10.10.2020

Прически на бал 19 века: фото женских укладок в стиле гимназисток, для барышень на бал, как их сделать своими руками, что было популярно в Англии, России в серебряном веке и пушкинские времена, современные варианты, звездные примеры – Прически xix века: фото женских укладок в стиле гимназисток, для барышень на бал, как их сделать своими руками, что было популярно в англии, россии в серебряном веке и пушкинские времена, современные варианты, звездные примеры

Женские прически 19 века, часть 3

Часть 2

...Однако вскоре буря на головах утихла и в 1840-е годы на смену ей пришла такая тишь да гладь, что, взглядывая на кроткие головки подруг, мужчины назвали новые добродетельные прически «мадонна» или «покаяние».
Только в мире и есть, что душистый
Милой головки убор.
Только в мире и есть этот чистый,
Влево бегущий пробор.

(А. Фет)


П. Орлов. Дама в сиреневом платье. 1839.


Д. Беццуоли. Княжна Мария Антония. 1836.


Разделенные пробором, иногда двумя, расходящимися ото лба как лучи, волосы закрывали уши и краешек щек — эта часть прически называлась «бандо», — а сзади на шее укладывались мягким узлом или пучком локонов.
«На ней была соломенная шляпа с широкими полями и розовыми лентами, развевающимися по ветру за ее спиной. Гладко причесанные черные волосы, собранные очень низко, спускались на щеки, касаясь кончиков длинных бровей, и, словно ласковыми ладонями, сжимали ее овальное лицо». (Г.Флобер. Воспитание чувств).
Ж. Энгр. Мадам Моутесье. 1851.
Ф. Винтерхальтер. Графиня Т. Юсупова. 1858.

Этой же моде следовала другая героиня Флобера — юная Эмма Руо, будущая госпожа Бовари.
«Ее шея выступала из белого отложного воротничка. Тонкая линия прямого пробора, едва заметно поднимавшаяся вверх соответственно строению черепа, разделяла ее волосы на два темных бандо, оставлявших на виду лишь самые кончики ушей, причем каждое из этих бандо казалось чем-то цельным — до того ее волосы были здесь гладко зачесаны, а на виски они набегали волнами, сзади же сливались в пышный шиньон, — такой прически сельскому врачу никогда еще не приходилось видеть»
. С гораздо более продуманной прической, сделанной по совету руанского парикмахера, Эмма явилась на бал в аристократический замок: «Волосы, слегка взбитые ближе к ушам, отливали синевой; в шиньоне трепетала на гибком стебле роза с искусственными росинками на лепестках». Прелестная головка Эммы успешно конкурировала с модными прическами других приглашенных дам, чьи «...волосы, гладко зачесанные спереди, собирались в пучок на затылке, а сверху венками, гроздьями, ветками были уложены незабудки, жасмин, гранатовый цвет, колосья и васильки».
В это же время за тысячи верст от Парижа, на другом балу, другая женщина — Анна Одинцова, воспламенившая любовь нигилиста Базарова, предстала перед ним в царственном великолепии русской красоты и парижской прически.
«Она поразила его достоинством своей осанки. Обнаженные ее руки красиво лежали вдоль стройного стана; красиво падали с блестящих волос на покатые плечи легкие ветки фуксий».
(И.Тургенев. Отцы и дети).
Любой французский журнал мод середины XIX века может служить иллюстрацией к этим женским портретам. Правда, часто цветы и растения увивали прически дам в таких неумеренных количествах, что эта ботаническая вакханалия толкала юмористов на гомерические же сравнения. Английский фельетонист, побывав на модном балу, отметил, как удачно буйные побеги плюща, свисавшие с головы на плечи молодящейся светской львицы, гармонируют с почтенным возрастом дамы, ненавязчиво напоминая о руинах замка и кладбищенской стене.

Наряду с резкой критикой и безудержной апологией дамские прически впервые удостоились нейтрального академического взгляда. В 1840-е годы выходят в свет пять томов об искусстве моделирования волос, написанные парикмахером Круазатом.


Портрет неизвестной. Раскрашенная фотография. Россия, 1850-е гг.





Платья и прически из журналов "Moniteur de la mode" (Франция, 1863-65) и "Модный магазин" (Россия, 1866).


В художественной литературе, в романах «золотого века», часто самой яркой деталью психологического портрета героини оказывалась именно прическа.
«Виконтесса де Босеан была блондинкой с темными глазами и ослепительно белой кожей, какая бывает только у блондинок. Она смело являла миру свое чело, благородное чело падшего ангела, гордого своей греховностью и не желающего прощения. Пышные косы были уложены высоко над двумя полукружиями волос, окаймлявшими лоб, и придавали ей еще большую величавость. Этот венец золотых кос воображение отождествляло с короной бургундских герцогов, а в сверкающих глазах этой знатной дамы чувствовалась смелость ее славного рода, смелость женщины, отвечающей презрением на оскорбление и вместе с тем чуткой к нежным порывам души». (О.Бальзак. Покинутая женщина).
Если оставить будуары и дворцы высшего света и заглянуть в более скромное жилье, где чистоту и порядок твердой рукой поддерживали нежные героини Диккенса, мы обнаружим там гладкие проборы «диккенсовских» девушек в клетчатых платьях и фартуках, олицетворяющих благородную бедность. Никак не желая срывать романтический флер с головок героинь Флобера, Бальзака и Диккенса, автор обязан все же уточнить, что красота причесок XIX века и чистота волос совершенно не обязательно сопровождали друг друга. Все эти прелестные женщины не были неряхами, просто тогдашнее представление о личной гигиене сильно отличалось от нашего. Самыми серьезными медицинскиим авторитетами мытье головы объявлялось вредным для здоровья, приводящим к мигреням и нервной слабости. Волосы мыли не чаще одного раза в месяц, да и что это было за мытье — скорее, сухая чистка. Волосы покрывались пудрой или тальком, которые впитывали жир и грязь, после чего эти абсорбенты удалялись свинцовым гребешком. Модного цвета добивались, например, смазыванием маслом, от которого волосы казались темнее. Масло придавало волосам блеск, что тоже считалось красивым, — вот чем объясняется одинаково лакированный вид причесок как пейзанок, так и княгинь на полотнах живописцев. А влюбленные находили для волос любимых женщин такие восторженные эпитеты, которые сегодня можно встретить только в рекламе шампуня против перхоти.


продолжение следует.

Макияж 19 века для бала. Сборы дамы на бал в 18 веке.

Макияж 19 века для бала. Сборы дамы на бал в 18 веке.

Как же собиралась дама на бал или ассамблею в петровское время или в екатерининскую эпоху? Сначала дамы одевались, а только потом использовали всякие гримировальные приемы. Главной задачей становилась сложная процедура забеливания париков и лиц - облик должен быть максимально уподоблен фарфоровым скульптурам. Показаться посторонним без пудры и румян рассматривалось как неуважение к людям, с которыми встречаешься.

