06.05.2020

Тату у врачей: Cамая татуированная врач в мире – Медицинские тату имеют большую галерею изображений. Значение …

Содержание

Врач с татуировками — реальное отношение пациентов

студия тату в Петербурге

Представьте себе картину — в приемное отделение больницы поступает пациент. Ему необходим осмотр врача и последующая госпитализация. К нему приходит врач, у которого шея и кисти рук украшены татуировками.

И вдруг пациент заявляет: «Я не люблю татуировки и по-этому считаю его некомпетентным! Я не буду лечиться у этого врача, дайте мне другого!» Вывод напрашивается однозначный: пациент болеет совсем несерьезным заболеванием или и вовсе — симулирует.

Инициатором социального исследования на предмет того, как же в действительности относятся пациенты больниц к врачам, которые являются носителями татуировок, стала заведующая приемного покоя скорой помощи доктор Брук Ворстер. Она работает в одном из госпиталей в Пенсильвании (США) и искренне недоумевает на предмет директив относительно внешнего вида врачей, которые, что называется, спускаются сверху. Высшие чиновники почему-то уверены, что наличие у врачей татуировок на открытых частях тела является нарушением профессиональной этики этой профессии.

Пациентам абсолютно безразлично есть ли на враче татуировки или нет

Эксперимент длился 9 месяцев, было опрошено 924 пациента. Реализатором этого проекта стала статистическая компания Altmetric (они могут предоставить детальный отчет со всеми цифрами по запросу). Опрашиваемые оценивали профессионализм, дружелюбность, легкость общения врачей клиники, где им пришлось проходить лечение. И был сделан однозначный вывод — пациентам абсолютно безразлично есть ли на их лечащем враче татуировки или их нет. Также было установлено, что больным абсолютно все равно кто их лечит: мужчина или женщина.

«Честно говоря, меня нисколько не удивили результаты этого эксперимента. Для меня все было очевидно и без него. Какие бы инструкции мне не присылали, я никогда даже не думала о том, чтобы на работе скрывать свои татуировки. За все то время, которое я работаю в больнице, я всего несколько раз встречала негативное отношение к своим татуировкам. Да и то, этот негатив исходил лишь со стороны других врачей», — комментирует доктор Брук Ворстер.

Татуировки помогают установить доверительные отношения

«Наоборот! Татуировки помогают установить доверительные отношения с пациентом, стать к нему ближе. Если пациент тоже любит татуировки, то это вообще идеальный случай! А если нет, то кто-то обязательно начинает мне рассказывать, что его глупая дочка или сын тоже сделал себе татуировку. И мы начинаем общаться уже на совсем другом уровне доверия. Пациенты начинают забывать о собственных болезнях и травмах. Результаты исследования, проведенного на строгой научной основе, говорят категорично: все инструкции в отношении татуировок, которым вынуждены следовать американские врачи — бессмысленны и далеки от реальности».

Диагноз по тату. О чём расскажут врачу рисунки на вашем теле?

Психологи и психиатры научились считывать информацию о человеке по его татуировкам, даже самым причудливым. Нательная "живопись" расскажет специалисту о страхах человека, чертах его характера, душевном состоянии, заболеваниях и пристрастии к алкоголю и наркотикам.

Страхи

― Татуировка ― классическое замещение чего-то, чего человеку не хватает, ― говорит семейный психолог Наталья Панфилова. ― Очень часто мужчины слишком мягкие и неуверенные в себе делают агрессивные татуировки: нож, воин, тигр. Девушки, которым кажется, что им не хватает привлекательности для противоположного пола, украшают себя цветочками, котиками, лепесточками.

При этом нередко эффект бывает противоположный. 

― У меня была клиентка ― симпатичная, но не уверенная в себе. Она сделала себе татуировку букета на руке, много розочек, ― рассказала Наталья Панфилова. ― Но татуировка ей совсем не шла. У них с мужем начались скандалы, потому что в его картине мира это было что-то невероятное.

Страхи душевнобольных также выражаются в их татуировках.

Учёные из Иерусалимского центра доказательной медицины в своей научной работе (журнал "Вестник психиатрии и психологии Чувашии", 2010 год) исследовали 1576 татуировок, которые накололи себе 412 больных с психическими расстройствами. 

Как сказано в исследовании, некоторые больные просили тату-мастеров наколоть им мистические татуировки ― они выполняли роль талисмана-оберега от "злого глаза". 

"Так, изображение "маски джокера" на наружной поверхности локтевого сгиба трактовалось больным как нанесение защитного знака", ― пишут учёные. 

Стремление причинить себе боль

― Иногда я замечаю, что клиенты делают тату на части тела, где это очень болезненно, ― говорит Наталья Панфилова. ― Например, на стопе. Скорее всего, они хотят специально причинить себе боль. То есть сама татуировка не имеет никакого смысла, имеет смысл действие ― её нанесение.

К похожему выводу пришли учёные из Новосибирского государственного медицинского университета (своё исследование они опубликовали в журнале "Медицина и образование в Сибири" в 2013 году). Среди 60 человек с татуировками, которые приняли участие в исследовании, у 78% учёные диагностировали пограничное личностное расстройство. 

Как говорится в работе, это расстройство есть у 2―3% людей. Для них характерны импульсивность, низкий самоконтроль, эмоциональная неустойчивость, нестабильные связи с реальностью, высокая тревожность и сильный уровень десоциализации. 

