бытие не играет никакой роли в определение реальности, что она на самом деле является иллюзией, скрывающей сила дифференциальной имманентности. Учитывая важность этого утверждения, любой ассоциация мысли Делёза с привычками утверждения должна была бы зависеть на следующее утверждение: отказ от отрицательного бытия влечет за собой отказ от привычки негатива в пользу привычки утверждения.

Однако смешивать отказ от негативное бытие с отказом от негативных привычек. Призыв к привычкам утверждение теоретически неправомерно: если все привычки реальны и если реальность не имеет отрицательного бытия, то все привычки — именно потому, что они реальный — не связан с отрицательным существом; реальность, к которой привыкают, независимо от того, характеризуется ли это привыкание как утвердительное или отрицательное — не имеет отрицательного бытия. Если призыв к привычке утверждения следовательно, не вытекает из отказа Делёза от негативного бытия, то откуда возникает этот звонок? Если привычки утверждения императивны, то откуда влечет ли эта императивность свой мандат? Чтобы начать отвечать на эти вопросы, необходимо рассмотреть способы, которыми привычки утверждения логически непротиворечивы — и в конечном счете политически замешаны — с современным конъюнктура капитализма.

Эта конъюнктура, по-разному описанная в понятия «поздний капитализм», «постфордизм» или «коммуникативный капитализм». отмечено утверждением мобильности, инноваций, текучести, возможностей и креативность. Делёз проанализировал эту конъюнктуру с точки зрения обществ контроля, которые он отличался от дисциплинарных обществ. Контроль устанавливает господство не установлением заранее жестких границ, а своего рода бесконечное поощрение или мотивированная вседозволенность: контроль устанавливает и расширяет себя, устанавливая и расширяя возможности общения.Доминирование «больше не действует [s], ограничивая людей, а посредством постоянного контроля и мгновенное общение» (Делез 1997: 174). В то время как дисциплина называет запрет на чрезмерную мобильность и инновации, контроль имен «модуляция» возможностей, заложенных в такой мобильности и инновациях (Делез 1997: 179).

При контроле доминирование остается не вопреки и не во оппозиция, а именно как возможность, которая модулируется через коммуникабельность, которая становится все более текучим и восприимчивым в своем слушании, чтобы быть еще более инновационным в своем наблюдение. Следуя Делезовскому анализу контроля, привычка к утверждению — множественная возможности или возможности быть-иначе-не сопротивляются, но на самом деле представляет собой модуляцию управления. Контроль отмечен « бесконечной отсрочкой » (Делез 1997: 179), что означает, что будущее — как то, что порывает с настоящим — никогда не происходит. Настоящее продлевается в будущее, и поэтому будущее становится модуляция настоящего; существенная несоизмеримость между настоящим и будущее остается немыслимым. Учитывая анализ Делёза, не случайно он все чаще экспериментировал с привычками негатив. В своей последней книге Что такое Философия? — написано в соавторстве с Феликсом Гваттари и опубликовано через год. его анализ управления — можно наблюдать, например, его внимательность к «стыд» (Делез и Гваттари 1996: 107), который был мотивирован его прочтением Примо Леви, или его указание на согласие с негативной диалектикой Теодора Адорно.

В той же книге можно найти полемику против коммуникации и сопутствующее позиционирование творения как отличного и несоизмеримого с коммуникативным. Проще говоря, Делез повышенное внимание к контролю, или общению, прямо соответствует его повышенное внимание к негативу — не как к бытию, а как к переживанию и эксперименту, как привычка. Таким образом, дело не только в том, что отказ Делёза от негативного бытия не может можно смешивать с привычками утверждения, это также то, что Делёз, когда внимание к контролю, попытки артикулировать привычки негатива . Что такое Философия? завершается артикуляцией хаоса, не мысль, позволяющая творить: философия должна достичь «существенного отношение к «Нет», которое ее касается»; философия «не нуждается в «Нет» как начало или как конец, в котором [это] будет призвано исчезнуть реализуясь, но в каждый момент [его] становления или [его] развития» (Делез и Гваттари 1996: 218).

Таким образом, творение, названное философией Делёза, находится в имманентность с Нет, и именно эта имманентность Нетворения начинает артикулировать антагонизм по отношению к общению: «Творчество всегда было чем-то отличается от общения» (Делез 1997: 175). Это расхождение между коммуникация и Нет творения полны, существенны и неисправимы. Там нет возможности эмансипирующего общения, нет и утвердительного основа для созидания — ибо основа — общение.Нечего утверждать, и поэтому творение имманентно отрицательности не-: «Ключевое может создавать вакуоли некоммуникации» (Делез 1997: 175).

Реальность небытия

Мой аргумент, опираясь на Делёза, состоит в том, что логика возможность на самом деле служит для модулирующего воспроизведения античерной грамматики мир. Творение, определяемое как разрыв с ныне данным миром, не Возможность. Это скорее имманентно аксиоматическому нет такой возможности, с привычками к негативу.

Этот тезис касается ключевой проблемы, вытекающей из Афро-пессимистический анализ анти-черноты: если чернота стоит как внутри габитус современности, как организующий принцип, и без этого габитуса, как вечно изгнанная субъективность, то сама артикуляция черноты казалось бы, зависит от такого габитуса и воспроизводит его. Другими словами, как , являющееся — внутри, так и , являющееся — снаружи, являются возможностями, управляемыми господствующей силой современности. позиционирование черноты.Артикуляция черноты на самом деле связана с этим проблематичным, поскольку человек остается в рамках привычек утверждения. Другими словами, презумпция утверждения совпадает с воспроизведение габитуса современности: того, что в настоящее время доступно для утверждение уже управляется современностью и ее артикуляцией черноты, и таким образом привычки утверждения неизбежно участвуют и воспроизводят двойная связь, в которой современность позиционирует черноту.

Против такого воспроизведения необходимо настаивать на привычки негатива.Такая настойчивость тотальна: поскольку именно утверждение как такового влечет за собой участие в бытие здесь индексируется современностью, даже капелька утверждения смягчает сила, вызванная негативом. Таким образом, сила творения находится целиком и по существу на стороне негатива — и вовсе не на стороне утверждения. В то же время обращение к такой силе фактически влечет за собой категорический отказ от привычек самоутверждения; утверждение не называет или поддерживает, а, наоборот, отрицает силу созидания.Учитывая двойная связь, в которую современность помещает черноту, это означает, что отрицательность не-в силу его имманентности силе творения, обозначает черноту как силу небытия, как то, в чем нет нужды, и на самом деле против — опора на утвердительное.

Остается наметить артикуляцию этого имманентность творения и небытия, то есть теоретически выразить, как неуклонное настаивание на негативных привычках может быть как отказом от утверждение и осуществление власти.Это требует возврата к Делёзу. Мысль с помощью некоторых вопросов: как могут негативные привычки, артикулированные через Настойчивость Делёза в отношении не-, обретает теоретическую согласованность с его концептуальный отказ от негативного бытия? Если отрицается отрицательное бытие, то в какой смысл может быть настаивать на не?

Делёз утверждает, что «бытие есть само различие. тоже небытие, но небытие не есть будучи отрицательным . . . небытие есть Различие» (Делёз 1994: 76-77).Отсюда ясно, что отрицательное бытие отвергается в силу различия ; главное это разница в себе. Следовательно, различие артикулируется не как утверждение утвердительное бытие, ни даже как утверждение бытия как такового. На напротив, различие артикулируется как «небытие»: отрицание как отвергается, но оно отвергается в пользу не -бытие. Разница предшествует оба положительные и отрицательные бытия, тем самым вытесняя их диалектическое или конфликтное отношение.В другом словами, различие не между противоположными существами, а само по себе, автономное от и предшествующий каждому существу или вещи; разница реальная, но именно как материя не -бытие. Его реальность не бытие вещи, это нет -вещь.

Такое теоретизирование позволяет разъединить творение (как сила небытия или ничто) из утверждения (как возможности бытия). Разница, или небытие, отмечает реальную силу творения, которая вне и несоизмерима с, быть.В силу этой неаналогичности небытия бытию творение артикулируется как сила, проистекающая из негативности, а вовсе не из утверждение: утверждение говорится о бытии и его возможности, тогда как о творении говорится о небытии. Привычки негатива, которые противодействуют каждому (положительно или отрицательно описываемые) существа или существа как таковые, таким образом, являются ровесниками настаивая на реальной силе небытия.

Этот аргумент можно использовать для разрешения напряженности между Афро-пессимистический акцент на неразрешимом негативе и заботе о черном Оптимизм, чтобы подчеркнуть силу, названную чернотой: в то время как акцент первого негативности распространяется на привычки утверждения как таковые, эта негативность имманентно включает — и, таким образом, не отказывается от — настаивания на силе творчество.Следовательно, Black Op стремится говорить о силе черноты. может быть полностью удовлетворен в пространстве негативности или социальной смерти, на на чем настаивает афро-пессимизм. Такое удовлетворение не требует обращения за помощью к квалификации, которая смягчала бы негативность этого пространства, На напротив, сила имманентна удвоенной негативности или негативности по отношению к как бытие, так и утверждение возможности бытия-иначе.

Тем не менее, даже если философские усилия Делёза могут быть развернуты путем и для артикуляции афро-пессимистских утверждений, эти утверждения головокружительно усиливают делёзовское теоретизирование небытия: Делёз теоретизирует небытие с точки зрения «головокружения» имманентности (Делез и Гваттари 1996: 48), однако чернота есть исторический, материальный опыт такого головокружения.Рисунок относительно различения, проведенного Уилдерсоном, это означает, что для Делёза небытие является «субъективным головокружением», или головокружением в который мысль Делёза делает вход, в то время как чернота переживается как «объективное головокружение», означающее, что головокружение — исторически или материально — всегда уже есть (Wilderson 2011: 3). Имманентность, или головокружение небытия, остается объектом для мысли о Делёз; чернота есть исторически или материально объективная реальность небытия — сама реальность головокружения имманентность.Следовательно, мыслить небытие согласно черноте влечет за собой прочтение теоретической артикуляции Делёза в терминах операций какая историческая, материальная власть разыгрывается.