Макияж 19 века для бала. Сборы дамы на бал в 18 веке.Макияж восемнадцатого века возрастные отличия стирал. Обильный слой пудры давал старушкам возможность притвориться молодыми, а юным превратить себя в солидных дам. Итак, надето платье, под которым сложные кринолиновые конструкции и корсетные лифы, приподнимающие грудь, "Нарисовано" лицо: брови, губы, нанесен перламутрово - розовый румянец, наклеены "говорящие" искусственные родинки и щедро напудрена грудь и шея. "Полуготовая" к балу дама помещалась в специальный невысокий шкаф, который имел дырку в верхней части. Дама усаживалась на стул, а ее голова торчала снаружи. Платье и грудь закрывались специальной накидкой. В современных салонах такие накидки называются пеньюарами, а тогда они имели иное название - "Пудромантели". Длинная пудромантель стягивалась на шнурке вокруг шеи, предохраняя одежду и нанесенный на грудь и шею макияж. Вокруг шкафа с торчащей головкой располагались горничные, парикмахеры и лакеи со специальными пульверизаторами. Они опрыскивали волосы или парики душистой пудрой нежнейших оттенков: серой, голубой, розовой, палевой. А для того, чтобы пудра не испортила грим и мушки на лице, дама держала своеобразную защитную маску со слюдяными окошечками напротив глаз.
Модные дамские прически приподнимали волосы надо лбом, придавая лицу удлиненную яйцеобразную форму. Наиболее популярными были такие прически, как "Мария Манчини" с двумя тугими локонами, спадающими на грудь, и "полонез" - прическа, украшенная драгоценностями и перьями.
Прически того времени впечатляющей высотой отличались. Иногда сооружался специальный каркас из железных или деревянных прутьев, который маскировался своими и фальшивыми локонами, кружевами, чучелами птиц, живыми и фарфоровыми цветами, перьями. В волосы умудрялись вставлять даже макеты парусников, создавая прически "Фрегат" или "кораблик".
В России в целом прически были меньшего объема, чем в других европейских странах в те же годы. В качестве каркаса часто служили, особенно в провинции, войлочные головные уборы.

Макияж конца 19-начала 20 века. Макияж 19-ого столетия

Макияж конца 19-начала 20 века. Макияж 19-ого столетияОпределенному безветрию в моде на макияж, пришедшее в конце 18 столетия, суждено было продлиться не больше двух десятков лет. Единственное, чем пользовались женщины того времени, – это гигиеническое мыло для лица и тела, а также капля румян, изготовленных на основе природных красителей. С пришедшей на смену эпохой романтизма в 20-е гг. 19 столетия популяризуется мода на макияж – бурные страсти и эмоциональные душевные переживания в душе должны иметь отпечаток на внешности. Модным становится нездоровая бледность, темные и влажно блестящие глаза – таков эталон красоты эпохи романтизма.

Женщины повально начали пить уксус и есть лимоны. Делалось это с целью потери веса и достижения мертвенно-бледной кожи. Женщины мало спят – с целью появления кругов под глазами. Для придания блеска в глаза капают сок белладонны и атропин. Темные подводка глаз и тени для век придают облику демонический вид.

Но Ее величество мода изменчива, и с 50-х гг. болезненность и бледность в образе женщины перестает быть привлекательной. Мужчин начинает манить теплота, женственность и покой в женском облике. В целях соответствия новому эталону, женщины отказались от густого макияжа. Женщины предпочитают лишь немного осветлить лицо яичным белком, подцветить скулы румянами – немного ярче при темных волосах и светлее – при светлых, а также подвести брови бриллиантином. Никогда прежде, наверное, макияж не был таким щадящим, как в середине 19 столетия. Точка зрения на сам макияж изменилась, как на само слово «макияж», которое, появившись веком раньше, обозначало в отрицательном смысле искусство скрывать недостатки. В 19 столетии негативный оттенок со слова снимается, и оно обретает значение «средства, скрывающие недостатки лица».

Специфической особенностью макияжа 19 столетияМакияж конца 19-начала 20 века. Макияж 19-ого столетия

становится то, что макияж перестает быть привилегией лишь знатных дам. В связи с устройством промышленного изготовления косметика становится доступной даже низшим слоям общества. Приличные девушки из бедных семей приобщаются к искусству макияжа и с радостью обучаются припудривать лицо, подкрашивать губы и подводить глаза. Но надо заметить, что проститутки в 19 столетии, как и во все времена, всегда красились дерзко: наносили много пудры и румян, использовали яркую помаду и подводили жирным черным цветом глаза.

В конце 19 столетия была придумана жидкая пудра. Она идеально скрывала все недостатки кожи и, застывая, создавала эффект маски. В сочетании с небольшим количеством румян и помады, оно походило на лицо жрицы. Мужчины того времени просто таяли перед такой загадочностью.

Косметическая промышленность конца 19 столетия раскручивается, соответственно, популяризуются и косметические средства. Актрисы 19 века с радостью дают уроки красоты и публикуют на страницах журналов рекомендации и рецепты, как сохранить молодость и красоту. Понемногу женщины осознают, что настоящая красота – это искусство владеть свои телом, чувствами и голосом, а уж никак не сильная «накрашенность».

В древности существовала традиция красить зубы. Она сохранилась и в 19 столетии. Женщины красили зубы в желтый цвет, чтобы лицо казалось бледнее.

Макияж 19 века в россии. История макияжа от XIX века до 1930-х годов. Как изнеженную даму сменила «женщина-вамп»?

После Великой Французской революциис её обилием белил, румян и мушек постепенно уходит в прошлое. Если в начале XIX века Наполеон Бонапарт ещё мог отчитать даму за то, что та явилась на публике ненарумяненная, то вскоре неприличным становится именно накрашенное лицо.

В моде — естественность, добиться которой с помощью косметики того времени было крайне трудно. При этом канонами красивого женского лица продолжают оставаться белизна и румянец. Вот только добиваться этого приходится натуральными способами. Например, для образования румянца девушки ели землянику или просто щипали себя за щёки. А для придания коже белизны пили уксус или ели специально очищенный толченый мел (он продавался в аптеках). Губам могли разве что придавать вазелиновый блеск, а глаза совсем чуточку подкрасить.

Более того, во времена романтизма преобладал своеобразный «туберкулёзный» шик. Романтическая, возвышенная натура должна была выглядеть не только изнеженной и утончённой, но желательно и… болезненной. То есть бледной, изнеможенной, с тёмными кругами вокруг глаз. Страдающая от чахотки красавица — частый образ на страницах литературы того времени (достаточно вспомнить Маргариту Готье из романа Дюма-младшего «Дама с камелиями», которой подражали многие впечатлительные дамы). Поэтому из косметических средств популярностью пользуется только пудра.

Теофиль Готье:
«Нежнейшая пудра позволяет придать коже слюдяной, мраморный оттенок и скрыть тот здоровый румянец, который в наши дни выглядит совершенно неуместно, ибо предполагает превосходство физических потребностей над потребностями духовными. С помощью пудры формы живого тела приближаются к формам статуи; они очищаются и одухотворяются».

Во второй половине XIX века косметику используют чаще. Законодательница мод того времени — французская императрица Евгения — уже довольно заметно чернит тушью свои глаза. Однако яркий макияж считается вульгарным и уместным лишь для проституток, актрис, балерин и прочих «дам полусвета». Остальных любительниц чрезмерно разукрашивать лица повсеместно осуждают.

Линн Линтон «Субботний обзор литературы», 1860-е:
«Это создание, которое красит волосы и разукрашивает лицо, как будто это первая заповедь её религии. Смыл её жизни — веселье, основная цель — роскошь».

В начале XX века большого греха в косметике уже не видят. Ею пользуются все дамы, но весьма умеренно. Например, пудру обычно применяют, чтобы отбелить покрасневший нос зимой и скрыть лоснящееся лицо летом. Правда, косметический бизнес ещё не стал повсеместным, поэтому косметику можно найти преимущественно в театральных магазинах.

Собственно, с подмостков театров и экранов кинематографа и начинается новая страница в истории макияжа. Под влиянием актрис в 1910-х годах краситься начинают всё чаще и ярче. В штате Канзас даже предлагают запретить употреблять косметику дамам 44 лет, чтобы «не создавать ложное впечатление» .

Дело в том, что кино тогда было немым и чёрно-белым, поэтому актрисам приходилось наносить яркий (даже немного гротескный) грим. Во-первых, он лучше смотрелся под светом софитов. Во-вторых, придавал лицу выразительность — ведь чувства и страсти приходилось выражать без помощи слов.

Именно кинематограф делает популярной тушь для глаз, которую ещё в 1830-х годах изобрёл Юджин Риммел (кстати, фирма Rimmel существует до сих пор, а само слово в португальском, румынском, турецком языках является синонимом слова «тушь»).