"Представляет интерес факт, что лица с пограничным личностным расстройством в 90% случаев не испытывают удовлетворённости от конечного результата ― нанесённого рисунка, ― говорится в исследовании. ― Их привлекает сам процесс, связанный с необходимостью терпеть болевые ощущения в процессе нанесения рисунка ("смогу ли я это выдержать?")". 

Необходимость терпеть боль ― социально приемлемый способ "самоповреждающего поведения" (другие способы, неприемлемые, ― спровоцировать аварию или совершить суицид). 

При этом "из всех предложенных мастером тату-салона вариантов татуировок люди с пограничным личностным расстройством предпочитают надписи или рисунки, связанные с тематикой смерти (черепа, мертвецы, могильные кресты и пр.)".

У 13 человек, у которых не оказалось пограничного личностного расстройства, татуировки были гораздо оптимистичнее ― в основном это были изображения животных или орнаменты. 

Исследователи называют разные причины саморазрушающего поведения. Например, в психоанализе, основоположником которого является Зигмунд Фрейд, считается, что изначально агрессия была направлена на другого человека, например на родителя в детстве. Но от родителя зависело благополучие ребёнка, и тот "решил" перенаправить агрессию на самого себя. 

 Жажда внимания

― Яркие, броские, крупные татуировки могут быть у личностей истероидного типа, ― говорит психиатр, заведующий отделением оказания интенсивной психиатрической помощи Артём Гилёв. 

Главная черта такого типа ― эгоцентризм, жажда постоянного внимания к своей особе. 

― Например, у человека яркий цветок на всю спину или тигр на лице, ― говорит Артём Гилёв. ― Также такая татуировка может говорить о том, что у человека биполярное расстройство. Он сделал её в период обострения, а потом вышел из этого состояния и сам от себя в шоке.

Как сообщал Лайф, биполярным расстройством страдает 2―4% населения планеты. В жизни больного периоды мании (ощущение собственного величия, поток идей, быстрая речь, сниженная потребность во сне) сменяют периоды депрессии.  

Психопатическое стремление к порядку

Как рассказал Артём Гилёв, психопаты эпилептоидного типа (одна из главных черт ― болезненная любовь к порядку во всём) склонны делать татуировки, где видно мельчайшие детали. 

― Например, один пациент наколол себе картину из окна, ― рассказал психиатр. ― Выколол все деревья, на каждом ― листочки. Окошко в доме напротив, в окошке человек, кошка.

Очень продуманные татуировки также у шизофреников. 

"Так, один из наблюдаемых нами больных перед тем, как сделать себе татуировку в виде дракона, пересмотрел в Интернете и в литературе несколько десятков тысяч (!) изображений этого сказочного персонажа, пока не подыскал рисунок, максимально приближенный к его представлению", ― говорится в исследовании учёных из Иерусалимского центра доказательной медицины.

 Сюжеты, подсказанные голосами 

По словам Артёма Гилёва, люди с психическими заболеваниями часто делают непонятные окружающим татуировки. Иногда их смысл не может объяснить и сам обладатель. 

Бывает, что больной просит тату-мастера наколоть сюжет, который подсказывают ему "голоса". 

― У меня был пациент, ему голоса приказали наколоть: "Я боюсь букву А". 

Иногда изображения на татуировках вполне адекватные, и, только когда больной объясняет, что они означают, становится понятно, что он болен. 

У одного из пациентов, пишут учёные из Иерусалимского центра доказательной медицины, на голени был "гигантский египетский знак ― анх (T-образный крест, соединённый с овалом на верхней перекладине)". Больной объяснил, что его татуировка означает: "никогда больше не дам себя оперировать". 

Ему делали болезненные внутривенные вливания, а потом наложили прозрачную повязку, которая фиксировала иглу и напоминала знак анх. 

"Выйдя в краткосрочный отпуск, больной сразу же отправился в тату-салон и сделал себе указанную татуировку, утверждая, что, увидев её, "врачи поймут и не будут его больше мучить", ― сказано в исследовании. ― На вопрос, почему он сделал татуировку на ноге, больной заявил, что "всё равно врачи его раздевают".

"Другой больной, диагностированный как параноидный шизофреник, украсил своё тело хаотически вытатуированным алфавитом, чтобы показать, что он "хорошо учился в школе", ― продолжают учёные. 

Бывает, что в татуировках больных вообще нет логики. 

Например, больной с шизотипическим расстройством личности нанёс себе на ягодицу (интимная зона) с целью украшения примитивно-знаковую татуировку, изображающую графический силуэт газонокосильщика", ― говорится в исследовании.

Учёные считают, что "добровольно нанесённые татуировки в ряду других невербальных признаков могут играть существенную роль в диагностике психических и поведенческих расстройств, особенно в случаях, когда обследуемый преднамеренно стремится ввести врача в заблуждение". 

 Татуировки наркоманов и алкоголиков

Те же учёные исследовали 609 татуировок, которые нанесли себе пациенты с зависимостью от наркотиков и алкоголя (исследование опубликовано в журнале "Наркология" в 2010 году). 

У этих татуировок много типичных сюжетов. Они "являются своего рода опознавательным знаком для посвящённых, позволяющим вступать в контакты для приобретения наркотиков". 

 "К категории общих символов употребления наркотических веществ могут относиться изображения черепа, пронзённого кинжалом или шприцем, а также любые медицинские атрибуты (таблетки, капсулы, ампулы, шприцы и иглы)", ― пишут учёные.

Те, кто употребляет опиаты, часто накалывают  изображения цветка или коробочки мака.