Долг, власть и христианство

Центральным элементом контроля является долг. Как замечает Делёз, «А. человек больше не человек взаперти, а человек в долгах» (Делез 1997: 179). человека-должника — это бесконечная отсрочка, ибо кредитор-должник Отношение устанавливает условия в настоящем для будущего этого отношения.Иначе Иными словами, отношение между настоящим и будущим ограничивается отношением между кредитором и должником: иметь кредит — значит иметь будущее как настоящее кредитор; иметь долг — значит иметь будущее в качестве настоящего должника. Будущее настоящее, или будущее — это то, что дается человеку, чтобы расплатиться с долг настоящего времени. В таком отношении будущее бесконечно откладывается в то время как настоящее остается, сохраняется, как кредит и долг. Любой негатив в отношении настоящее исключается, и поэтому будущее никогда не создается .

Еще Делёзовский анализ контроля и, следовательно, долга находится в зачаточном состоянии. За это причине, будет полезно обратиться к аргументам, изложенным в последний текст, Создание долга «Человек », который предлагает исчерпывающее развитие идей Делёза. анализ. Полезность этого текста обусловлена, кроме того, тем, что Лаззарато, в отличие от многих, кто работает в духе Делёза, склонен избегать зависимость от неустранимого избытка бытия, который, как предполагается, преодолевает пределы настоящего.Вместо того, чтобы относиться к мысли Делёза как к показателю неутомимая, конститутивная сила бытия, что гарантирует политическую возможность, Лаззарато заботится о путях в какой контроль исключил таких возможность. Таким образом, Лаззарато, пожалуй, лучший кандидат на роль иллюстрируя делезианскую мысль без презумпции утверждения.

Лаззарато представляет человека-должника как субъективное территории аппарата управления коммуникативного капитализма, и при этом развивается некоторые из центральных утверждений Делёза.Например, он наблюдает, как долг «упреждает нехронологическое время, будущее каждого человека, а также будущее общества в целом», и утверждает, что долг является «главным объяснением странное ощущение жизни в обществе без времени, без возможности, без предвидимого разрыва» (Lazzarato 2012: 46-47). Кроме того, он подтверждает этот долг знаменует появление способности капитализма сделать бытием как таковым и, таким образом, создать будущее: власть капитализма, как и мир, который он стремится захватить и контролировать, всегда в процессе изготовления » (Лаззарато 2012: 107).

Лаззарато предлагает ключевой шаг вперед в отношении Делёза своим акцентом на упомянутой бытийной способности капитализма. В частности, он настаивает на том, что долг не является научной необходимостью, а проистекает из автономные экономические законы, а скорее продукт степени . Долг относится к осуществлению власти, и как таковой он создает существ, которые логически предшествуют — и, таким образом, не достигают своей связности через — любую экономическую науку. «Измерение, оценка и оценка» — средства, с помощью которых долг выражается и конструируется — «все они возникают из вопрос о власти, прежде чем возникнет вопрос об экономике» (Lazzarato 2012: 80).Именно в силу центральной роли власти в его анализе Лаззарато предлагает дополнительный аванс: утверждение, что внимание к долговым отношениям неотделимо от внимания к христианскому отношению. Власть под вопросом, Лаззарато, в котором «источником оценки и измерения являются одновременно религиозный и политический» (Lazzarato 2012: 81).

Теория Лаззарато о капитализме как о силе сделать долговыми отношениями, а не как светская наука, регулирующая это отношение, побуждает его вводить и подчеркивать христианская валентность «долговых обязательств» (Lazzarato 2012: 40-41).Он утверждает то, что делает долговое отношение устойчивым (как необходимое, если не достаточное, условие) является обязательством, и теоретизирование этого обязательства требует обращая внимание на христианский характер долга. Бытие осуществляется через установление отношений кредитор-должник, но существенным для этих отношений является установление обязательства, а обязательство, утверждает Лаззарато, установлен христианством (от которого его наследует капитализм). Проще говоря, создание существ через долг осуществляется через обязательство, которое делается через христианство.Именно в этом духе он утверждает, что мы сейчас «в долгу перед «божественным» капиталом» (Lazzarato 2012: 32). Анализ Лаззарато долговое отношение тем самым демонстрирует, что сила, с помощью которой капитализм производит бытие связано с силой, названной христианством. Капиталистическая власть должна затем анализировать в его нераздельности с христианской силой и таким образом, чтобы обращает внимание на негативность небытия по отношению к бытию.

Асимметрия как аналогия

Один из способов решения этой задачи — рассматривать долг как наследство, то есть думать о наследовании христианского долга капитализм, и при этом думать, как емкость из существо унаследовано капитализм от христианства.Мы наследуем долг, а долг требует, чтобы наши Будущее будет унаследовано — раньше времени — как долг, принятый в настоящем. Но дело не только в том, что долг есть унаследовано, это также то, что долг составляет его наследники как нечто , как существа, аналогично принадлежащие «мы». Обратите внимание, например, на коллективное первое лицо утверждения Лаззарато: «Мы уже не наследники первородного греха, а скорее долг предшествующих поколения» (Lazzarato 2012: 32). Кто «мы» ?

Это посредством этого вопроса начинаешь сталкиваться с пределом анализ, к которому я обращусь в логическом регистре, прежде чем вернуться к явные исторические следы наследства, которое он отслеживает.Этот предел, логически говоря , находится в центре внимания Лаззарато. по асимметрии. Он ясно наблюдает несправедливость долговых отношений, артикулируя глубокая асимметрия между кредитором и должником. Пока это наблюдение не неверно, подход, к которому он принадлежит, игнорирует способы, которыми асимметрия остается внутри бытия. Для того чтобы одна вещь, которую следует сообщать как асимметричную или непропорциональную другое дело, эти вещи должны быть аналогичны друг другу, обладая минимальная степень сходства или общности.Поэтому кредитор и должник, несмотря на крайность своей асимметрии, остаются аналогичными друг другу как существ.

Это означает, что отношение долга действует как область аналогичного бытия, и что Лаззарато, предполагая и оставляя на месте эту область, не в состоянии столкнуться с негативностью небытия. В то время как асимметрия предполагает общность и отношение по аналогии сущего, небытие именует то, что не является бытием и, следовательно, не имеет аналогового отношения к бытию (вещам): что-то и нет ничего не асимметричного, а несоизмеримого.Критика Лаззарато долг, фокусируясь на асимметрии, игнорирует это отсутствие аналогии между (будь то положительное или отрицательное, кредитор или должник) и небытие, и поэтому оно может составляют лишь модуляцию бытия, то есть модуляцию мы .

Возвращение к истории христианско-капиталистического наследия Лаззарато, я утверждаю, что это модуляция проявляется как кажущаяся трансмутация внутри «мы»: мы были когда-то наследники первородного греха, тогда как нас сейчас наследники долга.Тем не менее сохраняется более глубокая преемственность, ибо пока мы разные, это мы у кого есть претерпели — и пережили — разрыв: мы все еще мы. Ранее мы унаследовал первородный грех, тогда как теперь мы наследуем долг, но мы все еще те, кто наследовать — и в силу этого наследуемого или наследующего-бытия мы нечто . Мы есть мы, и мы остаемся нами, через любое очевидное несоответствие христианства и капитализма, потому что то, что остается неизменной способность наследовать.Такое наследование не так счастлив, конечно, потому что унаследовать грех или унаследовать долг значит эксплуатироваться Богом или капиталом. Тем не менее, эта структура эксплуатации сохраняет аналогию между эксплуататорами и эксплуатируемыми: нас эксплуатируют, но именно благодаря этому эксплуатация, это наследство долга, мы все еще знаем себя как мы.

В этом смысле мы называем унаследованную способность быть чем-то, или способность наследовать бытие. В конечном итоге наследуется не столько долг, сколько этот емкость : долг, который эксплуатирует, есть долг, который дает бытие, который дает способность быть по аналогии с другими существами, и таким образом, чтобы участвовать или общаться как мы .Сформулировать наследование долга прежде всего с точки зрения его асимметрии или эксплуатация, таким образом, заключается в том, чтобы скрыть тот факт, что наследуемость или способность наследовать, является общим или сообщаемым существом, лежащим в основе всякой асимметрии. Это сказать, что Лаззарато сосредотачивает свой анализ на конфликтных отношениях между существами анти-черный мир и, таким образом, не может решить более существенный антагонизм между чернотой и миром. Лаззарато остается внутри бытия наследования или внутри мы, которое лежит в основе и гарантирует «согласованность» (Hartman and Wilderson 2003: 187) асимметричного отношения, тогда как любой разрыв с настоящим должно быть артикулировано согласно черноте, которая есть без отношения .

Разрыв, таким образом, должен быть артикулирован согласно ненаследственности черноты. Для Лаццарато, однако, чернота остается в «положении немыслимого» (Hartman and Wilderson 2003: 185), и именно потому, что он придерживается универсализируемый горизонт «мы». «Каждый является «должником», ответственным перед а раньше виноват. Капитал стал Великим Кредитором, Всеобщим Кредитор» (Lazzarato 2012: 11). Однако ясно, что это те, кто не участвует в «мы» должника. Логически до господства, артикулированного через асимметричные отношения мы (наследство долга), есть господство, артикулированное как небытие: проклятые земли» делать не наследовать.

Анти-чернота должника

Это основной лимит счета Лаззарато. как неспособность проанализировать способы господства капитализма состоит из господства анти-черноты. Делая это заявление, я следуя аргументу Уилдерсона о том, что «привилегированный субъект марксистской дискурс — это подчиненный, к которому приближается переменный капитал — заработная плата.В Другими словами, марксизм предполагает субалтерн, структурированный капиталом, а не белыми превосходство» (Wilderson 2003: 225). Он утверждает, что существенным пределом марксизма является его теоретизирование капитализма с точки зрения « эксплуатации (а не накопление и смерть)» (Wilderson 2003: 234). Таким образом, марксизм начинается и остается внутри бытия белизны, бытия, связность которого основывается на отрицании того факта, что капитал «был инициирован приближение к конкретному телу (черному телу) с непосредственными силовыми отношениями, не подходя к телу Уайта с переменным капиталом» (Wilderson 2003: 230).

Должность рабочего, в силу своей отличается от положения раба, утверждает способность к аналогии отношение — даже среди эксплуатации — к эксплуататору. Эксплуатируемые и эксплуататоры, несмотря на их асимметрию, разделяют существо, созданное посредством отрицание черноты, которая позиционируется как рабская; работник обладает аналогичное отношение к хозяину, которого у раба нет. Предполагать, что положение раба можно сравнить с положением рабочего, т.е. способность последнего аналогична способности первого, которая не имеет аналогов.это предположить аналогию между тем, что может быть аналогом, и тем, что не является : «уловка аналогии» (Уилдерсон 2010: 37).