Однако изобретение Риммела долго не пользовалось спросом, пока в 1913 году тушью не занялся другой мужчина — химик Терри Уильямс. Стимулировал Уильямса не коммерческий интерес, а семейный — его сестра Мейбл засиделась в девках, и её срочно надо было выдавать замуж. Для того чтобы сделать глаза сестры краше, химик и изготовил тушь, смешав сажу с вазелином. Смесь он спрессовал в плиточки и добавил к набору кисточку для нанесения. Говорят, изобретение помогло, Мейбл сосватали, а на свет родилась фирма с её именем — да-да, хорошо нам известная Maybelline.

Спустя два года косметический набор обогатился ещё одним изобретением — в 1915 году в США выпустили первую губную помаду в тюбике.

А в 1916 году режиссёр Дэвид Уорк Гриффит впервые использует накладные ресницы для к-ф «Нетерпимость». Он хотел, чтобы героиня фильма — принцесса Аттарея (актриса Сиенна Оуэн) — имела взгляд, сияющий «больше, чем сама жизнь». Для чего наклеил ей на глаза пышную бахрому, практически достигающую щёк.

Именно в сфере кинематографа начинал свою работу знаменитый Макс Фактор. Тот самый, который ввёл в обиход понятие «мейк-ап», идею цветовой гармонии в макияже (оттенки должны гармонировать не только между собой, но и с естественным цветом волос, кожи, глаз), и воплотил её в концепцию четырёх цветовых типов женщин. Он же усовершенствовал и популяризовал накладные ресницы, а для актрисы Клары Боу разработал специфический макияж губ — т.н. «лук Купидона» с изогнутой линией верхней губы и бордовой помадой, придающей рту форму «сердечка-поцелуйчика».

Но, наверное, самым важным для модниц всего мира стало то, что в 1927 году Макс Фактор начал массовое производство компактных косметичек. Теперь любая женщина могла с их помощью накраситься точно так же, как её любимая кинозвезда.

В 1920-е годы яркий макияж уже сошёл с экранов прямиком в массы. Томных изнеженных дам сменили дерзкие и активные девушки с плосковатой фигурой и мальчишескими причёсками. Однако спутать их с мальчиками было невозможно, хотя бы уже из-за обилия косметики, создающей пугающий и притягательный образ «женщины-вамп».

«Дымчатая» тушь обволакивала глаза, придавая им круглую замкнутую форму (т.н. «smoky eyes»). Иногда перед нанесением макияжа в веки втирали вазелин — для придания блеска. Самым тёмным делали внутренний уголок верхнего века, а внешние уголки глаза (а также бровей) были «печально» приопущены.

Брови выщипывали (или сбривали), а на их месте рисовали чёткую чёрную линию. Рисовать брови стремились подальше друг от друга — так сказать, в разлёт.

Кроме глаз акцент делался и на губы. Правда, в отличие от огромных и трогательно печальных глаз, ротик рисовался махоньким и чётко очерченным (недаром лица 1920-х годов кажутся сегодня удивлённо-обиженными). Отныне помада становится постоянным спутником женской косметички. Самым популярным цветом губ был тёмно-вишнёвый с матовым оттенком,т. е.безо всякого блеска.

Матово-бледным должно было выглядеть и всё лицо. Румяна если и наносятся, то нежных оттенков и в виде круглых пятен.

В 1930-х годах макияж становится более спокойным, но не менее «кукольным». Законодателями мод по-прежнему остаются звёзды кинематографа.

Губы продолжают выглядеть «напряжёнными» — имеют чёткий контур и форму «поцелуйчика», но их размер становится более натуральным. Центр губ выделяется, а уголки приподнимаются в сжатой улыбке. Цвет помады уже не такой насыщенный и тёмный. Начинает использоваться и блеск для губ.

Основной акцент в лице делается на глаза. Их контур чётко выделен и соединён в уголке. Пространство под бровью высветляется, а ниже — на веки — наносятся тени тёмных оттенков. Ресницы обильно красят, чтобы они выглядели длинными и густыми.

Ну, и конечно, первое, что бросается в глаза в макияже 30-х — так это брови. Их тонко выщипывали и подрисовывали, стремясь придать форму дуги, устремлённой высшей точкой к вискам. С такими изогнутыми бровями дама могла выглядеть как слегка удивлённой (как Джин Харлоу), так и холодно высокомерной (как Грета Гарбо и Марлен Дитрих).

Вторая особенность женского лица 30-х годов — высокие скулы. Чтобы выделить скулы, под ними наносились темные, хорошо растушёванные румяна. Скуластость «а-ля Гарбо» была так популярна, что некоторые модницы удаляли себе верхние боковые зубы, чтобы сделать щёки впалыми.

Во второй половине 1930-х годов косметичка женщины была дополнена ещё двумя новшествами. В 1936 году Макс Фактор выпускает первый тональный крем, а в 1939 году Елена Рубинштейн разрабатывает первую водостойкую тушь. Но так как эта тушь была создана на основе скипидара (а значит, не очень хорошо пахла и вызывала аллергию), пользовались ей только в исключительных случаях.

Макияж 19 века в россии. История макияжа от XIX века до 1930-х годов. Как изнеженную даму сменила «женщина-вамп»?Макияж 19 века в россии. История макияжа от XIX века до 1930-х годов. Как изнеженную даму сменила «женщина-вамп»?Макияж 19 века в россии. История макияжа от XIX века до 1930-х годов. Как изнеженную даму сменила «женщина-вамп»?Макияж 19 века в россии. История макияжа от XIX века до 1930-х годов. Как изнеженную даму сменила «женщина-вамп»?Макияж 19 века в россии. История макияжа от XIX века до 1930-х годов. Как изнеженную даму сменила «женщина-вамп»?Макияж 19 века в россии. История макияжа от XIX века до 1930-х годов. Как изнеженную даму сменила «женщина-вамп»?Макияж 19 века в россии. История макияжа от XIX века до 1930-х годов. Как изнеженную даму сменила «женщина-вамп»?Макияж 19 века в россии. История макияжа от XIX века до 1930-х годов. Как изнеженную даму сменила «женщина-вамп»?

Макияж 1910 х годов. 1920-ые – макияж входит в моду

После Первой мировой войны на смену чопорности начала века приходит жажда насыщенной и искромётной жизни. Это десятилетие даже приобрело собственное название «ревущие двадцатые», благодаря своей динамичности изменений общественного уклада. Представительницам прекрасной половины человечества справиться со сложностями послевоенного периода помог, как ни странно, яркий макияж. Поэтому практически у каждой американки или европейки того времени в сумочке можно было найти губную помаду, тени для век, тушь и тональные карандаши от Maybelline и Max Factor. В Японии же марка Shiseido своими уникальными продуктами создавала образ «современной японской женщины».Макияж 1910 х годов. 1920-ые – макияж входит в моду Губы бантиком и удивительно тонкие брови – главные веяния макияжа 1920-ых Яркий макияж перестал быть чем-то постыдным, а женщины смогли открыто покупать декоративную косметику – практически во всех универмагах и аптеках появились отделы с ней.И снова невозможно обойтись без Голливуда. Образ кинодивы Клары Боу стал легендарным: выразительные тёмные глаза и губы бантиком. После этого женщины стали особое внимание уделять как раз форме губ. В моде всё ещё оставалась бледность кожи, но весьма приветствовался здоровый юношеский румянец на лице цвета слоновой кости.Какой же макияж предпочитали женщины 1920-ых годов?• Глаза – разнообразные тени для век и обязательно с подводкой кайалом. Последняя получила такую популярность после того, как нашли гробницу фараона Тутанхамона. Экзотика египетских образов просто завораживала.• Впервые женщины стали выщипывать брови, а затем рисовать их, меняя направление, чуть ближе к вискам.• Самыми популярными были губы бантиком. Девушка должна была обладать маленьким и аккуратным ротиком, поэтому помаду наносили, не доходя до линии естественного контура губ.• Ресницы – тушь стала относительно новым косметическим средством, поэтому ни одна модница не могла устоять перед ней.• Если раньше румяна наносили не в форме треугольника, как было раньше, а кругами, что делало линии лица более плавными.• Стал востребованным лак для ногтей и в этом плане компании Revlon не было равных. Удивительно модным считался «лунный маникюр», когда кончик ногтя окрашивали другим цветом.Если вам понравился макияж 1920-ых, тогда этот современный мастер-класс также заслуживает вашего вниманияОбраз девушки 1920-ых годов считается самым женственным. Впервые представительницы прекрасного пола задумались над тем, как макияж может изменить практически любой облик. Неудивительно, что на прилавках книжных магазинов появилось множество изданий, посвящённых косметике, и руководства по правильному нанесению макияжа.