"Среди них нередки следующие сюжеты: цветок мака, обвитый змеёй, мак, стебель которого представлен инъекционной иглой, цветок мака, обвитый колючей проволокой, головка мака с вытекающей каплей сока ("слезой"), ― сказано в исследовании. ― Сюда же относятся изображения гнома или старушки, которые держат в руках цветы или головки мака. Изображение пожилого человека можно трактовать как изображение лица, которое выращивает опийный мак на продажу". 

Люди, которые употребляют гашиш, нередко делают наколки с изображением полумесяца в сочетании с тремя звёздочками ("фирменный знак" фабричного пакистанского гашиша). Также могут быть многофигурные композиции на восточные темы (мужчина, который курит кальян, в окружении танцовщиц, джин, вылетающий из кувшина).

Изображение пауков и паутины на пальцах рук означает ловкость и изворотливость, умение выкрутиться из трудных ситуаций. 

Иногда накалывают цифры. Например, 5 ― это экстази, 8 ― героин, 12 ― марихуана (берётся первая буква в названии наркотика и ставится её порядковый номер в английском алфавите).  

"Отражением желаемого состояния при наркотической интоксикации являются сюжеты, связанные с изображениями шприца с крыльями бабочки (лёгкость, эйфория), джина, покидающего кувшин ("душа, вырвавшаяся на свободу"), пробитый шприцем или кинжалом череп свидетельствует об остроте и тотальности переживаний, возникших на фоне приёма наркотиков", ― говорится в исследовании. 

Нередко татуировки колют на локтевых сгибах: так можно скрыть следы инъекций. 

У алкоголиков свои типичные сюжеты. Часто они накалывают изображение из трёх составных элементов. Центральный ― один из типичных алкогольных атрибутов (бутылка, рюмка, стакан), два краевых ― карты, женские фигуры и лица. Под рисунком, как правило, располагается надпись: "Вот что нас губит!"

Как отражение своеобразного алкогольного юмора бывают надписи: "Почему нет водки на Луне?", "За здоровье жмурика!", "За дам!", "За вас!"

"Знания о глубинном психосоциальном смысле татуировок могут помочь врачам в клинической практике", ― заключают учёные.

Ранее Лайф рассказывал, какими татуировками украшают себя олимпийские спортсмены. Они часто покрывают свои тела символами, которые означают стремление к победе. 

Именно по этой причине врачи наносят себе тату с текстом: «Не откачивать! Не реанимировать!»: matveychev_oleg — LiveJournal

Может показаться, что это какой-то бред, но всё же это действительно реальные татуировки. Зачем они это делают?

Замечали ли вы когда-нибудь на теле доктора татуировки с текстом наподобие «Не реанимировать, не откачивать»? С чем связано нанесение таких татуировок на тело?

Объяснение на самом деле предельно простое. Обратите внимание – доктора, люди, у которых есть под рукой огромное количество профессионалов своего дела, в которых они уверены, большой ресурс необходимых препаратов и требуемая техника, уходят из жизни без боя.


Однажды, был такой случай, врач-ортопед обнаружил у себя серьезный диагноз – рак поджелудочной железы. Один из лучших хирургов страны предложил ему свою помощь и оборудование, но врач отказался. Все, что он сделал – это в кратчайшие сроки свернул весь свой многолетний труд и провел оставшееся время рядом с семьёй, около теплого семейного очага. Этот человек умер через три месяца.

Казалось бы, почему профессиональный медперсонал не пользуется услугами, которые они предоставляют? Да потому что, они как никто другой видят ограниченные возможности и недочеты своей работы.

Они прекрасно понимают, что не хотят выжить а потом вести свое существование в полупарализованном виде, или с болезнями, порожденными полным или частичным отмиранием мозговых клеток.

Доктора просят не откачивать их, чтобы им не ломали ребра при непрямом массаже сердца, а именно это и есть последствия правильного проведения процедуры, они понимают, что поломанные ребра приводят к ряду следующих неприятных последствий.

Эти люди прекрасно понимают, что нет необходимости вытягивать деньги из родных на то, чтобы подключить умирающего к всевозможным аппаратам, чтобы он промучился еще немного. Все, что нужно тому, кто отходит в мир иной – нахождение рядом родных и абсолютное спокойствие.

Вы спросите, тогда почему они откачивают безнадежно больных? На это есть две причины. Первая – рыдающие родственники, которые умоляют сделать все, что возможно. Вторая, как ни прискорбно – отмывание денег. И зачастую, даже не по воле докторов. У них есть работа, и в обязанность входит заработать за месяц определенную сумму.

Вот почему для смертельно больного хоспис намного лучший вариант, чем больница. В хосписе его не будут мучать, а сделают отход из жизни максимально безболезненным.

Кстати, стоит подчеркнуть, что из-за того, что работа причиняет пациенту столько мучений, пускай и ради его жизни, врачи чаще всего и впадают в депрессию или уходят в алкогольные запои.

Часто в разговорах медработников между собой можно услышать фразы наподобие «Пообещай мне, что если я буду в подобной ситуации, ты не будешь меня спасать.» Звучит ужасно, но такова печальная реальность.

Нельзя сказать, что врачи просто не хотят жить. Они хотят, но они стремятся именно жить, а не существовать в смертельной зависимости от препаратов, медицинского оборудования и тому подобного. Поэтому их последняя просьба «Не реанимировать. Не откачивать»…

Отсюда

Почему Врачи Делают Себе Татуировки «Не Откачивать, Не Реанимировать»? - Экстремально

Доктор медицины из Южной Калифорнии Кен Мюррей рассказал, почему многие врачи носят татуировки и кулоны с надписью «Не откачивать», и почему они предпочитают умирать от рака дома.