Это означает также, что не может быть и речи о пересечение отдельных, но равных сфер класса и античерного расизма, гораздо меньше учетной записи, которая использует анти-черноту как средство продолжения к якобы существенному антагонизму классов. Против таких аккаунтов Уилдерсон замечает, что внутри них «расизм как бы считывается с основания, как производное от политической экономии» (Wilderson 2003: 225).На напротив, существенным является античерный расизм или несоизмеримость между небытием и бытием: деление на классы касается отношений между сопоставимые термины (владелец и работник), которые, несмотря на их конфликтность или эксплуататорские, предполагают обычное существо, существо, создание и создание которого последовательный — основан на ( отрицании г) реальное небытие раба.

Все это говорит о том, что античерная расовая онтология является состояние возможность для Марксистское требование — центральное в собственной версии автономистского марксизма Лаззарато — для является свободным от эксплуатации.Так как Кристина Шарп замечает: «Юридическое пленение африканцев и их потомков было центральное место в кодификации прав и свобод для тех, юридически признаны белыми и их юридически белыми потомками. То есть, свободы для тех людей, которых считают белыми, производились и производятся посредством чужое тело на законных основаниях и иным образом заставляют носить несвободу и служить заполнитель для доступа к свободам, которые запрещены черному субъекту» (Шарп 2010: 15). Бытие свободы, или артикуляция свободного бытия – то есть самое связующее звено между бытием и свобода — основана на отрицании черноты или небытия.Это случае даже (или особенно), когда свобода выражается как возможность , ибо такая возможность — относящаяся только к тому, что уже возник как бытие — не может артикулировать то, что это появление отрицает. Как отмечает Саидия В. Хартман, «язык свободы больше не становится тем, что спасает раба от его или ее прежнего состояния, но место повторной разработки этого состояния» (Hartman and Wilderson 2003: 185).

Свобода называет модулирующие, мутационные возможности существо (я).Марксистский дискурс, каким бы новаторским он ни был, обращается к свободным существам или существо свободы. Оставляет немыслимое небытие, реальность которого есть логически предшествует всему бытию и, следовательно, всем возможностям бытия. Это для по этой причине объяснение капитализма Лаззарато с точки зрения долга, в то время как чрезвычайно новаторская форма современного марксизма, до сих пор не в состоянии артикулировать сущностный антагонизм небытия. Когда Лаззарато говорит о человеке-должнике, о «мы» долгового наследования, он говоря о том положении, которое марксизм приписывает рабочему, — вместо отношение капитала к труду у Лаззарато есть отношение кредита к долгу. Долг новаторски переопределяет смысл работы, но не меняет позиционность работника, которая остается как позиция должника. Его критика развивается в силу связи — лишенной долга — между бытием и свободу, ни разу не сформулировав, что сама возможность этой связи основана на отрицании небытия, на создание черноты как того, что лишено возможности быть свободным. Таким образом, Лаззарато не обращает внимания на то, как существо рабочего, теперь должник, становится заметным, выделяясь на фоне (черная) плоть.

Накопление, время и относительная отрицательность

Встреча между Лаззарато и Уилдерсоном интерес, поскольку показывает, что даже новаторский и глубоко критический марксизм, реагируя на современное лишение права выкупа будущего (или на относительную негативность в нем), остается замешаны в борьбе с чернотой. Это можно уточнить, обратившись к способы, которыми Лаззарато, рассматривая капитализм как вопрос власти, скорее чем научная экономия, на самом деле кажется, что требует внимания к анти-черноте, которой он, тем не менее, избегает.Другими словами, дать аналитическому приоритету насилия власти над экономикой. Рациональность, как это делает Лаззарато, состоит в том, чтобы начать теоретизировать конститутивное насилие капитализма, т. е. беспричинное насилие, которое Уилдерсон относит к рабству (Wilderson 2010: 38).

Эта динамика особенно очевидна в кажущейся конвергенции между анализ примитивного (или «первоначального») накопления и аргумент Уилдерсона что положение раба сохраняется в современном капитализме.Для Лаззарато сила, которая действует в отношениях кредитор-должник, даже если она сейчас своеобразно проявляется — не просто современен. Напротив, он утверждает что капитализм всегда был материя силы, несводимой к экономической структуре, от ее начала до ее бесконечное настоящее, и что это происходит потому, что накопление никогда не бывает просто примитивный. Что получает приведение как Первоначальное накопление на самом деле есть то, что никогда не прекращается : «Первоначальное накопление капитала всегда одновременно с его расширением; накопление не является историческим этапом, но вечно обновляющаяся действительность» (Lazzarato 2012: 43). В Другими словами, капитализм — это способность к накоплению, и с ним следует обращаться как с таким, без каких-либо различий в развитии между примитивными и современными накопления.

Отказ Лаззарато соблюдать такой план развития различие связано с тем, что я назвал относительной негативностью. То настоящее, определяемое контролем, скорее исключает, чем развивает возможности будущего. Столкнувшись с такой потерей права выкупа, ориентированный марксизм с его тенденцией к посредническому или гегемонистскому продвижению. при сильном стрессе.Его акцент на утверждении, который гарантирует исторически прогрессивное развитие, ставится под сомнение современным выкуп будущего. В отличие от этого подхода, Лаззарато занимает относительная отрицательность: он отказывается от различия (между примитивным и современное накопление), на котором зиждется утверждение прогресса. В процессе таким образом, он допускает теоретизирование лишения права выкупа возможности: если утвердительное основание (от которого зависит прогресс) отклоняется, то обращение взыскания прогресса в будущее перестает быть необъяснимым.

Пример утвердительного основания, которое Лаззарато отказов обеспечивается онтологическим переописанием труда Антонио Негри. власть. Для Негри возможность будущего никогда не может быть полностью исключается, потому что приоритет труда над капиталом онтологичен. Рабочая сила, как бы ни эксплуатировался, принадлежит «конституирующей» силе бытия и тем самым зиждется на неустранимой утвердительной основе. Вдоль В этих строках акцент Лаззарато на долге, а не на труде, может быть понимается как попытка артикулировать субъективность без утвердительного основе, субъективность, к которой не может получить доступ гарантии, предоставляемые труду его предполагаемым онтологическим приоритетом.

Тем не менее, негативность Лаззарато остается просто относительной; он не подходит к негативность небытия. Еще раз, это особенно поразительно, поскольку его отказ рассказать развитие от первоначального накопления к современному должно заставить его столкнуться с анти-чернотой, в которой капитализм был всегда уже включен в — задолго до более позднего развития реального подчинения. Другими словами, если накопление капитала столь же примитивно поскольку оно современное, то условия, характеризующие первое, а именно рабская основа капитализма — остаются необходимыми для установления настоящее время.Лаззарато формулирует современность капитализма. Таким образом, «первоначальное накопление» влечет за собой современность анти-черноты.

И все же он держится в стороне от сути капитализма — этого то есть от небытия, отмеченного античерностью (социальной смертью раба). Просто положить, Лаззарато собственный анализ временность капиталистического накопления должна привести его, например, к артикуляция «времени рабства»: темпоральность, которая « отрицает интуицию здравого смысла о времени как непрерывности или прогрессии », и делает это в силу настаивая на том, что «тогда и сейчас сосуществуют; мы ровесники мертвых» (Hartman 2002: 759; выделено мной).Стремясь избежать этого негатива, Лаззарато утверждает иное «мы» — не «мы», «ровесники мертвых», небытию, а скорее долговое «мы», которое продолжает предполагать способность быть.

Логика наследования

Эта способность бытия структурирована логикой наследования. Лаззарато, несмотря на его окончательный сговор с такой капацитацией, уже уловил эту логику, когда заметил некую неделимость христианской власти и капиталистической власти.Тем не менее его анализ наследственности (с точки зрения долг) уклоняется от встречи с сущностью власти, которую осуществляет наследование: власть проклинать небытие. Эта логика наследования это логика современного мира; современное или данное в настоящее время дается именно как наследство. Такое утверждение противоречит пониманию современный мир как секулярный, т. е. как отделенный, в вытеснении исторически предшествующий период христианства. В тем самым он подчеркивает конститутивное насилие светского.

Существенным для светского является отказ от собственного насилие, которое достигается путем отнесения такого насилия к области религия, отброшенная в прошлое. Беспричинное насилие светского античерность превосходит самоопределение светского, но этот избыток отгорожены, лишены современного вида, поскольку светские угощения насилие как вопрос религии, которую оно претендует заменить в принципе и неизбежно выходить за пределы практики. Настаивать на наследстве Таким образом, христианство светским капитализмом означает отказ от любой операции, посредством которой насилие секулярного, обозначенное через христианство как (а) являющееся тем, что беспричинно проклинает — дезавуируется.Это настаивать на том, что проклятие сохраняется в якобы отличной светской структуре.

Таким образом, логика наследования отвергает любой нарратив согласно к которому мирское отделяется и тем самым выходит за пределы христианского. Однако отказаться от этого разделения не значит свести капиталистическую власть к христианской. власть — как если бы капитализм был просто замаскированным христианством. И это не для понимать анти-черноту светского капитализма как сводимую к — и, таким образом, как уловка для — способа господства, установленного христианством.На напротив, среди неделимости наследства имеется качественная интенсификация насилия.

Другими словами, так же, как логика наследования отслеживает светское «назад» в христианское, поэтому оно следует за христианским «вперед» в светское. На это последнее частично указывает утверждение Льюиса Р. Гордона. это христианское существо было унаследовано или передано как анти-черное существо: «Th [e] проблематика черноты симбиотически связана с миром, в котором Христианский мир превратился в Европу, где германское и средиземноморское Христиане превратились в белых… чернота имеет основополагающее значение для формирование европейского модерна как такового, который мнит себя законным и чист благодаря очищению от тьмы» (Гордон 2013: 728-9). качественная интенсификация, о которой идет речь в этом переходе от христианского к светскому можно сформулировать посредством перехода от (христианского) позиционирования Евреи и мусульмане к (светскому) позиционированию черноты.

Христианство подчинило иудеев и мусульман, имевших «неправильное религии», к выбору между обращением и смертью.Важно, неправильная-религия одновременно была расизирована: христианская религия получила название по-человечески, и, таким образом, иметь неправильную религию также означало быть на сторона человека расы . Мало того, что светский мир наследует христианский религиозно-расовый дискурс, он также усиливает этот дискурс как античерный: евреи и мусульмане из-за их обладающие религией, позиционировались как способные (теоретически) преобразовать в полное человечество, названное христианство и тем самым сохранило минимум человечности; черных, однако были лишены возможности человечества.Другими словами, когда евреи и Мусульмане были прокляты христианством, они были прокляты как возможных людей — людей, которым не хватило актуализации полной человечество (христианское существо), но тем не менее люди. В светском капитализме на с другой стороны, формой актуализации является уже не христианское бытие, а более обобщенное человеческое существо — такое, которому отказано в черноте, в положении ведомого, как такового . Проклятие Таким образом, христианская власть наследуется и качественно усиливается через позиционирование светской властью черноты как того, что отрицается даже возможность человека.