Макияж 18 века.

Восемнадцатый век – это эпоха огромных париков, пышных платьев, бесконечных балов, утонченных духов и фарфора. Это век нежности и манерности, красоты и страстности. Отличительной особенностью макияжа 18 столетия является белоснежная кожа.Макияж 18 века. Грим являлся обязательной чертой костюма того времени. И мужчины, и женщины густо покрывали кожу пудрой и белилами, отчего она приобретала фарфоровый оттенок. Примечательно, что пудрой маскировали не только лицо и шею, но также зону декольте и даже руки. Основными оттенками косметического средства были белый, серый, голубой, розовый. Для того чтобы усилить бледность, на висках дамы рисовали голубые жилки, имитировавшие вены.
Макияж 18 века. Подчеркнуть бледность кожи помогали контрастные мушки, которые изготавливались из бархата и тафты темных оттенков. Позднее их стали рисовать специальным карандашом. Они имели, как правило, небольшие размеры и обладали самыми разнообразными формами. Крепились мушки чаще всего на лицо. Они могли располагаться также на шее или груди в зависимости от желания хозяйки и фасона платья.
Макияж 18 века. Считалось, что мушка привлекает внимание к наиболее привлекательной части тела. Некоторые женщины «сажали» мушки на недоступные окружающим места. Искусственная родинка могла располагаться, например, на бедре или на животике. Существовал даже тайный язык мушек.
Макияж 18 века. Вместе с декоративными родинками лицо украшал румянец. На белоснежном фоне особенно красиво смотрелись румяна светло-розового оттенка. Ресницы густо красили специальной краской в черный цвет, который делал взгляд особенно ярким. Губы подчеркивались красной помадой. Такой вариант макияжа просуществовал до конца 18 века. На рубеже столетий в моду вошел естественный облик и натуральная бледность.

Мастер-класс по причёскам 19 века. Отчёт и фотографии.

? LiveJournal
  • Find more
    • Communities
    • RSS Reader
  • Shop
  • Help
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

Женские прически 19 века, часть 1

Несколько лет назад Марго и Орися подарили мне чудесную книгу - "Локон жгучий, локон черный. История женских причесок" Наталии Резановой. Делюсь наиболее интересными кусками. 🙂

Иллюстрации в ней в основном ч/б, так что где могла, я заменила их найденными в сети цветными версиями.


Кудри девы — чародейки,
Кудри — блеск и аромат,
Кудри — кольца, струйки, змейки,
Кудри — шелковый каскад.
В.Бенедиктов

Гильотина Французской революции жестоко растрепала продуманные прически сторонниц монархии, зато другие дамы сами поспешили внести в свои головы революционный беспорядок. Он выразился в радикальной стрижке. Правда, столь вызывающий облик могли позволить себе лишь немногие независимые аристократки и актрисы, которым не привыкать было шокировать модный свет. Короткие стрижки продержались с 1801 по 1809 год. Самая модная, когда волосы завивали по всей голове мелкими кудрями, получила название "a la Titus", по имени римского императора. Что касается цвета волос, то и здесь свежие идеи были извлечены из римских руин. В 1798 году императрица Жозефина окрасила свои волосы на манер римских патрицианок синеватой краской, после чего все дамы стали носить синие парики. Парики вообще оказались в громадном употреблении — у больших модниц их насчитывалось до 30. Девушкам в приданое давали дюжину париков. Во времена Директории вышла книжка "Таинственная история всех светлых париков (блондинов и блондинок) в Париже". Все парики были светлыми — начиная от льняных и кончая пепельными, как вдруг одна актриса явилась на бал в черном парике, и это стало модной новостью: кокетки надевали утром светлый парик, вечером — черный. Многие сбривали все волосы и носили только парик, другие добавляли к своим волосам фальшивые и укрывали их пурпурной сеткой. Братья Гонкуры подробно описали парики того времени с прядями длиной не более дюйма, с челкой до ресниц, а также шиньоны грушевидной формы. Актеры и актрисы высмеивали парики со сцены в эпиграммах, но это служило лучшей рекламой. Цена париков возросла до 25 луидоров.



Дебукур. Парикмахер. Франция, нач. 19 в.

Более чем экстравагантная прическа с высоко выбритым, как для гильотинирования, затылком, на который к тому же повязывалась узенькая красная ленточка, напоминающая струйку крови, называлась "a la victime" (жертва) или "а 1а guillotine". Но этот образчик парикмахерского черного юмора недолго веселил парижскую золотую молодежь. И рискованная «жертва», и взъерошенная короткая стрижка «дикарка» вышли из моды еще быстрее, чем революционные идеи. Неунывающие парикмахеры и их клиентки укрылись от уличных беспорядков в тихих музейных залах, где принялись срисовывать образцы забытых античных причесок.
Хотя импровизации на архаичные темы вышли очень милыми, парикмахерам трудно было соревноваться с портными. Их произведения — почти прозрачные платья-рубашки — намертво приковали к себе мужские взгляды. Эта попытка внедрить эллинскую гармонию и покой в тщеславные светские салоны начала 19 века иногда оборачивалась жеманством, игрой в наивность и невинность, но большинство джентльменов наблюдали происходящее с удовольствием.
"И право, было недурно: на молодых женщинах и девицах все было так чисто, просто и свежо; собранные в виде диадемы волосы так украшали их молодое чело". (Ф.Вигель. Записки).



Ж.-Л. Давид. Мадам Рекамье. 1800

Очарования античной простоты и добивались дамы, облачаясь в легкие древнегреческие туники.
"Такую же простоту преследовали и женские прически, впавшие даже в непонятную в этом отношении и уродливую крайность. За несколько лет перед тем ни у одной женщины не было достаточно волос для прически, теперь у всех их оказалось слишком много. Вместо воздвигавшихся на головах щеголих высоких гор, холмов, усыпанных цветами, лугов, пенистых потоков из искусственных прядей кос и локонов, вместо сложнейших и громоздких причесок, вроде «прелестной простоты» или «расцветающей приятности» — появились вдруг гладко остриженные головы или «половинная» стрижка голов, с бритыми или коротко подстриженными на затылке волосами... Мода на стриженые головы и затылки, строго запрещенная во времена Павла, снова вернулась в первые годы царствования Александра, но уже благодаря одному тому, что она лишала женщину одного из существенных ея украшений, долго продержаться не могла. Вскоре волосы были снова отпущены и начали зачесываться кверху, так что затылок оставался открытым, причем их иногда заплетали в косы, которыя обвивали вокруг головы или завивали спереди мелкими буклями, спуская их вдоль щек короткими локонами — «фаворитками» или «бандо». Причесывались также «l'antique», или с большими гребнями, украшенными каменьями, или вплетая в волосы гирлянды цветов, сеточки из мелкого жемчуга и повязки, украшенные мозаиками, а особенно камеями". (В.Верещагин. Женские моды Александровского времени).



Ж.-Б. Реньо. Портрет Елены Виолье. 1812
Ж.-Л. Давид. Портрет графини Дарю. 1810
Неизвестный художник. Медальоны с изображениями Жозефины Богарне. 1800-е гг.