Уходим тихо

— Много лет назад, Чарли, уважаемый врач-ортопед и мой наставник, обнаружил у себя в животе какой-то комок.

Ему сделали диагностическую операцию. Подтвердился рак поджелудочной железы.

Диагностику проводил один из лучших хирургов страны. Он предложил Чарли лечение и операцию, позволявшую утроить срок жизни с таким диагнозом, хотя качество жизни при этом было бы низким.

Чарли это предложение не заинтересовало. Он выписался из больницы на следующий день, закрыл свою врачебную практику и больше ни разу не пришел в госпиталь. Вместо этого он посвятил все свое оставшееся время семье. Его самочувствие было хорошим, насколько это возможно при диагнозе рак. Чарли не лечился химиотерапией, ни радиацией. Спустя несколько месяцев он умер дома.

Эту тему редко обсуждают, но врачи тоже умирают. И они умирают не так, как другие люди. Поразительно, насколько редко врачи обращаются за медицинской помощью, когда дело близится к концу. Врачи борются со смертью, когда дело идет об их пациентах, но очень спокойно относятся к собственной смерти. Они точно знают, что произойдет. Они знают, какие варианты у них есть. Они могут себе позволить любой вид лечения. Но они уходят тихо.

Естественно, врачи не хотят умирать. Они хотят жить. Но они достаточно знают о современной медицине, чтобы понимать границы возможностей. Они также достаточно знают о смерти, чтобы понимать, чего больше всего боятся люди — смерти в мучениях и в одиночестве. Врачи говорят об этом со своими семьями. Врачи хотят быть уверены, что когда придет их час, никто не будет героически спасать их от смерти, ломая ребра в попытке оживить непрямым массажем сердца (а это именно то, что происходит, когда массаж делают правильно).

Практически все медработники хотя бы раз были свидетелями «тщетного лечения», когда не было никакой вероятности, что смертельно больному пациенту станет лучше от самых последних достижений медицины. Но пациенту вспарывают живот, навтыкивают в него трубок, подключают к аппаратам и отравляют лекарствами. Именно это происходит в реанимации и стоит десятки тысяч долларов в сутки. За эти деньги люди покупают страдания, которые мы не причиним даже террористам.

Врачи не хотят умирать. Они хотят жить. Но они достаточно знают о современной медицине, чтобы понимать границы возможностей.

Я сбился со счета, сколько раз мои коллеги говорили мне примерно следующее: “Пообещай мне, что если ты увидишь меня в таком состоянии, ты не будешь ничего делать ”. Они говорят это на полном серьезе. Некоторые медики носят кулоны с надписью “Не откачивать”, чтобы врачи не делали им непрямой массаж сердца. Я даже видел одного человека, который сделал себе такую татуировку.

Лечить людей, причиняя им страдания, мучительно. Врачей обучают не показывать свои чувства, но между собой они обсуждают то, что переживают. “Как люди могут так истязать своих родных?”, — вопрос, который преследует многих врачей. Я подозреваю, что вынужденное причинение страданий пациентам по желанию семей — одна из причин высокого процента алкоголизма и депрессии среди медработников по сравнению с другими профессиями. Для меня лично это была одна из причин, по которой последние десять лет я не практикую в стационаре.

Доктор, сделайте все

Что случилось? Почему врачи прописывают лечение, которое они бы никогда не прописали сами себе? Ответ, простой или не очень, — пациенты, врачи и система медицины в целом.

ПАЦИЕНТУ ВСПАРЫВАЮТ ЖИВОТ, НАВТЫКИВАЮТ В НЕГО ТРУБОК И ОТРАВЛЯЮТ ЛЕКАРСТВАМИ. ИМЕННО ЭТО ПРОИСХОДИТ В РЕАНИМАЦИИ И СТОИТ ДЕСЯТКИ ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ В СУТКИ. ЗА ЭТИ ДЕНЬГИ ЛЮДИ ПОКУПАЮТ СТРАДАНИЯ

Представьте такую ситуацию: человек потерял сознание, и его привезли по скорой в больницу. Никто не предвидел этого сценария, поэтому заранее не было оговорено, что делать в подобном случае. Эта ситуация типична. Родственники напуганы, потрясены и путаются в многообразных вариантах лечения. Голова идет кругом.

Когда врачи спрашивают “Хотите ли вы, чтобы мы “сделали все”?”, — родные говорят “да”. И начинается ад. Иногда семья на самом деле хочет “сделать все”, но чаще всего родные просто хотят, чтобы было сделано все в разумных пределах. Проблема заключается в том, что обыватели часто не знают — что разумно, а что нет. Запутавшиеся и скорбящие, они могут и не спросить или не услышать, что говорит врач. Но врачи, которым велено “сделать все”, будут делать все, не рассуждая, разумно это, или нет.

Такие ситуации случаются сплошь и рядом. Дело усугубляется подчас совершенно нереалистичными ожиданиями о “могуществе” врачей. Многие думают, что искусственный массаж сердца — беспроигрышный способ реанимации, хотя большинство людей все равно умирают или же выживают глубокими инвалидами (если поражается мозг).

Я принял сотни пациентов, которых привозили ко мне в больницу после реанимации искусственным массажем сердца. Лишь один из них, здоровый мужчина со здоровым сердцем, вышел из больницы на своих двоих. Если пациент серьезно болен, стар, у него смертельный диагноз, вероятности хорошего исхода реанимации почти не существует, при этом вероятность страданий — почти 100%. Нехватка знаний и нереалистичные ожидания приводят к плохим решениям о лечении.