Этот проход «вперед», а качественная интенсификация, не привела к тому, что христианство осталось позади. На напротив, светская античерная расизация могла быть «задним числом». применяется христианством к подданным своего господства. Это очевидно, ибо Например, в случае с мориско (мусульмане, крестившиеся как часть их принудительного обращение в христианство). Как отмечает Рамон Гросфогель, «Несмотря на Запрет христианской церкви порабощать христиан и людей, крещенных как христиане», после исторического установления анти-черноты «мориски были массово порабощены в Гранаде» (Grosfoguel 2013: 85).Другими словами, положение, которое христианство запретило или спасло от порабощения, было, в взгляд на последующую анти-черноту, подвергшуюся насилию такого анти-чернота.

Аргумент, который я выдвигаю, должен быть уточнен. Это дело не в том, что насилие против черноты уже было сформулировано христианства, так что положение черноты было простым продолжением положение здесь иллюстрируется мориско. Этого не может быть, поскольку Христианство уже поставило морисков так, чтобы они были спасены от порабощение.И дело не в том, что положение морисков после порабощения стало аналогом положения чернокожих — в отличие от негров у морисков способность рассказывать порабощение как потеря предыдущего спасения от порабощение. Дело просто в том, что как только анти-чернота сформулирована, Христианство не смягчает и тем более не отвергает такого насилия. Наоборот , рендерит такие насилие, действующее в рамках собственной логики. В этом смысле христианское проклятие признает действие анти-черноты, действующее при светском капитализме, своим собственным наследник, как насилие, качественное усиление которого остается чем-то Христианство способно признать и претендовать на свое.

Готовность христианства признать и заявить об этом насилие как таковое демонстрирует свою предельную соизмеримость с античерное насилие светского капитализма. Обращать внимание на эту соизмеримость понять, что пределы любого христианского гуманизма — когда его выдают за возможный союзник в борьбе с чернотой — проистекает из (внутренней) логической операции, а не от (внешней) исторической конъюнктуры. Это значит, например, что заявление аболиционистов, мотивированное христианским гуманизмом противоречиво по существу.В самом деле, даже допустить такие противоречия намерение уже слишком великодушно: если христианство в конечном счете соизмеримо с античерностью, то такой призыв к отмене есть захват антагонизма к анти-черноте посредством (искупительной) возможности человеческого бытия или свобода. Он репродуктивно модулирует античерный мир через возможность эмансипации — возможность которое уже повествовательно вписано в христианское спасение как искупление от греха или долга.И долг остается делом наследства.

Логика наследования призван подчеркнуть не только неделимость христианской власти и светской власть христианского бытия и светского бытия, но и средства, с помощью которых это мир составляет (и постоянно новоделы) разделение бытия и небытия: родство. это следовать Аргумент Гортензии Дж. Спиллерс относительно центральной роли, отрицание) родства в анти-черноте. Она отмечает, например, что это Учреждение — это то, в котором родство с точки зрения черноты «теряет смысл, поскольку в него можно вторгнуться в любое время и в любом месте». произвольный момент по имущественным отношениям » (Spillers 1987: 74).Чернота это подвергается насилию, совершаемому в рабстве, от которого спасает родство. Следовательно, это не только чернота, но и возможность родства внутри или для чернота, которая подвергается вычищению: «в условиях неволи потомство самка не «принадлежит» матери и не «связана» с «владельцем», хотя последний «обладает» ею, а в случае афроамериканцев часто породил его, и , как часто, без какой бы ни была польза от наследия» (Spillers 1987: 74).Беспричинное насилие которому чернота становится подчиненной, тогда одновременно вызывается и воспроизводится как отрицание родства.

Это эта жестокость, эта ненаследуемость остается немыслимой в Лаззарато и тем самым отмечает соизмеримость его анализа долга с античерный мир. Как я уже говорил, его внимание к асимметрии отношения кредитор-должник остаются в сфере бытия, и, таким образом, его объяснение капиталистического наследия христианства не затрагивает проклятие, отмеченное небытием.Это означает, что, хотя он правильно формулирует капитализма как силы, создающей бытие, он уклоняется от главного средства этого делание: не власть долга, лишающая свободы бытия, а сила родства, отрицающая черноту.

Чернота лишен возможности наследовать, тогда как белизна, как бы ни эксплуатировалась, по-прежнему обладает этой способностью — фактически, быть белым — значит унаследовать способность, как такой. Делая то же самое, но под другим углом, это означает, что чернота подвластна и мыслима с точки зрения порабощения именно потому что родство — способность или наследование которого определяет человека как что-то, и особенно как что-то, что нельзя рассматривать просто в терминах небытия — уже определяется в терминах белизны.Дело не только в том, что опыт рабства лишает черноту родства, она и есть та чернота подвергается этому опыту рабства именно потому, что родство, как что исключает такое подчинение, уже артикулировано как белизна.

Управление по плену

Учитывая это представление о логике наследования, небытие может быть резюмировано — в смысле, несводимом к строго концептуальной формулировке Делёза, и в соответствии с анализом афро-пессимизма сильной негативности чернота — как то, что без родства быть или быть родственным . Одним из следствий такого подхода является переформулировка обществ контроля в с точки зрения анализа Джорджем Джексоном «порабощенного общества» (Jackson 1994: 4), разработка которого опирается на указания Мишель Кернер «Линия Побег.» Представление о контроле в соответствии с неволей имеет аналитическое преимущество против черноты в той мере, в какой этого не делает контроль: рабовладельческое общество также пленное общество, а так сказать управление по неволе это так сказать стойкости анти-черноты в современности контроля.В то время как контроль может быть сведен к долгу и, таким образом, к предполагаемой универсальности должником, настойчивость в неволе разрушает эту универсальность через положение, связанное не с долгом — мы античерной социальной жизни, — а с безвозмездным насилие.

Если современная социальная жизнь конституируется тем, что Джексон называет «неорабством» . затем любое публичное пространство для посредничества в конфликтах, а тем более любое государство как пространство для посредничества представление (конфликтных) людей, неадекватно социальному антагонизму.Так как Кернер говорит: «Джексон утверждает, что, несмотря на театральность представительной демократии, функция государства в «порабощенном обществе» не совсем политическая функция, а полицейская один. Государство выступает здесь не как место политической власти, а как оружие » (Кёрнер 2011: 167). Полицейское насилие, как оружие, составляющее порабощенное общество, указывает, таким образом, насилие, логически предшествующее любой публике. Беспричинность такого насилия может быть анализируется лишь постольку, поскольку оно связано с насилием рабства, которое — вопреки прогрессивным чаяниям публики — не закончилось.

Соблюдение этого пункта означает удвоение отказа от любого светская структура, которая претендует на отличие от христианского теологического насилия. Это происходит потому, что неадекватность публичной сферы или государства принципиально неадекватность светского. Ведь и общественная сфера и государство представляются светским или как светское, которое представляет себя как пространство нейтралитета (по крайней мере, в принципе) для посредничества в конфликтах. То светские претендуют на эту способность к посредничеству, поскольку они определяют себя как принципиально отличается от религии, которая, в свою очередь, определяется как причина насилия что саботирует нейтралитет светского пространства.Однако, как я утверждал, светский капитализм следует понимать как неотделимый от христианства. Этот означает, что светский, хотя и прав в своем утверждении, что религия, определяемая как Христианское проклятие — это показатель насилия, использует именно это притязание для дезавуирования собственное увековечивание и качественное усиление такого беспричинного насилия через анти-черноту.

Против беспричинного насилия в мире нет средств посредничества, нет пространства причин. Как замечает Кернер, «Власть, с точки зрения Анализ Джексона, по сути, хищный .И именно по этой причине Джексон концептуализирует силы сопротивления в «порабощенном обществе» с точки зрения побега и, прежде всего, бегства» (Кёрнер 2011: 168). Она замечает, что одно из центральных понятий Делёза, «линия бегства» — это, по сути, толкование произведений Джексона. «Имя Джексона – всегда сопровождается припевом: «Я могу бежать, но все время, что я есть, Я буду искать палку — появляется» в трех текстах Делёза и «В каждый раз фраза Джексона провозглашает идею о том, что «побег — это революция»». (Кёрнер 2011: 160).Бегство, однако, не может быть отделено от антагонизма: линия бегства представляет собой поиск оружия» (Koerner 2011: 161). Я утверждаю, что связь между побегом и вооружением, которая остается неопределенным у Делёза, следует обращаться через различение между контролем и неволей: в условиях контроля бегство может оставаться воображаемая возможность; в условиях неволи ставки такого бегства влекут за собой конец возможности этого мира.

Знания никогда не унаследованы

Вопрос о побеге, или делёзовская «линия бегства», таким образом, совсем другое дело, когда под давлением афро-пессимиста анализ, разработанный здесь с точки зрения наследования.Неволя — это не пространство в мире, а в самом мире; как мир есть само наследство На самом деле, линия бегства — это не столько вопрос бегства, сколько вопрос знания — без наследования — противодействовать бытию как таковому. Бегство, значит, не (в конечном итоге неугасимая) видимость свободы бытия. Это вместо (внутренняя) головокружение небытия. Операции силы имманентные этому головокружительному небытию, индексируются эпистемическим (а не онтологический) регистр: отсутствие небытия, его несоизмеримость с каким-либо бытием, влечет за собой его сущностное разыгрывание как знания, антагонистического преобразованию .

Обращение, в его специфически христианской формулировке, было отмечен поворотом к спасительному, трансцендентному бытию Христа. Период, термин можно определить в рамках логики наследования как акт обращения к любое существо, которое претендует на сбережения (и, следовательно, в долг), и которое при этом заявляет, более в основном и по суверенной презумпции, власть проклинать. Быть проклятым можно понять на уровне имен или в терминах того, что Луи Альтюссер классно задуманный как «интерпелляция».В своем отчете он назвал интерпелляцию — буквально — с точки зрения обращения. Кернер цитирует ключевой отрывок, в котором Альтюссер говорит о «прославленной личности», что «этим простым ста восьмидесятиградусной физической конверсии, он становится субъектом» (Альтюссер 2001: 118; Кернер 2011: 171).