К этому перечню модных причесок стоит добавить еще «a la Ceres» и «a la Circassienne», которые вызвали изобретение разнообразных металлических обручей, стальных гребней и остроконечных украшений на макушке — «une corbeille».

Темных локонов извивы,
Словно лозы прихотливы,
Вяжут пышные узлы:
И за каждым клубом мглы,
Будто тайны откровенье —
Перлов дивное явленье.

Так с точки зрения английского романтика Джона Китса выглядела мода перевивать темные волосы жемчужными бусами. Впрочем, многие дамы осветляли волосы, подражая второй жене Наполеона I Марии Луизе. Как сообщает биограф императорской четы Ф.Герре, — «эта блондинка была подобна замороженному шампанскому, которое, едва оттаяв, сулит много удовольствий». Но законодательницей мод стала не она, а бежавшая из революционной Франции художница Виже-Лебрен. Ее вкус был навсегда отдан естественности.
"Моя прическа мне ничего не стоила; я сама устраивала свои волосы, украшая их обыкновенно муслиновым платком... Парик! Судите сами, могла ли я привыкнуть к парику, с моей любовью к живописности! Я всегда чувствовала к ним такое отвращение..." (Письма м-м Л.Э.Виже-Лебрен. Т.1).
Виже-Лебрен написаны многочисленные портреты русских дам, часто она сама причесывала своих моделей.



Картинки из журналов мод. Франция, 1810-е гг.


С. Шарье. Дама за туалетом.

Русский ампир соединил воинственную живость с романтической негой. Это было время юности Наташи Ростовой. Перечисляя подробности наряда, в котором главная героиня «Войны и мира» собирается на свой первый бал в 1809 году, Толстой сообщает: «Волоса должны были быть причесаны a la grecque». В мемуарах Татьяны Берс, послужившей прототипом Наташи, есть такое описание ее первого выезда в свет:
«— А ты знаешь, Саша, ведь меня причесывал настоящий парикмахер. Это тетя Julie велела. Ты не заметил? Нет? — Заметил что-то необычное... Julie велела парикмахеру причесать меня "a la grecque", как носили тогда на балах, с золотым bandeau (обручем) с приподнятыми буклями, а на шею надела мне бархатку с медальоном».
О том, что эта прическа уже в течение нескольких лет была в моде, говорит еще одно место в романе: князь Андрей в своем кабинете «смотрел на портрет покойницы Лизы, которая со взбитыми a la grecque буклями нежно и весело смотрела на него из золотой рамки». Лаконизм «греческих» укладок компенсировался драгоценными украшениями. В моде золотые тяжелые обручи, которые надевали прямо на лоб, чтобы замаскировать край парика (парики продолжали носить пожилые дамы). Длинные золотые шпильки и гребни держали прическу. Любимое украшение для волос — маленькая бриллиантовая диадема в виде букетика цветов или, что еще более модно — колосьев. Она особенно эффектно смотрелась на фоне черных волос. Этот цвет к тому же отлично оттенял романтическую бледность, почему и оказался в это время самым модным.



В. Боровиковский. Портрет княжны Долгорукой. 1811 (источник)

В России красили волосы в черный цвет, конечно, натуральными красителями, в частности, настоем молодых грецких орехов, причем этим грешили не только молодые дамы, но и седеющие модницы. Такую пожилую кокетку насмешливо поминает горничная Лиза в комедии Грибоедова «Горе от ума».
Мне-с ваша тетушка на ум теперь пришла,
Как молодой хранцуз сбежал у ней из дому.
Голубушка! Хотела схоронить
Свою досаду, не сумела:
Забыла волосы чернить
И через три дни поседела.

Отсутствие трезвого взгляда в зеркало подводило не только комических старух. Прически с поднятыми вверх волосами были весьма требовательны к овалу лица и далеко не всех украшали. Толстой описывает усилия двух женщин причесать на такой манер некрасивую княжну Марью, все очарование которой было в кротком выражении лучистых глаз — модная прическа только уродовала ее. В 1817 году в моде не менее рискованные прически с поперечным пробором от уха до уха. Сзади волосы собирали в узел на затылке, а на лбу взбивали тучку из небрежных мелких завитков. Через три года их место заняли крупные горизонтально положенные букли.

Для оживления моды «александровской эпохи», как ее называли современники (а мы называем пушкинской), дополнительным стимулом оказался повышенный интерес императора-щеголя Александра I к красивым женщинам. Отличал их, как известно, и Пушкин. Часто внимание царя и поэта привлекала одна и та же красавица. «Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты...» — это об Анне Петровне Керн. Ее же гораздо больше, чем гениальные строчки поэта, взволновало мимолетное благосклонное внимание императора. А сколько было предпринято хлопот, чтобы оного добиться!
«Моя подруга была гораздо лучше меня одета: на ней была куафюра с пером, очень украшавшая ее молодое, почти детское личико, и она мне сказала, что муж выписал ей эту куафюру, потому что государь любил подобный головной убор без других украшений. Как мне досаден сделался мой голубой с серебряными листьями цветок».
Для следующего бала «...было заранее выписано из Петербурга платье — тюлевое на атласе и головной убор: маленькая корона из папоротника с его воображаемыми цветами. Это было очень удобно для меня и для моей лени и неуменья наряжаться. Я только заплела свою длинную косу и положила папоротниковую коронку, закинув длинные локоны за ухо, и прикрепила царский фермуар... Можно сказать, что в этот ве¬чер я имела полнейший успех, какой когда-либо встречала в свете!» (А.П.Керн. Воспоминания).

Александр Сергеевич, когда хотел, замечал и такие подробности дамских причесок, которые их обладательницы предпочли бы сохранить в тайне:
«Графиня стала раздеваться перед зеркалом. Откололи с нее чепец, украшенный розами; сняли напудренный парик с ее седой и плотно стриженной головы» (А.Пушкин. Пиковая дама).
Старые придворные дамы, продолжая одеваться по моде своей юности, носили полувековой свежести парики, и по привычке, утвердившейся тогда же, брили или коротко стригли волосы, чтобы парик лучше держался. Дочь англомана Муромского Лиза, чтобы остаться неузнанной предметом своей любви, одалживает у своей гувернантки ее стародевичьи букли:
«Лиза, его смуглая Лиза, набелена была по уши, насурьмлена пуще самой мисс Жаксон; фальшивые локоны, гораздо светлее собственных ее волос, взбиты были, как парик Людовика XIV...» (А.Пушкин. Барышня-крестьянка). В 1820-е годы русской барышне требовалось проявить характер, чтобы игнорировать поветрия моды. Это удавалось лишь обитательницам деревенских усадеб. Татьяна Ларина, привезенная в Москву, попадает в руки столичных подружек, которые на следующий же день «взбивают кудри ей по моде». Мода, которая давно уже обрела в России статус неписаного закона, получила в это время и свой писаный закон — первые регулярные журналы мод. Печатавшиеся в них депеши из Парижа звучали как военные донесения: «На днях замечена в опере новая уборка головы...» Это означало, что некая великосветская дама придумала для себя очередную эффектную прическу и на следующее утро ее закажут своим парикмахерам все парижские модницы второго ряда. Через две недели директива достигнет Москвы и Петербурга, еще через месяц — губернская львица удивит собравшихся на балу соперниц невиданной комбинацией кудрей и перьев. Весь этот «волосяной вздор» имел мало сходства с первоисточником, ведь провинция в погоне за петербургской модой обязательно «оборвется», по выражению Гоголя. И если «Московский телеграф» в 1827 году сообщал, что «...в простой уборке волосов на лбу щеголихи обыкновенно протягивается золотая цепочка или золотой снурок, которым укрепляется на средине лба камей или цветной драгоценный камень», то можно было быть уверенными, что в губернском городе и цепочка, и камень окажутся вдвое крупнее столичных образцов.
В России за парикмахером посылали и везли его на дом до 1823 года, когда первую парикмахерскую в нашем значении этого слова открыл француз Дибо, который «имел честь известить почтенную публику, что он получает из Парижа разного вкуса парики, накладки и локоны для дам и занимается стрижением волос».