Конечно же, не только родственники пациентов виноваты в сложившейся ситуации. Сами врачи делают бесполезное лечение возможным. Проблема заключается в том, что даже врачи, которые ненавидят тщетное лечение, вынуждены удовлетворять желания пациентов и их родственников.

ВЫНУЖДЕННОЕ ПРИЧИНЕНИЕ СТРАДАНИЙ ПАЦИЕНТАМ ПО ЖЕЛАНИЮ СЕМЕЙ — ОДНА ИЗ ПРИЧИН ВЫСОКОГО ПРОЦЕНТА АЛКОГОЛИЗМА И ДЕПРЕССИИ СРЕДИ МЕДРАБОТНИКОВ ПО СРАВНЕНИЮ С ДРУГИМИ ПРОФЕССИЯМИ

Представьте: родственники привезли пожилого человека с неблагоприятным прогнозом в больницу, рыдают и бьются в истерике. Они впервые видят врача, который будет лечить их близкого. Для них он — таинственный незнакомец. В таких условиях крайне сложно наладить доверительные отношения. И если врач начинает обсуждать вопрос о реанимации, люди склонны заподозрить его в нежелании возиться со сложным случаем, экономии денег или своего времени, особенно если врач не советует продолжать реанимацию.

Не все врачи умеют разговаривать с пациентами на понятном языке. Кто-то очень категоричен, кто-то грешит снобизмом. Но все врачи сталкиваются с похожими проблемами. Когда мне нужно было объяснять родственникам больного о различных вариантах лечения перед смертью, я как можно раньше рассказал им только о тех возможностях, которые были разумны в данных обстоятельствах.

Если родные предлагали нереалистичные варианты, я простым языком доносил до них все отрицательные последствия такого лечения. Если семья все же настаивала на лечении, которое я считал бессмысленным и вредным, я предлагал перевести их в ведение другого врача или другую больницу.

Врачи отказываются не от лечения, а от перелечивания

Нужно ли мне было быть более настойчивым, убеждая родственников не лечить смертельно больных пациентов? Некоторые из случаев, когда я отказался лечить пациента и передал их другим врачам, до сих пор преследуют меня.

Одна из моих любимых пациенток была юристом из знаменитого политического клана. У нее была тяжелая форма диабета и ужасное кровообращение. На ноге — болезненная рана. Я пытался сделать все, чтобы избежать госпитализации и операции, понимая, насколько опасны больницы и хирургическое вмешательство для нее.

Она все же пошла к другому врачу, которого я не знал. Тот врач почти не знал историю болезни этой женщины, поэтому он решил прооперировать ее — шунтировать тробмозные сосуды на обеих ногах. Операция не помогла восстановить кровоток, а послеоперационные раны не заживали. На ступнях пошла гангрена, и женщине ампутировали обе ноги. Две неделе спустя она умерла в знаменитой больнице, где ее полечили.

И врачи, и пациенты часто становятся жертвами системы, которая поощряет чрезмерное лечение. Врачи в некоторых случаях получают плату за каждую процедуру, которую они делают, поэтому они делают все, что можно, невзирая на то, поможет процедура, или навредит, — просто с целью заработать. Намного чаще все же врачи боятся, что семья пациента подаст в суд, поэтому делают все, что просит семья, не выражая своего мнения родным пациента, чтобы не было проблем.

И ВРАЧИ, И ПАЦИЕНТЫ ЧАСТО СТАНОВЯТСЯ ЖЕРТВАМИ СИСТЕМЫ, ПООЩРЯЮЩЕЙ ЧРЕЗМЕРНОЕ ЛЕЧЕНИЕ. ВРАЧИ ПОРОЙ ПОЛУЧАЮТ ПЛАТУ ЗА КАЖДУЮ ПРОЦЕДУРУ, КОТОРУЮ ОНИ ДЕЛАЮТ, ПОЭТОМУ ОНИ ДЕЛАЮТ ВСЕ, ЧТО МОЖНО, НЕВЗИРАЯ НА ТО, ПОМОЖЕТ ПРОЦЕДУРА, ИЛИ НАВРЕДИТ

Система может сожрать пациента, даже если он заранее подготовился и подписал нужные бумаги, где высказал свои предпочтения о лечении перед смертью. Один из моих пациентов, Джек, болел в течение многих лет и пережил 15 серьезных операций. Ему было 78. После всех перипетий Джек совершенно однозначно заявил мне, что никогда, ни при каких обстоятельствах не хочет оказаться на ИВЛ.

И вот однажды у Джека случился инсульт. Его доставили в больницу без сознания. Жены не было рядом. Врачи сделали все возможное, чтобы его откачать, и перевели в реанимацию, где подключили к ИВЛ. Джек боялся этого больше всего в жизни! Когда я добрался до больницы, то обсудил пожелания Джека с персоналом и его женой. На основании документов, составленных с участием Джека и им подписанных, я смог отключить его от аппаратуры, поддерживающей жизнь. Потом я просто сел и сидел с ним. Через два часа он умер.

Несмотря на то, что Джек составил все нужные документы, он все равно умер не так, как хотел. Система вмешалась. Более того, как я узнал позже, одна из медсестер накляузничала на меня за то, что я отключил Джека от аппаратов, а значит — совершил убийство. Но так как Джек заранее прописал все свои пожелания, мне ничего не было.