Кернер цитирует этот отрывок, потому что это полиция такое приветствие, и чье это обеспечивает альтюссерианское письмо для по случаю бегства Джексона. Тем не менее, в отличие от акцента Альтюссера на именовании как идеологический, имя Джексона ставит его под прицел, подлежащий насилие, превосходящее всякую аналогию между ним и тем, от чего он бежит, — безвозмездность по определению не имеет меры аналогии. В Другими словами, обращение, которому подвергается Джексон, не является сценой. благодаря чему он сталкивается с идеологическим именем и конституируется им; это сцена, в которой он связан с усиленной модальностью насилия, которая неотделимо от его именуемости как небытия.

Джексон не оборачивается и не обращается: он знает , что его называют или проклинают — в данном случае, в отличие от чисто «идеологического» субъекта, это сводится к то же самое — полицией пленного общества; он знает , что на основе этого преобразования это «просто поворот на сто восемьдесят градусов, он подвергается беспричинному хищничеству.Джексона коммуникабельность — захват Джексона. Его антагонизм не имеет имени, на которое можно было бы опереться. сама база, ибо единственное ее имя уже проклято. В не преобразовать — не обернуться, не иметь имя, не сообщаться — не — существо. Но ________ знает об этом. И это знание, хотя и безосновательное, а не основе, хотя и отрицательное, а не утвердительное — разыгрывание небытия а не превращение в бытие-что-то — реально.

Такая имманентность небытия и знания, или «гнозис», есть несоизмеримо с наследием бытия. наследование бытия навязывается, будь то через Христа или полицию, внешние средства. И все же гнозис — это знание без наследства, знание, которое не приобретенное или обладаемое, а скорее безосновательно разыгранное. В В этом смысле гнозис — это не вопрос того, что Шарп критически описывает как повествование, «в котором читаемым прогрессом является близость к белизне, и где оба стали обозначать как дар, как (положительное) наследство» (Sharpe 2010: 13). Gnosis не нуждается ни в каком даре бытия, ни в какой благодати наследования.

Знание Джексона проявляется как знание ненаследуемости . Такое знание не имеет ничего общего с тем, что — это . трансцендентным или предшествующим генеалогии. Оно имманентно разыгрывает не- -бытие как негативность по отношению к данному наследству рабства. Как замечает Джексон: «Когда я восстаю, рабство умирает вместе со мной. вниз» (Jackson 1994: 250; Koerner 2011: 157). вниз», Джексон отвергает любую альтернативную возможность, всякое бытие-что-то или бытие-иначе, наследственности: небытие против бытия родства и родство бытия.


Библиография

Агамбен, Джорджио (1999), Потенциалы , пер. Даниэль Хеллер-Роазен, Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.

Альтюссер, Луи (2001), Ленин и философия и др. Очерки , пер. Бен Брюстер, Нью-Йорк: Ежемесячный обзор.

Аниджар, Гил (2007) Семиты: Раса, религия, литература , Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета.

Аниджар, Гил (2014) Кровь: Критика христианства , Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.

Парикмахерская, Даниэль Колуччелло (2014), Делёз и Именование Бога: постсекуляризм и будущее имманентности , Эдинбург: Издательство Эдинбургского университета.

Бьюэлл, Дениз К. (2005) Почему эта новая раса: этническая Рассуждения в раннем христианстве , Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.

Делёз, Жиль (1994) Разница и повторение , пер. Пол Паттон, Нью-Йорк: Колумбия Университетское издательство.

Делёз, Жиль (1997) Переговоры , пер.Мартин Джоуин, Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.

Делез, Жиль и Гваттари, Феликс (1996) Что такое философия? , пер. Хью Томлинсон и Грэм Берчелл, Нью-Йорк Йорк: Издательство Колумбийского университета.

Федеричи, Сильвия (2004) Калибан и Ведьма: Женщины, Тело и Первобытное Накопление , Бруклин: Автономия.

Гордон, Льюис Р. (2013) «Раса, теодицея и нормативное Освободительные вызовы черноты», Юг. Atlantic Quarterly , 112:4, стр.725-36.

Гросфогель, Рамон (2013) «Структура знаний в Западные университеты: эпистемологический расизм/сексизм и четыре геноцида/эпистемицида долгого 16-го века», Архитектура человека: журнал социологии Самопознание , 11:1, стр. 73-90.

Хардт, Майкл и Негри, Антонио (2001) Empire , Кембридж, Массачусетс: Гарвард Университетское издательство.

Хартман, Саидия В. (2002) «Время рабства», South Atlantic Quarterly , 101:4, стр.757-77.

Хартман, Саидия В. и Уилдерсон, Фрэнк Б., III (2003) «The Позиция Немыслимого», Qui Parle , 13:2, стр. 183-201.

Джексон, Джордж (1994) Соледад Брат: Тюремные письма Джорджа Джексона , Чикаго: Лоуренс Хилл Книги.

Джеймс, Джой (редактор) (2007) Война на американской родине: полиция и тюрьма в пенитенциарной демократии , Дарем, Северная Каролина: Издательство Университета Дьюка.

Кинг, Карен Л. (2005) Что Гностицизм? , Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Кернер, Мишель (2011) «Линия побега: путь Жиля Делёза». Встреча с Джорджем Джексоном», Жанр: Формы дискурса и культуры , 44:2, стр. 157-80.

Лакарьер, Жак (1989) Гностики , пер. Нина Рутс, Сан-Франциско: City Lights Books.

Ларюэль, Франсуа (2011) Христос будущего: урок ереси , пер. Энтони Пол Смит, Лондон: Континуум.

Ларюэль, Франсуа (2012) «Черная вселенная в Человеческие основы цвета», пер.Мигель Абреу и Робин Маккей, г. От решения к ереси: эксперименты в Нестандартная мысль , изд. Маккей, Виндзорский карьер / Нью-Йорк: Urbanomic / Sequence Нажимать.

Лаззарато, Маурицио (2012) Создание человека в долгу: эссе о неолиберальных условиях , транс. Джошуа Дэвид Джордан, Лос-Анджелес: семиотекст (е).

Мариотт, Дэвид (2011) «Изобретения существования: Сильвия Винтер, Франц Фанон, Социогения и «Проклятые», CR: The New Centennial Review , 11:3, стр.45-89.

Мартино, Стив и Секстон, Джаред (2003) «Авангард Белое превосходство», социальных идентичностей: Журнал по изучению расы, нации и культуры , 9:2, стр. 169-181.

Массуми, Брайан (1998) «Реквием по нашим предполагаемым мертвым» (На пути к совместной критике капиталистической власти)», в Делёз и Гваттари: новые сопоставления в политике, философии и культуре , ред. Элеонора Кауфман и Кевин Джон Хеллер, Миннеаполис: Миннесотский университет Пресса: с.40-64.

Меллино, Мигель (2013) «Язык проклятых: Фанон и Остатки Европы», Южная Атлантика Quarterly , 112:1, стр. 79-89.

Негри, Антонио (1999), Повстанцы: Учредительная власть и современное государство , пер. Мауриция Боскальи, Миннеаполис: Университет Миннесоты Press.

Шарп, Кристина (2010) Чудовищный Интимные отношения: создание предметов после рабства , Дарем, Северная Каролина: Университет Дьюка Нажимать.

Спиллерс, Гортензия Дж.(1987) «Маменькин сынок, папа может быть: Американская книга грамматики, Диакритика, 17: 2, стр. 64–81.

.

Уилдерсон, Фрэнк Б., III (2003) «Черный Маркс Грамши: Куда идет раб в гражданском обществе?» Social Identities: Journal for the Study of Race, Nation and Culture , 9:2, стр. 225-240.

Уилдерсон, Фрэнк Б., III (2010) Красное, белое и черное: кино и структура антагонизмов в США , Дарем, Северная Каролина: Издательство Университета Дьюка.

Уилдерсон, Фрэнк Б., III (2011) «Месть головокружения: Афазия и отвращение к политическим процессам над черными повстанцами», InTensions , 5, «http://www.yorku.ca/intent/issue5/articles/pdfs/frankbwildersoniiiarticle.pdf.


Примечания


Процитировать эту статью

https://doi.org/10.20415/rhiz/029.e10


О Саре Барбер и Crazyhorse

О Саре Барбер и Crazyhorse ®

Сегодняшнее стихотворение «Строительство водопада».

из Crazyhorse

Сара Барбер
является автором сборника стихов Little Murders Everywhere (Salmon Poetry, 2012) и лауреатом премии Элис Фэй ди Кастаньола Американского общества поэзии.Ее стихи публиковались в таких местах, как Blackbird, The Georgia Review, Guernica, Plowshares и Best New Poets 2008 (Samovar Press). Она является соучредителем и редактором интернет-журнала Memorious .

Все стихи Сары Барбер , появившиеся на Verse Daily :
14 июня 2010 г.: «классическое образование не спасет от радио» «Я взглянул на небо. Я посинел, затемнил…»
1 марта 2010 г .: «Белые живые голуби на похороны» «По данным Birds of North America…»

Книги Сары Барбер :

Другие стихи в сети Сары Барбер :
«Натюрморт с синяком»
Два стихотворения

О Crazyhorse :

Подписка: 1 год (2 выпуска), $15
Crazyhorse * Факультет английского языка * College of Charleston * 66 George St. * Charleston, SC 29424
Редактор: Кэрол Энн Дэвис и Гарретт Доэрти