С новым романтическим уклоном в искусстве, литературе и, разумеется, в моде, прически резко уклонились от былой простоты, а особенно от симметрии.
Реванш за профанацию своего мастерства, когда почти два десятилетия маленьких домашних причесок отстранили их от дел и доходов, парикмахеры взяли в конце 1820-х годов.
«Появились прически с массою буколь и накладных волос. Пукли были необыкновенно велики... взбитые волосы, совсем закрывающие острые или томные глазки, напоминали о том счастливом времени, когда нельзя было в люди показаться без двухаршинной прически». (Литературные листки. 1824).

Часть 2

Костюмы, аксессуары и прически русских красавиц XIX века

Светские красавицы императорской эпохи уделяли большое внимание своей прическе. Ее красота во многом зависела от мастерства создателя ювелирного украшения для волос, которое было главным дополнением женского убранства. Законодательницей моды и нравов светской жизни XVIII-XIX вв. становится Франция. Русское высшее общество в те времена стремилось во всем следовать Европе. Это привносило новизну в образ светских увеселений и разных затейливых соблазнов. Официальные приемы требовали повышенного внимания к особенностям костюма, прически и аксессуаров. Появляется много предметов роскоши, а вместе с ними и украшения, которым отводилась главенствующая роль. Ювелиры, творившие для русской знати, создавали восхитительные украшения, полные ослепительной красоты, изящества и технического совершенства, блещущие вставками из драгоценных камней: бриллиантами, сапфирами, рубинами…

Прическа эпохи барокко — куафюра

Прическа в стиле рококо

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Высокая объемная прическа придворных дам в эпоху барокко (куафюра) изобиловала украшениями для волос. Наиболее популярными тогда были эгреты (султаны) фантазийной формы в виде букетов и цветов, шпильки и булавки с игривыми фигурными навершиями. А подчеркивающий ассиметрию роккоко предпочитал яркие бабочки и изящные перья. Это было главной изюминкой женского костюма.

Платья в стиле ампир

Классицизм и ампир внесли в костюм и прически черты демократичности и основы античного наследия. Светские петербургские красавицы александровской эпохи начинают осваивать костюм нового силуэта, причесываться и украшаться по античному образцу. Покрой женского платья эпохи ампира развивается под влиянием моды эпохи античности. Они создаются из легких тканей: индийского муслина, батиста, кисеи, тонкого льняного полотна и напоминают греческие туники с мягкими струящимися складками. Постепенно костюм приобретает черты строгости, освобождается от обилия сложных деталей, а в дальнейшем, легкие воздушные ткани уступают место плотным шелкам и бархату насыщенных тонов. Укладка прически делается в греческих и римских традициях. (Древние римлянки предпочитали носить гладко причесанные волосы, а сзади скрепляли их застежкой или заплетали в косы, укладывая вокруг головы. Прически они делали из своих волос и из накладных париков. Отличительной особенностью римской прически были мелкие кудряшки вокруг лба).

Прическа в стиле «а-ля Титус» с украшениями из драгоценностей и цветов

Светские дамы эпохи ампир заимствуют и перерабатывают античные модели. Начинают носить уборы из завитых волос, которые подстрижены и уложены мелкими кудрявыми локонами вокруг лба «а-ля Титус», «а-ля Фрина» и обхвачены яркой лентой «а-ля виктим». Они делают высокие прически из искусно выполненного шиньона в виде пучка с греческим узлом. Часто голову украшают натуральными и искусственными цветами из разных материалов.

Тюрбан

Большой популярностью среди русских светских дам пользовались головные уборы в виде чалмы или тюрбана. Впервые эти головные уборы были надеты парижанками. Модные в ту пору тюрбаны делали из «мериносовой», «кашмирской» шали, из тонкой индийской кисеи с золотыми полосами, из бархата и парчи, из белого и розового крепа. Носились такие уборы сложенными в складки, или в виде витой полосы с украшениями из жемчуга и драгкамней или султанами из перьев. В этот же время появляются ювелирные украшения в греческом стиле, которые придавали костюму законченный вид.
Эти вещицы отразили традиции неоклассицизма, герметизм форм с четким орнаментальным декором разных мотивов — пальметт, розеток, листьев лавра, жемчужника. Как и в эпоху Римской империи, изделия для волос начинают украшать филигранью. Такой лаконичный узор наделял предмет строгой элегантностью и придавал ему оттенок демократичности.
Красоту дамским прическам стиля ампир создавали изысканные и изящные украшения: налобные повязки, диадемы, разной величины обручи с перьями, золотые сетки для волос, высокие гребни из черепахового панциря, эгретки, шпильки с жемчужными навершиями, заколки. В их отделке ювелиры используют бриллианты, жемчуг, кораллы. Но особенно интересны декоративные вставки из камей с древнегреческими мотивами и изобразительными сюжетами. Самые темные слои материала камей использовались как фон, а более светлые как цвет рельефа с миниатюрными силуэтами мифологических персонажей. Эта композиционная особенность была ключевой и подчеркивала стилевую связь ювелирных украшений с костюмом и прической.

Императрица Елизавета Алексеевна в жемчужной повязке

Женщины эпохи русского ампира носили жемчужные повязки на лбу.. Нити жемчуга (обычно 2) скреплялись изящной декоративной застежкой -фремуаром, украшенной бриллиантами или камеей.
Для украшения декоративных гребней и шпилек для волос часто используется натуральный и искусственный жемчуг, который замечательно подчеркивает строгую красоту украшения и мотивы его орнаментального декора. К примеру, в налобных повязках жемчужины сочетали с геммами из агатов и сердолика, а на светских балах волосы и тюрбаны обвивали нити жемчужных бус.
Светские дамы той поры блистали на балах в самых разнообразных головных уборах. Они являлись тогда главным украшением женского туалета. Поэтому их зачастую делали из золота и драгоценных камней в виде обручей, жестких сеток, пышных повязок со страусиными перьями и диадем. Юные девушки украшали голову атласными лентами или бархоткой, поддерживающей игривые завитки. К сожалению, ювелирные украшения для причесок в стиле ампир в основном не сохранились, поэтому анализировать их художественный уровень можно только по живописным портретам женщин тех лет.
В ту эпоху увлечение резными камнями продолжает развиваться. Отечественные мастера начинают изготавливать геммы в традициях античной пластики, используя многослойные агаты, ониксы, сердолик, а также раковиницы. Главной деталью диадем, гребней, повязок и булавок для головных уборов становится глиптика.

Черепаховый гребень времен бидермейера (1815 — 1848 гг)

Излюбленным аксессуаром для волос у женщин эпохи позднего классицизма становится черепаховый гребень. В прическе он играет не только декоративную, но и функциональную роль. В галантерейном и ювелирном деле больше всего тогда ценился золотистый панцирь. Он хорошо поддавался обработке, изгибался, смягчался на огне, видоизменялся с помощью напильника, а разделанная на зубцы черепаховая пластина шлифовалась и полировалась известняком. Конфигуративная основа этого украшения менялась в зависимости от стиля времени. Верхнюю часть гребня украшали резьбой и инкрустацией — завершьем или насадкой. Завершье выполнялось из золота и имело фигурную форму, гравировалось, украшалось драгоценными и резными деталями. На ее фоне в центре могла располагаться камея с каким-либо античным образом или сюжетом.
Неоценимое влияние на ювелирное дело в России оказали иностранные мастера, долгие годы служившие русским монархам, среди них братья Франсуа-Клод и Пьер Термен, Яков и Луи Дюваль, Карл Барбе, Иоганн Кейбель и другие. Помимо того, что эти придворные ювелиры занимались поставкой великосветским кругам всевозможных украшений. Они умело совершенствовали технологию процессов изготовления изделий, улучшали качество огранки алмазов, преобразили обработку металла эмалью.