ЛЮДИ, ЗА КОТОРЫМИ УХАЖИВАЕТ ХОСПИС, ЖИВУТ ДОЛЬШЕ, ЧЕМ ЛЮДИ С ТАКИМИ ЖЕ БОЛЕЗНЯМИ, КОТОРЫХ ЛЕЧАТ В БОЛЬНИЦЕ

И все же угроза полицейского расследования вселяет ужас в любого врача. Мне было бы легче оставить Джека в больнице на аппаратуре, что явно противоречило его желанию. Я бы даже заработал побольше деньжат, а страховая компания «Медикер» получила бы счет на дополнительные $500,000. Неудивительно, что врачи склонны перелечивать.

Но себя врачи все же не перелечивают. Они ежедневно видят последствия перелечивания. Почти каждый человек может найти способ мирно умереть дома. У нас есть множество возможностей облегчить боль. Хосписный уход помогает смертельно больным людям провести последние дни жизни комфортно и достойно, вместо того, чтобы страдать от напрасного лечения.

Поразительно, что люди, за которыми ухаживает хоспис, живут дольше, чем люди с такими же болезнями, которых лечат в больнице. Я был приятно удивлен, когда услышал по радио, что известный журналист Том Викер “умер мирно дома в окружении семьи”. Такие случаи, слава Богу, встречаются все чаще.

Несколько лет назад у моего старшего двоюродного брата Торча (torch — фонарь, горелка; Торч родился дома при свете горелки) случилась судорога. Как выяснилось, у него был рак легких с метастазами в мозг. Я поговорил с разными врачами, и мы узнали, что при агрессивном лечении, что означало три-пять визитов в больницу для химиотерапии, он проживет около четырех месяцев. Торч решил не лечиться, переехал жить ко мне и только принимал таблетки от отека мозга.

Следующие восемь месяцев мы жили в свое удовольствие, прямо как в детстве. Впервые в жизни съездили в Диснейленд. Сидели дома, смотрели спортивные передачи и ели то, что я готовил. Торч даже поправился на домашних харчах. Его не мучили боли, а расположение духа было боевым. Однажды он не проснулся. Три дня он спал в коме, а потом умер.

Торч не был врачом, но он знал, что хотел жить, а не существовать. Не все ли мы хотим этого же? Что касается меня лично, то мой врач оповещен о моих пожеланиях. Я тихо уйду в ночь. Как мой наставник Чарли. Как мой двоюродный брат Торч. Как мои коллеги врачи.

 

Источник

Татуировки: за и против. Чем рискуют любители рисунков на теле? | ЗДОРОВЬЕ: События | ЗДОРОВЬЕ

Первый словарь, в котором появился термин «татуировка», - это «Словарь медицины» бельгийца Пьера Нистена. При этом многие врачи-дерматологи отговаривают своих пациентов от такой процедуры.

Ртуть под кожу

Екатерина Гаврилова, «АиФ-Юг»: Считается, что самые распространенные медицинские последствия тату - это аллергические реакции. Почему?

Альберт Исаев: Давайте разберемся. Нанесение тату - это процедура инвазивная. При помощи электроприбора с вертикально вибрирующей иглой под кожу вводится краска. И в ней содержатся ртуть, хром, марганец, кобальт, гидроксид железа, кадмий, органические вещества и другие химические элементы. Реакция на них может быть непредсказуема. Причем аллергия может возникнуть как сразу, так и через время - замедленно.

- Как еще краска влияет на организм?

- Также пигмент может вызвать хроническое воспаление. Это происходит от того, что организм попросту не может избавиться от инородных веществ. Единственные безопасные соединения в краске - это кислород, уголь, алюминий и титан. А ртуть, к примеру красный пигмент, вызывает дерматиты.

- Что делать, если реакция пошла, а тату уже «набита»?

- Если постоянно откладывать удаление татуировки, которая вызвала аллергическую реакцию, возможны осложнения. Экзема и высыпания могут даже возникнуть в отдалении от «рисунка» и остаться после его ликвидации.

- Часто говорят о передаче инфекционных заболеваний…

- Инфекция попадает обычно из-за нестерильности нанесения. Часто любители делают татуировки не в салонах и при этом игнорируют необходимость специальных стерилизаторов в работе. Занесенные в кожу золотистый стафилококк или синегнойная палочка, к примеру, могут вызвать токсический шок, эндокардит, абсцессы… Не говоря уже о гепатитах, ВИЧ, туберкулезе и столбняке.

На эту и на ту

- Действительно ли МРТ противопоказана при наличии татуировки на теле?

- Это актуально только в случае использования чернил с содержанием ферментов металла. Дело в том, что магнитные лучи томографа притягивают частицы металла в краске. Они якобы способны спровоцировать искажение и повлиять на результаты сканирования. В современных салонах краску с металлическими ферментами используют редко. Да и если вашей татуировке больше 20 лет, то частицы металлов в ней уже отсутствуют. Но если есть сомнения и опасения, выбирайте альтернативу - ультразвуковое исследование или компьютерную томографию. Их советуют пациентам при наличии металлических имплантантов или кардиостимуляторов.

Производители электронных сигарет утверждают, что их устройства выделяют не дым, а безопасный пар. Так ли он безвреден на самом деле?

- Есть люди, которые «забивают» татуировками все тело.

- Это вопрос к психологам. Многим, наверное, известны несколько случаев фанатичного украшения тела. Австралиец Лаки Даймонд Рич потратил около 1000 часов на покрытие своего тела. Рик Дженест - человек-зомби, выдержал 24-часовой сеанс. Вспомните хотя бы  человека-кота, человека-леопарда и человека-ящерицу. Но это, скорее, «маркетинговый ход». Некоторые любители «легких денег» зарабатывают на жизнь таким нехитрым способом.