Другие стихи из Crazyhorse в Verse Daily :
1 октября 2012 г .: «Паломничество» Ребекки Морган Франк.
, 21 февраля 2012 г.: Стивен Крамер, «from ‘Clangings'».
20 февраля 2012 г .: «Генеалогия (остальное)» Дэнниэла Шунебека.
14 февраля 2012 г .: «Эпиталамиум» Каролины Эбейд.
4 августа 2011 г .: Майкл Читвуд «Near Miss»
3 августа  «Пирс» Кристофера ДеВиза
1 августа  «Поместье единственного блаженства» Мэри Рюфл
18 февраля 2011 г .: «Как нарцисс» Мэри Рюфл.
27 января 2011 г .: «Валентин со сломанными птицами» Джони Уоллес.
23 января 2011 г .: «First Domestic» Энн Мари Руни.
19 января 2011 г .: «Валентин со святыми и острыми предметами» Джони Уоллес.
27 сентября 2010 г .: «Timbered» Эмили Роско.
26 сентября 2010 г .: «Бог сотовых телефонов» Генри Харта.
, 24 сентября 2010 г.: «Ничего нельзя захватить, вы видели знаки?» Люси Андертон
21 января 2010 г .: «Обаде с китами» Боба Хикока.
18 января 2010 г.: «Земля и небо» «Из всего, что здесь содержится…»
9 июля 2009 г .: «The Fox» Дина Янга.
6 июля 2009 г .: «Домашняя рапсодия» Джона Галлахера.
1 июля 2009 г.: «Матрешка» Терезы Пфайфер.
29 июня 2009 г .: «Эйфория Пеории» Дина Янга.
9 января 2009 г .: «Давай, конечно, почему бы и нет» Гейл Вронски.
8 января 2009 г .: «Псалом против восхищения» К. А. Хейса.
7 января 2009 г .: «На больничной парковке» Марианны Борух.
26 июля 2008 г .: «Fire» Эдипа Касервера, перевод Ричарда Тиллингеста и Джулии Клэр Тиллингаст.
21 июля 2008 г .: «(деталь)» Билли Коллинза.
6 января 2008 г .: Дебора Боген, «несущая славу любви».
5 января 2008 г .: «Попугай из десятицентового магазина» Гэри Сото.
15 июня 2007 г.: «O Mouth Fable» Елены Карины Бирн.
12 июня 2007 г .: «Eat This» Нэнси Ван Винкель.
11 июня 2007 г .: «Внутри тела» Натана Хокса.
24 декабря 2006 г .: «Северо-запад» Стейси Кассарино.
21 декабря 2006 г.: «Если мы милые призраки.Вбитый в» Керри Вебстер
18 декабря 2006 г .: «Соль» Гэри Сото.
11 июня 2006 г .: «Восемь» Тодда Смита.
10 июня 2006 г .: «Полевой анекдот» Джона Галлахера.
7 июня 2006 г .: «Горечь» Чарли Смита.
5 июня 2006 г .: «Снова (Райтсвилл-Бич)» Роберта Крили.
23 декабря 2005 г .: «Заклинание захода солнца» Сьюзен Мейерс.
20 декабря 2005 г .: «И рана говорит» Нэнси Ван Винкель.
18 декабря 2005 г .: «Кладбище слонов» Дэвида Вагонера.
19 мая 2005 г .: «Уровни» Александра Тиг.
18 мая 2005 г .: «Поэма без морали в конце» Чарли Кларк.
28 ноября 2004 г .: «Весна и зима, ровесница» Чарльза М.Израиль, младший
26 ноября 2004 г .: «Ботаники, которые чувствуют себя отчужденными, радуются» Энтони Лакаваро.
23 мая 2004 г .: «Шаблон» А. В. Кристи.
21 мая 2004 г .: «Больше, чем» Сьюзан Хаттон.
17 мая 2004 г .: «Солнечный лед» Пола Мариани.
12 декабря 2003 г .: «Восточная Дакота» Эдварда Хаворта Хеппнера.
4 декабря 2003 г .: «Майские приостановки» Джеймса МакКоркла.
27 ноября 2003 г .: «Резервуар» Дуга Сандерса.
14 мая 2003 г .: «Совы на городских холмах» Д.Р. Гудман
13 мая 2003 г .: «The Sightstop» Билла Нотта.
26 января 2003 г .: Натан Хокс «Ей любовнице, ложащейся спать».
21 января 2003 г .: «Рассказчик — единственный выживший после окончания сказки» Марка Якича.
20 января 2003 г .: «Цикады И» Натана Хокса.

Стих поддержки ежедневно!

Дом Веб-еженедельные статьи Архивы О стихе ежедневно Часто задаваемые вопросы Отправить в стих ежедневно

Copyright © 2002-2012 Verse Daily Все права защищены

Био- и магнитостратиграфическая корреляция миоценового местонахождения приматов Кастель-де-Барбера с самым ранним валлезианским периодом самый ранний валлезианский

AU — Альба, Дэвид М.

AU — Garcés, Miguel

AU — Casanovas-Virable, Isaac

Au — Robbles, Josep M.

Au — Pina, Marta

AU — Moyà-Solà, Salvador

Au — Almécija, Sergio

PY — 2019/7/1

Y1 — 2019/7/1

N2 — © 2019 Elsevier Ltd Кастель-де-Барбера, расположенный в бассейне Валес-Пенедес (северо-восточная часть Пиренейского полуострова), является одним из немногих мест в Европе, где обнаружены плиопитекоиды. (Barberapithecus) и гоминоиды (ср. Dryopithecus) встречаются совместно.Датировка этого участка миоцена оказалась спорной. Самый поздний арагонский (MN7 + 8, ок. 11,88–11,18 млн лет) возраст долгое время принимался большинством авторов, несмотря на последующие сообщения об остатках гиппарионина, которые свидетельствовали о валлезианском возрасте. На последнем основании Кастель-де-Барбера был недавно коррелирован с ранним валлезом (MN9, ок. 11,18–10,3 млн лет назад) на предварительных основаниях. Неуверенность в происхождении материала Hippotherium и отсутствие магнитостратиграфических данных препятствовали более точной датировке. После десятилетий бездействия полевые работы были возобновлены в 2014–2015 годах в Кастель-де-Барбера, включая первоначальный слой (CB-D), из которого ранее была получена большая часть окаменелостей.Здесь мы приводим магнитостратиграфические результаты исходного обнажения и другого близлежащего разреза. Наши результаты показывают, что CB-D расположен в магнитозоне нормальной полярности в середине короткого (~20 м) стратиграфического разреза. В составном магнитостратиграфическом разрезе (около 50 м) насчитывается до четырех-шести магнитозон. Эти множественные инверсии в сочетании с восстановлением на месте Hippotherium humerus из CB-D в 2015 году делают маловероятным, что какая-либо из отобранных магнитозон нормальной полярности коррелирует с длинным субхроном нормальной полярности C5n.2n (11.056–9.984 млн лет), что характерно для раннего валлеса. Вместо этого наши результаты подтверждают корреляцию CB-D с C5r.1n (11,188–11,146 млн лет), где расположена граница арагонского и валлезианского ярусов, и, следовательно, указывают на самый ранний валлесианский возраст около 11,2 млн лет для Кастель-де-Барбера. Наши результаты разрешают давние споры об арагонском и валлезианском возрасте этого участка, который, по-видимому, примерно соответствует местонахождению Creu de Conill 20 (11,18 млн лет назад), где впервые обнаружены гиппарионины в бассейне Валес-Пенедес.

AB — © 2019 Elsevier Ltd. Кастель-де-Барбера, расположенный в бассейне Валь-Пенедес (северо-восток Пиренейского полуострова), является одним из немногих мест в Европе, где одновременно встречаются плиопитекоиды (Barberapithecus) и гоминоиды (ср. Dryopithecus). Датировка этого участка миоцена оказалась спорной. Самый поздний арагонский (MN7 + 8, ок. 11,88–11,18 млн лет назад) возраст долгое время принимался большинством авторов, несмотря на последующие сообщения об остатках гиппарионина, которые указывали на валлесианский возраст. На последнем основании Кастель-де-Барбера недавно был соотнесен с ранним валлезианским периодом (MN9, ок.11,18–10,3 млн лет) по предварительным данным. Неуверенность в происхождении материала Hippotherium и отсутствие магнитостратиграфических данных препятствовали более точной датировке. После десятилетий бездействия полевые работы были возобновлены в 2014–2015 годах в Кастель-де-Барбера, включая первоначальный слой (CB-D), из которого ранее была получена большая часть окаменелостей. Здесь мы приводим магнитостратиграфические результаты исходного обнажения и другого близлежащего разреза. Наши результаты показывают, что CB-D расположен в магнитозоне нормальной полярности в середине короткого (~20 м) стратиграфического разреза.В составном магнитостратиграфическом разрезе (около 50 м) насчитывается до четырех-шести магнитозон. Эти множественные инверсии в сочетании с восстановлением на месте Hippotherium humerus из CB-D в 2015 г. делают маловероятным, что какая-либо из отобранных магнитозон нормальной полярности коррелирует с длительным субхроном нормальной полярности C5n.2n (11,056–9,984 млн лет назад), который характерен для раннего валлеса. Вместо этого наши результаты подтверждают корреляцию CB-D с C5r.1n (11,188–11,146 млн лет назад), где расположена граница арагонского и валлесианского периодов, и, следовательно, указывают на самый ранний валлесианский возраст ~11 лет.2 млн лет для Кастель-де-Барбера. Наши результаты разрешают давние споры об арагонском и валлезианском возрасте этого участка, который, по-видимому, примерно соответствует местонахождению Creu de Conill 20 (11,18 млн лет назад), где впервые обнаружены гиппарионины в бассейне Валес-Пенедес.

кВт — Hippotherium

кВт — Hominoidea

кВт — поздний миоцен

кВт — магнитостратиграфия

кВт — палеомагнетизм

кВт — PLIOPITHECOIDEA

U2 — 10.1016 / J.JHHEVOL.2019.04.006

do — 10.1016 / j.jhhevol.2019.04.006

м3 — Статья

C2 — 31203850

VL — 132

SP — 32

EP — 46

Jo — Журнал человеческой эволюции

JF — Journal of Human Evolution

SN — 0047-2484

ER —

выбор прически для детей, модные детские стрижки для маленьких детей, удлиненные и короткие варианты

Содержание

  1. требования
    • Соответствие требованиям детского сада
    • Удобство и комфорт, а также безопасность
    • Точность и надежность
    • Соответствие типу внешности ребенка и его вкусам
  2. интересные варианты
    • колпак
    • Ежик
    • Фасоль
    • Бокс
    • полубокс
    • рваные пряди
  3. Правило выбора
    • Учитываем возраст
    • С учетом типа волос
    • форма лица
  4. красивых примеров

Для ребенка выглядеть красиво даже важнее, чем для взрослых, ведь окружение привыкло судить по внешности и очень жестоко к тем, кто не нравится.При этом дети в возрасте от 3 до 5 лет вряд ли готовы самостоятельно следить за своим внешним видом, а значит, эта задача полностью ложится на плечи родителей. Прическа – одна из главных черт последовательного и привлекательного образа, о ней мы и поговорим.

требования

Стрижка для мальчика – это элемент повседневного образа, который не так-то просто изменить на лету. Учитывая ее относительное постоянство, важно не ошибиться с выбором формы и длины волос, а чтобы этого не случилось, стоит обеспечить основные требования к детской мальчишеской прическе.Все они очевидны, но напомните им, что ничего не упущено.