Диадема императрицы Елизаветы Алексеевны (супруги Александра I). Мастерская Дювалей 1810 г

Постепенно строгие античные украшения эпохи ампира заменяются роскошными головными уборами из бриллиантов. Наиболее эффектно эти камни излучали свое сияние в диадемах — украшениях для прически, используемое на балах и на официальных приемах. Эти роскошные, изысканные украшения изготавливались из золота и серебра в виде лавровых венков и колосьев, цветов, переплетенных ветвей и завитков. Существовали и полукруглые золоченые диадемы, и диадемы-гребни с орнаментальной отделкой из жемчугов. Классическим примером стиля считается сохранившаяся до настоящего времени диадема императрицы Елизаветы Алексеевны (супруги Александра I), созданная в 1810 году на предприятии ювелиров Дювалей. Эта шедевральная по своему исполнению диадема вошла в историю ювелирного искусства как «русская тиара». Она имела сильно выраженный шпиц, который представлял собой некий симбиоз древнегреческой тиары и русского кокошника. «Грушевидные бриллианты-панделлоки, свободно подвешенные к верхней части диадемы, ассоциируются с жемчужными подвесками на русских головных уборах. Композиция диадемы проста и конструктивна, рисунок четкий и ясно читаемый. Несмотря на огромное количество крупных камней, она кажется легкой, как бы сотканной из переливающегося, яркого света».

Прически в стиле романтизма — 30-е годы XIX века

К концу первой четверти ХIX века увлечение античностью постепенно проходит, общество проникается идеями сентиментальности и романтизма, атмосферой «своеобразного рыцарства». 1830-1840-е гг. считаются расцветом европейского романтизма, охватившим и Россию. Согласно канонам романтизма идеальная женщина должна была отличаться хрупкостью, особым изяществом и изысканностью. В моде стали появляться аналоги платья, причесок и украшений ретроспективной ориентации. Посредством кринолина и воланов видоизменяется силуэт женского костюма. Корсеты стали вновь эстетически важным элементом женской одежды. Они подчеркивали красоту тонкой талии, а глубокие декольте и объемные рукава придавали фигуре выразительность. В ту пору в светских кругах наибольшую известность получает модный венский журнал, публикующий рисунки моделей и аксессуаров. Наиболее актуальными моделями эпохи романтизма становятся наряды из светлого атласа и бархата, украшенные лентами, кружевами, оборками. Аксессуарами к ним служили пышные головные уборы, перчатки и ювелирные украшения.

Украшение из перьев — эспри

Отличительной особенностью причесок и головных уборов тех лет было обилие украшений из искусственных цветов и эспри (украшение из перьев фазана, страуса и павлина). В убранстве волос используется стилевое разнообразие и оригинальность. К примеру, модна прическа из гладких волос «а-ля мадонна», или заимствуется силуэт прически «а-ля Малибран» по имени французской певицы. Характерны также сложные композиции с эффектными височными пучками, завитыми в локоны. А зачесанные вверх волосы украшают шиньоны в виде декоративной петли или банта.
Парадный убор романтической эпохи представлял собой пышно взбитые букли, украшенные «пшеничными колосьями» из платины с бриллиантами. Высокий шиньон дополняли гребни, булавки с мелкими бантиками из драгоценных камней в стиле Людовика XVI. В женственной и романтичной прическе «Покаяние» длинные до плеч волосы преображались пышными перьями экзотических птиц. Ювелирные украшения раскрывают романтический образ, создают неуловимую прелесть всему ансамблю костюма.
В 1830-е годы появляются украшения и из более дешевых материалов. Золото применяют в виде сплавов или заменяют его золоченым серебром. «Драгоценные камни соседствуют с поделочными, которые применяют как в виде граненых минералов. Так и полированных кабошонов, получает распространение декор, образованный различными по цвету минералами».

А.П.Брюллов. Портрет Н.Н. Гончаровой (Пушкиной), 1832 г.

Капризы моды возродили интерес к фероньеркам, черепаховым гребням с высоким резным верхом в виде веточек, цветов и стеблей, отличающимися необычайным изяществом.
Налобное украшение -фероньерка , спускающееся до середины лба, изготавливливалось, как правило, из жемчуга. Этот модный аксессуар эффектно выделялся на гладкой прическе и подчеркивал красоту и изящество женской головки. Чтобы понять, как выглядела фероньерка эпохи романтизма, достаточно взглянуть на портрет девятнадцатилетней Натальи Гончаровой работы Брюллова.. Молодая жена поэта изображена в открытом бальном платье, темно-русые волосы причесаны по последней столичной моде, их дополняет жемчужная нить ФЕРОНЬЕРКИ. Фероньерки в ту пору изготавливали в виде обруча, шнура, бус или цепочки, с изящной подвеской из драгкамня, жемчужины грушевидной формы и розетки. История фероньетки уходит в эпоху Возрождения и получило название от «прекрасной Фероньер», фаворитки французского короля Франциска I (1494-1547).

Гребни и шпильки. Рисунки из модного журнала 1832 г

Часто украшением прически женщин 1830-х г. служат букетики из бриллиантов и других драгкамней, гребни из черепахового панциря, сандалового дерева и кости, поддерживающие тяжелые узлы волос, сложные уборы переплетаются нитями жемчужных и коралловых бус. В этот период встречаются и очень оригинальные украшения для причесок. Так, например, в фондах Кремля хранится золотое украшение в виде длиной ажурной плоской цепочки, части которого выполнены в виде миниатюрных музыкальных инструментов — арфы, лиры, тамбурина, кастаньет.
Постепенно меняется силуэт причесок, а вместе с ними видоизменяется и форма и художественное решение головных уборов. Модные французские и отечественные журналы того времени начинают предлагать различные фасоны шляп и подбирать к ним покрои платьев. Ткани, отделка, декор подвергаются влиянию исторически сложившихся стилей. Дополнением к уборам часто служат украшения в виде пучков перьев марабу и цветов. Многие светские дамы той поры любили носить головной убор «Минервина». Но особенно эффектно выглядели венки из мелких роз «а-ля Тальони». Также были популярны восточные токи из булавчатого бархата, украшенного шелковым шнуром.

Парюра — набор украшений

Диадема продолжает быть актуальной, поражая своим разнообразием форм и оригинальным мотивом, ослепляет драгоценной палитрой, является главным композиционным звеном в парюре (наборе украшений). Диадема (тиара), одно из самых типичных украшений для головы и прически 2-й половины XIX столетия, пользовалась огромным спросом у представителей Высшего света, для которых она была символом роскоши и величия. Диадема была необходима как для официальных приемов, так и для пышных торжеств. Созданные в этот период времени диадемы имеют форму , напоминающую русский народный убор XVII века — кокошник.

Императрица Мария Федоровна в диадеме — кокошнике

Кокошник в «русском стиле» становится любимым украшением императриц и придворных дам на петербургских костюмированных балах середины и 2-й половины XIX века. Расшитый золотом и серебряными нитями, он являлся наиболее торжественной частью наряда. Женские костюмы тогда шились из бархата и обильно украшались искусно исполненными золотыми и серебряными вышивками. Наряд дамы завершал праздничный кокошник с вуалем, а девицы — повязка с вуалем.
Ювелирные украшения для головы и прически сочетали в себе разнообразие исторических эпох. Они отличались оригинальным своеобразием форм, деталями отделки, подбором драгоценных камней и вставок. Эти украшения являлись наиболее важной композиционной деталью общего художественного замысла в костюме. Заказчиками таких туалетов были члены царской фамилии, придворные и аристократические круги, а также состоятельная буржуазия.