- Насколько безопасны татуировки на глазном яблоке?

- Очень опасны. В глазное яблоко специальным шприцом вводится пигмент, который и окрашивает его в нужный цвет. Такие операции чреваты потерей зрения. Кстати, мода на тату пришла из Америки, где во многих штатах уже запретили нанесение такого рода татуировок. С другой стороны, такое решение может стать выходом для тех, кто по каким-либо причинам потерял родной орган зрения. Известен случай, когда мужчина при помощи тату фактически получил новый глаз. Татуировщик нарисовал ему зрачок с радужкой вместо бельма.

- У вас, как у человека, знающего обо всех рисках, есть татуировки?

- Есть. И, между прочим, вопреки мнению о татуировке  как атрибуте субкультуры, рисунками свое тело украшали многие известные личности. У императора Николая II на груди были меч и дракон. Черчилль носил на теле рисунок якоря, а его мать набила изображение узкого браслета на запястье. Татуировки были у Эйнштейна, Екатерины II, Петра I и Иосифа Сталина. Не вижу в этом ничего предосудительного. Однако советую обращаться к мастерам, имеющим медицинское образование.


Это любопытно

  • В Японии женщин татуировали с целью рассказать о её семейном положении и количестве детей.
  • Первым археологическим доказательством наличия татуировок в древнем мире стало тело мумии принцессы Укока, которое было захоронено примерно в V веке до н.э.
  • Гейши использовали татуировки дабы безнаказанно оголять свое тело. Не татуированными у них оставались лишь лицо, ступни и ладони, что создавало впечатление, будто гейша полностью одета.
  • Один американский призывник во время войны во Вьетнаме сделал себе непристойную надпись на ребре ладони. Суть в том, что неприличная фраза была видна тогда, когда он отдавал честь. Из-за этого молодого человека не взяли в армию.
  • Татуировка с бриллиантом является самой дорогой в мире. На её создание ушло 612 бриллиантов по 5 карат каждый. Стоимость - 324 000 американских долларов.
  • Существуют вибрирующие татуировки. Патент на такие тату принадлежит компании «Nokia».
  • Маршал Франции и король Швеции Жан-Батист-Жюль Бернадот умер 8 марта 1844 года. Когда его тело готовили к бальзамированию, на его руке обнаружили татуировку на французском языке «Смерть королям!»

Почему Врачи Делают Себе Татуировки «Не Откачивать, Не Реанимировать»? - Экстремально

Доктор медицины из Южной Калифорнии Кен Мюррей рассказал, почему многие врачи носят татуировки и кулоны с надписью «Не откачивать», и почему они предпочитают умирать от рака дома.

Уходим тихо

— Много лет назад, Чарли, уважаемый врач-ортопед и мой наставник, обнаружил у себя в животе какой-то комок.

Ему сделали диагностическую операцию. Подтвердился рак поджелудочной железы.

Диагностику проводил один из лучших хирургов страны. Он предложил Чарли лечение и операцию, позволявшую утроить срок жизни с таким диагнозом, хотя качество жизни при этом было бы низким.

Чарли это предложение не заинтересовало. Он выписался из больницы на следующий день, закрыл свою врачебную практику и больше ни разу не пришел в госпиталь. Вместо этого он посвятил все свое оставшееся время семье. Его самочувствие было хорошим, насколько это возможно при диагнозе рак. Чарли не лечился химиотерапией, ни радиацией. Спустя несколько месяцев он умер дома.

Эту тему редко обсуждают, но врачи тоже умирают. И они умирают не так, как другие люди. Поразительно, насколько редко врачи обращаются за медицинской помощью, когда дело близится к концу. Врачи борются со смертью, когда дело идет об их пациентах, но очень спокойно относятся к собственной смерти. Они точно знают, что произойдет. Они знают, какие варианты у них есть. Они могут себе позволить любой вид лечения. Но они уходят тихо.

Естественно, врачи не хотят умирать. Они хотят жить. Но они достаточно знают о современной медицине, чтобы понимать границы возможностей. Они также достаточно знают о смерти, чтобы понимать, чего больше всего боятся люди — смерти в мучениях и в одиночестве. Врачи говорят об этом со своими семьями. Врачи хотят быть уверены, что когда придет их час, никто не будет героически спасать их от смерти, ломая ребра в попытке оживить непрямым массажем сердца (а это именно то, что происходит, когда массаж делают правильно).

Практически все медработники хотя бы раз были свидетелями «тщетного лечения», когда не было никакой вероятности, что смертельно больному пациенту станет лучше от самых последних достижений медицины. Но пациенту вспарывают живот, навтыкивают в него трубок, подключают к аппаратам и отравляют лекарствами. Именно это происходит в реанимации и стоит десятки тысяч долларов в сутки. За эти деньги люди покупают страдания, которые мы не причиним даже террористам.

Врачи не хотят умирать. Они хотят жить. Но они достаточно знают о современной медицине, чтобы понимать границы возможностей.

Я сбился со счета, сколько раз мои коллеги говорили мне примерно следующее: “Пообещай мне, что если ты увидишь меня в таком состоянии, ты не будешь ничего делать ”. Они говорят это на полном серьезе. Некоторые медики носят кулоны с надписью “Не откачивать”, чтобы врачи не делали им непрямой массаж сердца. Я даже видел одного человека, который сделал себе такую татуировку.