Соответствие детскому саду

Дом ребенка может выглядеть как угодно, но детские социальные учреждения в своем уставе часто прописывают определенные требования. Каждый садик может корректировать внешний вид своих подопечных по своему усмотрению, а их родители, пренебрегая правилами, рискуют ввязаться в ненужные разборки с администрацией. Даже если вы прогрессивный человек и считаете, что эти ограничения на выбор — неуместны или необоснованны, не стоит только идти на поводу у авторов устава — возможно, они просто пытаются уберечь вашего ребенка от травли.

Удобство и комфорт, а также безопасность

Недопустимо, чтобы прическа создавала проблемного ребенка. Сначала они могут показаться неочевидными — например, длинная челка может нравиться малышу, но со временем приведет к ухудшению зрения и способна частично закрыть обзор. То же самое относится и к технике безопасности — длинные волосы во время типичной активной игры ребенка могут привести к травме.

Ребенок может воспринимать свои волосы как должное и не жаловаться на это, но родители обязаны следить за реакцией ребенка, а если есть недостаток, то волосы надо укоротить.

Точность и долговечность

Чтобы у ребенка меньше дразнили сверстники и у воспитателей не возникало никаких претензий, прическа должна быть аккуратной — иметь определенную форму, которая считается красивой в обществе. В то же время нельзя забывать, что малыш обладает значительной подвижностью, и не будет держать в уме необходимость поддержания прически – значит, последняя должна быть в состоянии выдержать самые разные испытания. Идеальный вариант – один удар, который вечером выглядит так же, как и утром. Хотя волосы у мальчиков обычно довольно короткие, у настоящих сорванцов даже их внешний вид может измениться до неузнаваемости.

Соответствие типа внешности ребенка и его вкусам

Выбранная стрижка может быть безумно популярной и элегантно смотреться на звездах первой величины, но точно не шла вашему ребенку. Стилисты видят закономерности между одной и той же формой лица и специфическими условиями имеющихся причесок: кому-то нужен открытый лоб, кому-то — закрыть где-то важный объем на макушке, а в некоторых случаях — по бокам головы и так далее.Правильно подобранная прическа способна скрыть некоторые недостатки внешности, но просто неудачный выбор лишь еще больше подчеркнет недостатки.

Однако слепо следовать правилам или собственным предпочтениям вы не можете — нужно дать ребенку возможность по минимуму выбирать свою внешность, иначе вы не доживете до того, чтобы он оценил стрижку и бережно к ней относился.

интересных вариантов

Возраст 3-5 лет — с детскими прическами не стоит экспериментировать, ведь модные решения для самых маленьких обычно близки к классическим.Выделиться из толпы с помощью этой прически не получится, но на данном этапе такой цели и не ставится – нужно лишь следить за тем, чтобы у ребенка не было очень красивого и вызывающего вида. Рассмотрим, как решить подобную задачу.

крышка

Вечно актуальная версия, подходящая в любое время, в любом месте, для всех, даже независимо от пола. Эту стрижку нельзя назвать короткой, но и долго ее носить нельзя, ничего не лезет в лицо и ничего не падает на плечи. Классическая кепка предполагает стрижку как бы по определенным округлым контурам вокруг головы, но сегодня есть множество стильных вариантов, помогающих разнообразить стандарт.

Можно, например, подобрать машину для виски очень короткой, сделав резкий переход, или, наоборот, сделать плавный и ровный многослойный переход от верхнего слоя к нижнему. Профессионалы предлагают также укладки выполнять самыми разными способами – как сглаженными и зачесанными набок, так и просто наклеенными на бока, что еще раз позволяет раскрыть характер ребенка.Общим признаком для всех разновидностей этой прически является обязательное наличие челки. По классике это должна быть прямая линия, но и вышеперечисленные стилистические эксперименты могут иметь к этому прямое отношение.

Ежик

Раньше, возможно, эта укладка считалась скорее отсутствием волос, а не особой прической, однако сегодня она очень популярна не только среди малышей. В случае с детьми она и вовсе выглядит очень органично, так как в полной мере раскрывает неугомонный характер практически каждого ребенка, а благодаря современным средствам шэг-фиксации может выглядеть не так хорошо, как любая модель.Когда-то формировался удар по голове сам, но сегодня это часто делается специально.

Волосы по бокам головы, длина обычно может быть практически любой, а вот на макушке оставлено несколько удлиненных прядей, которые легко подобрать. Стригут их неровно и рвано в технике, так как сама суть этой прически не предполагает идеально прямых линий и должна напоминать легкий «беспорядок», даже артистичный. Ежедневно нужно начесывать и фиксировать волосы, но обычно процедура занимает буквально считанные секунды.У мальчиков прекрасно смотрится с строгим костюмом – как серьезный взрослый мужчина, но в то же время типичный сорванец.

Хотя прическа, на первый взгляд, кажется немного хулиганской, на самом деле она делает мальчика очень милым и забавным.

Фасоль

Эта прическа — одна из самых романтичных, ее неоднократно воспевали в голливудских фильмах, превращая детей в ангелочков. Его часто советуют детям чуть постарше из-за большой длины волос, но если ребенок спокойный, а черты лица требуют некоторой корректировки, то именно боб может стать панацеей.

Характерная черта боба – довольно длинная челка, почти доходящая до бровей, плавно переходящая в стороны в своеобразную имитацию короткого боба. При этом верхнюю часть и затылочную часть обычно делают удлиненными, без особенно резкого перехода — прическа часто многослойная. В результате волос довольно много, но нормальной активности ребенка они не мешают. Боба выбирают те родители, которые хотят внести романтическую нотку в образ своего ребенка.

Специалисты не рекомендуют этот вариант стрижки для детей с тонкими волосами и небольшим количеством волос, так как именно внушительный объем является одной из отличительных черт боба.

Бокс

Одной из тех причесок, которые так и хочется назвать вечной классикой, смело можно назвать знаменитый бокс. Оно в принципе подходит большинству мужчин, и их юные наследники не станут исключением из этого правила. С одной стороны, коробку смело можно назвать короткой стрижкой, ведь волосы практически с любой точки головы нужно делать короткими, разве что на макушке иногда можно сделать средней длины.С другой стороны, стрижку нельзя назвать однозначно короткой, потому что есть более короткие варианты, и тогда допускается оставлять волосы до 5-7 см. Однако смысл этой прически в том, что самых длинных волос оставляются на макушке — там они точно не будут мешаться, а вокруг головы длина волос постепенно уменьшается.

Неудивительно, что красивая короткая стрижка делает мальчиков мужественными и сильными визуально, не оставляя ребенка «лысым». Длина подобрана именно для того, чтобы найти золотую середину между «ничего не мешает» и «не быть лысым».В идеале работоспособность бокса практически не требует обслуживания, он всегда в нормальном положении, его не нужно поправлять, он уверенно справляется с активными играми.

Среди взрослых эта прическа очень нравится любителям активного отдыха, так что малышке она тоже симпатична.

полубокс

При всех своих преимуществах бокс многим родителям кажется слишком короткой стрижкой, которая оставляет лицо ребенка полностью открытым, а значит, не способствует маскировке каких-либо недостатков или не подходит под тип внешности малыша.В ответ на критику стилистов придумали полубоксы — сочетающие в себе лучшие характеристики классического бокса с изменениями по желанию покупателей.

В боксе участвуют только короткие полубоксы на висках и затылке, а также более длинные волосы на макушке. Таким образом, кончик может иметь здесь уже среднюю длину, благодаря чему он часто достигает лба, образуя оттуда челку. Из-за значительного количества волос, даже если наверху допускается некоторое разнообразие вариантов укладки – по настроению волосы можно зачесать набок или назад, разделить пробором, снова оформить челку.Модная линия последних лет, выбритые на висках или затылке с помощью машинки, в сочетании с полубоксом будут смотреться очень достойно.

Большой плюс полубокса

это возможность закрывать лоб, при этом в целом волосы коротковаты. Именно лоб часто является неудачной деталью в целостном образе ребенка, ведь он может стать выше ростом или стать площадкой для появления прыщей, а челка способна скрыть недостатки и превратить их в достоинства. Еще один приятный бонус – возможность каждый день менять форму благодаря вышеописанным способам укладки.Единственным недостатком такой стрижки может быть то, что она не слишком послушна и может быстро потерять первоначальную форму во время активной игры.

рваные нити

Их не совсем корректно называют стрижкой, поскольку речь идет скорее об особой технике стрижки, которую можно применять в процессе создания различных причесок. Сегодня эта методика, за которую еще несколько десятков лет назад можно было беспощадно критиковать парикмахера, пользуется широчайшей популярностью, а дети — одним из главных ее сторонников. Суть в том, что пряди, даже соседние, делаются неодинаковой длины. Какие-то закономерности здесь якобы не прослеживаются — волосы не удлиняются и не укорачиваются ни в какую сторону, по крайней мере явно.

Создается впечатление, что кончики волос просто срезаются одним движением, из-за чего контур и становится неровным.

Благодаря стараниям современных дизайнеров такая прическа уже давно не кажется случайной – это хаос, в котором легко видна закономерность.Гладкий контур часто выглядит слишком банально и оставляет впечатление излишней зацикленности на правилах, тогда как легкий рваный эффект создает впечатление непринужденности, естественности, оставляя иногда даже легкое налет озорства.

Прически с рваными прядями долгое время считались недостатком любой прически, но несколько десятков лет назад резко стали набирать популярность. Парикмахеры быстро уловили модную тенденцию и вдруг сообразили, что рваные края могут быть абсолютно у любых волос, хоть инструкция по ее созданию черно-белая, что провинция должна быть даже.Именно поэтому так популярны стрижки с рваными прядями – они бы описали добрую половину того, что придумали парикмахеры за всю историю человечества.

правило выбора

Мы уже упоминали, что стрижка для вашего ребенка не может быть выбрана наугад, и слепое копирование причесок актеров и музыкантов тоже скорее разочарует в конечном результате. По этой причине стоит обратить внимание на некоторые критерии, по которым детские прически подбирают профессиональные стилисты.

Если все сделать правильно, ваша малышка, особо не выделяясь из толпы, может вдруг стать настоящей иконой стиля.