Императрица Александра Федоровна (в диадеме фирмы Болин). Портрет Н.К. Бодаревского

Начиная с 1-й четверти XIX века до конца столетия форма ювелирных украшений видоизменялась. К середине столетия модели украшений становятся все более композиционно усложненными, отличаются насыщенностью узоров и усилением многоцветности. Особенностью изделий того времени была полихромия, использование цветного золота, разнообразие приемов обработки металла , композиционных и орнаментальных мотивов.
В разработке и создании драгоценных уборов для русской знати принимали участие про-славленные ювелирные фирмы Петербурга: «К.Э. Болин» и «К. Фаберже» Мастера этих предприятий использовали в создании своих изделии модные в ту пору тенденции исторических стилей. Ювелирная фирма «К.Э. Болин» создавала украшения для высочайших слоев общества, была главным поставщиком Императорского двора. Эта фирма непрерывно служила семи русским монархам – начиная с 1796-го и заканчивая 1916 годом. Их изделия отличались высоким профессиональным уровнем и техническим совершенством. Наибольшую ценность в украшениях этой фирмы представляли драгоценные камни, воплощением их стиля являлся продуманный композиционный прием. Одно из ведущих мест Болины уделяли в своем творчестве изготовлению диадем для высочайших представителей царского дома. Некоторые большие заказы Кабинета Императорского двора были осуществлены в содружестве с фирмой Фаберже и представляли собой великолепный ансамбль, ведущее место в котором занимала диадема. Для последней из русских императриц Александры Федоровны ювелиры фирмы Болин создали несколько превосходных жемчужных и бриллиантовых уборов.

Балы в 19 веке и бальный этикет

? LiveJournal
  • Find more
    • Communities
    • RSS Reader
  • Shop
  • Help
Login
  • Login
  • CREATE BLOG Join
  • English (en)
    • English (en)
    • Русский (ru)
    • Українська (uk)
    • Français (fr)
    • Português (pt)
    • español (es)
    • Deutsch (de)
    • Italiano (it)
    • Беларуская (be)

Мужские прически и стрижки 19 века

Если рассматривать современные тенденции моды, можно заметить, что многие мотивы и характерные особенности взяты из хорошо забытого прошлого. То же самое можно сказать и о мужских стрижках, многие из которых периодически возвращаются моду уже несколько столетий. Например, мужские прически 19 века все чаще можно наблюдать на моделях модных дизайнеров, которые являются законодателями моды.

Конечно, тех на первый взгляд причудливых стрижек и укладок, что были актуальны в 19 столетии, сегодня нет в оригинале. Но есть множество современных интерпретаций и разновидностей, которые под влиянием моды несколько изменились. Та эпоха славится балами, торжественными встречами и церемониями, в связи с чем мужские прически 18 века и несколько позже прославились своими нарядными мотивами.

Фото 1

Содержание материала:

19 век стал основой стиля в стрижках

Если вернуть к истории и просмотреть фотографии знаменитых личностей того времени, в 19 веке среди мужчин господствовали преимущественно короткие стрижки. На смену предыдущим модным тенденциям пришла мода на романтизм и экстравагантность в тандеме с мужественностью и строгостью. Популярными оставались завитые кудри, особенно если рассматривать мужчин европейцев.

Фото 2

Со времен 19 столетия и по сегодняшний день сохранилась мода зачесывать волосы в сторону к лицу, кроме того приветствовались стрижки с разными вариантами проборов. Вообще историки отмечают, что 19 столетие – это эпоха, которая запомнилась балами, торжественными церемониями, демонстрацией красоты, стиля и изящества, как среди женской половины общества, так и среди мужчин.

Какой стиль был в приоритете?

Вообще в период начала 19 века развивалось такое течение культуры, как классицизм и античность, что существенно сказалось и на мужских прическах. Среди дам можно наблюдать стрижки и прически в греческом и римском стиле. Кроме того в ту эпоху были выпущены первые приспособления для горячей завивки волос, в связи с чем пошла мода на кудрявые локоны, в том числе и среди мужчин.

Фото 3

Если мужские прически 18 века были более женственными и экстравагантными, то к началу 19 столетия мужчины стали носить короткие модели причесок. А нотками оригинальности и стиля выступали объемные чубы, которые завивались и укладывались вперед по направлению к лицу. К середине 19 века стали чаще появляться стрижки средней длины и даже удлиненные модели, но к концу столетия вновь в приоритете остаются короткие стрижки.

История первой стрижки

Каждая эпоха оставляла значимый след в мужских прическах и стрижках, одно время требовало практичные и комфортные прически, второе – эстетические экстравагантные варианты. Изначально славянские мужчины носили длинны прически в тандеме с бородами, позже под влиянием норманнских народов волосы стали состригать до средней длины, а бороды вовсе сбривали.

Фото 4

Со временем мужские стрижки еще больше укорачивались, долгое время волосы носили состриженные под горшок разной длины и густоты, а бороды брили в форме лопаты. И под влиянием монголо-татаров в 8 веке стрижки стали максимально укорачиваться, стала модной даже залысина. В военное время при Иване Грозном и после пользовались спросом длинные мужские прически.

19 век запомнился тем, что специалисты разработали средства для химической завивки. Именно с этого времени берет свое начало прическа с завивкой кудрей. И если сегодня прически с такими локонами носят преимущественно женщины, в ту эпоху роскошными кудрями украшали прически мужчины. Причем завивали короткие стрижки, оформляя только локоны в области лба, а также длинные пряди на удлиненных прическах.

Как до 19 века стриглись мужчины?

До начала 19 столетия под влиянием стиля барокко правила роскошь и свойственная этой эпохе величественность, что отражалось на мужских прическах. Часто мужские прически 18 века оформлялись в виде парика с роскошными завивками и укладками. Парики могли быть разной длины, от средней и максимально длинные ниже линии плеч, причем модными были волосы светлых оттенков.

Фото 5

К концу 18 столетия, когда стиль барокко сменился новым течением рококо, прически среди мужчин стали кардинально меняться из величественных и роскошных в грациозные и легкие модели. Чего только стоит стрижка “ке”, когда завитые волосы средней длины зачесывались назад у хвост. И только к началу 19 столетия древнегреческие идеи ввели новую моду – торжество неоклассической стилистики.

А-ля пуританин: особенности прически

Эпоха романтизма, которая присуща также 19 столетию, диктовала оригинальные и величественные прически женские и мужские, чего только стоит стрижка “а-ля пуританин”.

Нравятся ли Вам прически 19 века?

ДаНет

Этот стиль требовал средней длины волос и бокового пробора волос. Волосы можно было гладко причесывать или укладывать скрученным локоном в виде гребешка. Дополнялись стрижки бакенбардами, усами и бородой.

Для справки! Самые трендовые мужские стрижки 19 века – это «аля-пуританин», «а-ля Титус» и «а-ля Каракалла».

Стрижка “аля-пуританин” стала настоящим хитом в 19 столетии среди мужчин по всему миру, а самым запоминающимся ее обладателем был Авраам Линкольн. Самый пик ее популярности пришелся на середину 19 века, тогда мужчины оставляли залысины на лбу, оформляли боковой пробор волос, полностью сбривали усы, но оставляли короткую бороду. Укладывать волосы можно прямыми линиями или завитушками, главное, чтобы область лба была максимально открытой.

Фотогалерея

Вывод

С начала 19 столетия на мужские прически существенно воздействовали мотивы прошлых лет, стиль барокко и мода на роскошь, величественность и торжественность. Сначала мужчины носили парики с завитыми кудрями, что было практически идентично с женской модой на прически. К середине столетия прически мужчин 19 века стали больше напоминать романтический стиль, предполагая среднюю длину и боковой пробор. А к концу столетия правил стиль рококко, требуя легкие и укороченные стрижки.

Рейтинг автора

5

Фото 5

Автор статьи

Барбер с талантом писателя

Написано статей

63

Фото 5 Загрузка...

 

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о