Учитываем возраст

Малыши детсадовского возраста на первый взгляд только выглядят одинаковыми малышами, но родители любого такого детишки подтверждают, что разница в возрасте хорошо видна даже по поведению. Естественно, стрижка в любое время должна соответствовать возрасту, чтобы ее можно было назвать лучшей. Например, в 3 года от ребенка совершенно наивно ожидать хоть капельки ответственности — он просто еще не дорос до заботы о себе.При этом познание мира только начинается, и пока совершенно не догадываются о потенциальных опасностях мира, ведь прическа уж точно не должна мешать. В большинстве случаев такие отборные молодые Дискавери чрезвычайно укорочены — от 2 до 9 мм. Выглядит не всегда стильно, но и ровесница пока еще находится в том возрасте, когда к внешности особо не придираешься.

В 4 года восприятие мира несколько меняется. На этом этапе могут появиться сознательные друзья, дети начинают подначивать друг друга за неудачный образ и обучать этому своих друзей.При этом тяга к знаниям еще не утолена, однако иногда имеет смысл обратить внимание на длинную прическу, короткую, если ваш оцепенение никуда не денется. Для действительно длинных волос время еще не пришло, но если у ребенка спокойные и послушные волосы, то стоит поэкспериментировать с их формой.

Наконец, 5 лет — это возраст полного осознания того, что хорошо выглядеть — это важно. К этому возрасту любой ребенок уже знает пару колких поддразнивания и готов довести до истерики любого, кто покажется ему смешным, неуклюжим или некрасивым.Какое-либо понятие о жалости обычно отсутствует, плачущего ровесника не всегда жалко, ведь нельзя допустить, чтобы ребенок выглядел плохо. Там, конечно, более выигрышно выглядят крутые малыши – в их случае можно позволить большое разнообразие доступных причесок, которые будут выглядеть опрятно до тех пор, пока их буквально не взъерошят.

Если малышу свойственна гиперактивность, стоит обратить внимание на более короткие решения, иначе в аккуратном виде они прослужат недолго.

С учетом типа волос

Прическа – еще один критерий, который ни в коем случае нельзя игнорировать.Очевидно, например, что из кудрявых волос можно сделать прическу и для прямых волос, однако это означает, что малышке перед каждым выходом из дома придется возиться с выпрямителями. Даже для девочек, помешанных на поддержании своего имиджа, это может показаться проблемой, что уж говорить о ребенке, ненавидящем родителей за подобные манипуляции. Поэтому надо исходить из того, что есть ребенок на голове, а не пытаться придать его волосам черты, которыми она и не думала обладать.

Длина волос — можно приобрести, но и тогда следует подумать, прежде чем отращивать или стричь. Для маленьких мальчиков действительно длинные волосы — редкость, и это правильно. Ребенок в этом возрасте склонен к подвижным играм, часто сопряженным с травмоопасностью, а следить за уложенной формой он вряд ли станет шевелюрой, а значит, такая прическа не отвечает требованиям ни безопасности, ни аккуратности и долговечность. Конечно, длинные волосы можно заплести, но зачем отращивать, давая товарищам повод для неуместных ассоциаций.

Может быть соответствующей относительной длины волос, но и для них должны быть определенные условия. Так что они подойдут только для спокойного малыша, особенно если волосы сами по себе послушны и не требуют дополнительной укладки. В идеале волосы также должны служить для «улучшения» внешности — например, для маскировки слишком высокой брови или прыщиков на ней, придания объема по бокам слишком длинному лицу и так далее.

Цвет волос для маленького мальчика, как и их структура, пока воспринимается сугубо как данность, красить волосы малышу в таком возрасте, даже если он этого хочет, лучше не надо.Другое дело, что даже натуральный цвет волос может немного повлиять на манеру поведения ребенка и выбор им прически. Дело в том, что темные волосы всегда кажутся чуть более объемными, чем светлые, и здесь важно не нарушить пропорции лица.

Форма головы – одна из самых частых причин, по которой малыши дразнят друг друга, ведь хочется скрыть мелкие недостатки, а не выставлять напоказ.

форма лица

Стильный образ прически должен гармонировать с лицом и, следовательно, выбирать прическу следует и по этому критерию тоже.Опытные стилисты подберут идеальный на первый взгляд вариант, но малышку вряд ли кто-то приведет в дорогую парикмахерскую, а значит, вникать в варианты причесок придется самим родителям. В противном случае ребенок рискует нарваться на банальщину, что якобы «все пойдет».

  • Овал лица Считается наиболее подходящим, неким идеалом, соответственно для таких детей ограничений практически нет. Все классические варианты, такие как бокс и полубокс, будут идеально смотреться и на ребенке, и на взрослом мужчине.Главная задача здесь — не сделать овальный круг слишком длинным, прямой челкой или огромным объемом по бокам.
  • Круглая форма со стилистической точки зрения имеет несколько более сложную форму. Круг рассматривается как нарушение симметрии человеческого тела, потому профессионалы склонны разбавлять его хорошо видимыми углами. Для вытягивания лица кончик шевелюры делает намного длиннее, чем по бокам, уместна будет и челка, но обязательно косая, зачесанная набок.Слишком короткие волосы в этой ситуации точно не подойдут, ведь они только подчеркнут неправильность формы головы.
  • Квадрат лица часто ругают за близость к форме круга, но квадратность лба определяется без него, соответственно лоб делает лицо почти овальным, что близко к идеалу. Однако здесь предпочтительнее остановить свой выбор на чуть более длинных волосах, неважно каких — с челкой набок, зачесанной назад или просто со стоящей остриженной височной частью.
  • треугольное лицо напоминает квадратное, что имеет отношение к форме оценки, также не учитывается лоб. Треугольник образуется исключительно небольшим сужением лица к подбородку, потому форма обычно воспринимается как правильная, если только лоб не слишком низкий. Принято считать, что здесь очень важно выделять объем сверху, усеченные стороны. Мальчик может стричься и коротко, но предпочтение отдается пышной шевелюре на макушке, которая зачесывается на одну из сторон или назад.
  • Сердцевидная форма лица упоминается в том случае, если при общем сходстве с треугольником она отличается заостренным подбородком с широкими, выступающими скулами. Рекомендации в целом аналогичны данным для треугольной формы, но большое количество вверху не столь принципиально, его можно несколько ограничить.

красивых примеров

Боб часто называют одной из самых романтичных причесок – парень редко делает такую ​​же очаровательную с помощью какой-либо другой прически.Не будучи слишком длинной, эта прическа все равно явно бросается в глаза, ведь она плотно закрывает всю голову, кроме лица, даже лоб. Если у мальчика еще слишком высокий лоб, как в первом примере, то настоящим спасением станет типичная бобовая длинная челка.

В детском саду рано влюбляться, но романтично настроенная девочка уже в своем Чаде может разглядеть идеального кандидата на роль Принца.

Малышка в этом возрасте не обязательно должна быть образцом стиля и оригинальности, но все же легким элементом оригинальности в том виде, в каком она должна быть. Самое разумное здесь — составить разные прически. На фото мы видим довольно удачный пример ежика в сочетании с выбритыми узорами. В детском понимании оба элемента даже по отдельности тянут на оценку «круто». Если малыш не подкачал еще и харизмой, и интеллектом, то уважение в коллективе ему обеспечено.

Бокс — и типичная мальчишеская стрижка, которая никогда не потеряет своей всеобщей популярности. Из-за короткой стрижки и общей направленности на образ активной жизни его многие сочли суровым, но на третьем фото отчетливо видно, что для романтичного и милого образа мальчику необязательно отпускать нарощенные пряди. При правильно составленном образе коробка может выглядеть очень органично, хотя в идеале она требует самых правильных черт.

Но если уж везет с теми, кто не пользуется и прячет их за челкой — это просто неблагодарно.

Мастер-класс по стрижке мальчика смотреть дальше.

Различные источники наносов (Гудзонов пролив, Камберленд-Саунд, Баффинов залив) на северо-западном склоне Лабрадорского моря между и во время событий Хайнриха 0–4

Колонка HU97048-007PC была извлечена из континентального склона Лабрадорского моря на глубине 945 м в 250 км в сторону моря от устья пролива Камберленд и в 400 км к северу от Гудзонова пролива.Камберленд-Саунд представляет собой структурный прогиб, частично сложенный меловыми аргиллитами и палеозойскими карбонатами. Запись простирается от ∼10 до 58 тыс. лет назад. Бортовой каротаж выявил сложную серию литофаций, в том числе обломочные, богатые карбонатами отложения желтовато-коричневого цвета [события Heinrich (H)], часто окруженные черными фациями. Мы изучаем происхождение этих фаций с помощью количественной дифракции рентгеновских лучей на образцах бурового керна из коренных пород палеозоя и мела на юго-восточном шельфе Баффинова острова, а также на

Область исследования
Тип публикации Артикул
Подтип публикации Журнальная статья
Титул Различные источники наносов (Гудзонов пролив, Камберленд-Саунд, Баффинов залив) на северо-западном склоне Лабрадорского моря между и во время событий Хайнриха 0–4
Название серии Журнал четвертичных наук
ДОИ 10.1002/jqs.2535
Том 27
Выпуск 5
Год публикации 2012
Язык Английский
Издатель Вили
Описание 10 стр.
Большой рабочий тип Артикул
Большой рабочий подтип Журнальная статья
Более крупное рабочее название Журнал четвертичных наук
Первая страница 475
Последняя страница 484
Страна Канада
Прочие геопространственные Гудзонов пролив; Камберленд-Саунд; Баффин-Бей
Аналитические метрики Google Страница показателей
Дополнительная информация о публикации

Волосы | FashionDeBlog

Панк с длинными волосами, использующий любой гель сильной фиксации или лак для волос

Не будет ошибкой сказать, что Художественный подход является безграничным атрибутом, который, без сомнения, в настоящее время применяется ко всем и каждому предмету, относящемуся к человеческому владению.Стрижка является одной из основных потребностей человечества, чтобы оставаться чистым, за исключением нескольких конкретных религиозно связанных сообществ, мужчины которых не стригут свои волосы. Но в современную эпоху мода внедряется в каждую часть жизни, чтобы поддерживать различные повседневные тенденции, потому что человечество сегодня пристрастилось к новым введениям и сметает ЗОЛОТО в форме СТАРОГО :p ……

Точно так же и прически формируются день за днем ​​в соответствии с конкретной потребностью, симпатией, событием или стремлением выделиться.Внедрение абстракции в прически привело к значительному росту надменного, напыщенного и отчужденного образа жизни.

Прическа никогда не означала только формирование волос, но контраст и цвет кожи также действительно имели значение для создания экстраординарного образа. Как будто мы отстаем, чтобы рассмотреть предыдущую прическу итальянского футболиста Марио Балотелли, она оказалась самой заметной, даже оставив позади абстракцию из-за золотого с темнокожим фоном.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.