Лечить людей, причиняя им страдания, мучительно. Врачей обучают не показывать свои чувства, но между собой они обсуждают то, что переживают. “Как люди могут так истязать своих родных?”, — вопрос, который преследует многих врачей. Я подозреваю, что вынужденное причинение страданий пациентам по желанию семей — одна из причин высокого процента алкоголизма и депрессии среди медработников по сравнению с другими профессиями. Для меня лично это была одна из причин, по которой последние десять лет я не практикую в стационаре.

Доктор, сделайте все

Что случилось? Почему врачи прописывают лечение, которое они бы никогда не прописали сами себе? Ответ, простой или не очень, — пациенты, врачи и система медицины в целом.

ПАЦИЕНТУ ВСПАРЫВАЮТ ЖИВОТ, НАВТЫКИВАЮТ В НЕГО ТРУБОК И ОТРАВЛЯЮТ ЛЕКАРСТВАМИ. ИМЕННО ЭТО ПРОИСХОДИТ В РЕАНИМАЦИИ И СТОИТ ДЕСЯТКИ ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ В СУТКИ. ЗА ЭТИ ДЕНЬГИ ЛЮДИ ПОКУПАЮТ СТРАДАНИЯ

Представьте такую ситуацию: человек потерял сознание, и его привезли по скорой в больницу. Никто не предвидел этого сценария, поэтому заранее не было оговорено, что делать в подобном случае. Эта ситуация типична. Родственники напуганы, потрясены и путаются в многообразных вариантах лечения. Голова идет кругом.

Когда врачи спрашивают “Хотите ли вы, чтобы мы “сделали все”?”, — родные говорят “да”. И начинается ад. Иногда семья на самом деле хочет “сделать все”, но чаще всего родные просто хотят, чтобы было сделано все в разумных пределах. Проблема заключается в том, что обыватели часто не знают — что разумно, а что нет. Запутавшиеся и скорбящие, они могут и не спросить или не услышать, что говорит врач. Но врачи, которым велено “сделать все”, будут делать все, не рассуждая, разумно это, или нет.

Такие ситуации случаются сплошь и рядом. Дело усугубляется подчас совершенно нереалистичными ожиданиями о “могуществе” врачей. Многие думают, что искусственный массаж сердца — беспроигрышный способ реанимации, хотя большинство людей все равно умирают или же выживают глубокими инвалидами (если поражается мозг).

Я принял сотни пациентов, которых привозили ко мне в больницу после реанимации искусственным массажем сердца. Лишь один из них, здоровый мужчина со здоровым сердцем, вышел из больницы на своих двоих. Если пациент серьезно болен, стар, у него смертельный диагноз, вероятности хорошего исхода реанимации почти не существует, при этом вероятность страданий — почти 100%. Нехватка знаний и нереалистичные ожидания приводят к плохим решениям о лечении.

Конечно же, не только родственники пациентов виноваты в сложившейся ситуации. Сами врачи делают бесполезное лечение возможным. Проблема заключается в том, что даже врачи, которые ненавидят тщетное лечение, вынуждены удовлетворять желания пациентов и их родственников.

ВЫНУЖДЕННОЕ ПРИЧИНЕНИЕ СТРАДАНИЙ ПАЦИЕНТАМ ПО ЖЕЛАНИЮ СЕМЕЙ — ОДНА ИЗ ПРИЧИН ВЫСОКОГО ПРОЦЕНТА АЛКОГОЛИЗМА И ДЕПРЕССИИ СРЕДИ МЕДРАБОТНИКОВ ПО СРАВНЕНИЮ С ДРУГИМИ ПРОФЕССИЯМИ

Представьте: родственники привезли пожилого человека с неблагоприятным прогнозом в больницу, рыдают и бьются в истерике. Они впервые видят врача, который будет лечить их близкого. Для них он — таинственный незнакомец. В таких условиях крайне сложно наладить доверительные отношения. И если врач начинает обсуждать вопрос о реанимации, люди склонны заподозрить его в нежелании возиться со сложным случаем, экономии денег или своего времени, особенно если врач не советует продолжать реанимацию.

Не все врачи умеют разговаривать с пациентами на понятном языке. Кто-то очень категоричен, кто-то грешит снобизмом. Но все врачи сталкиваются с похожими проблемами. Когда мне нужно было объяснять родственникам больного о различных вариантах лечения перед смертью, я как можно раньше рассказал им только о тех возможностях, которые были разумны в данных обстоятельствах.

Если родные предлагали нереалистичные варианты, я простым языком доносил до них все отрицательные последствия такого лечения. Если семья все же настаивала на лечении, которое я считал бессмысленным и вредным, я предлагал перевести их в ведение другого врача или другую больницу.

Врачи отказываются не от лечения, а от перелечивания

Нужно ли мне было быть более настойчивым, убеждая родственников не лечить смертельно больных пациентов? Некоторые из случаев, когда я отказался лечить пациента и передал их другим врачам, до сих пор преследуют меня.

Одна из моих любимых пациенток была юристом из знаменитого политического клана. У нее была тяжелая форма диабета и ужасное кровообращение. На ноге — болезненная рана. Я пытался сделать все, чтобы избежать госпитализации и операции, понимая, насколько опасны больницы и хирургическое вмешательство для нее.

Она все же пошла к другому врачу, которого я не знал. Тот врач почти не знал историю болезни этой женщины, поэтому он решил прооперировать ее — шунтировать тробмозные сосуды на обеих ногах. Операция не помогла восстановить кровоток, а послеоперационные раны не заживали. На ступнях пошла гангрена, и женщине ампутировали обе ноги. Две неделе спустя она умерла в знаменитой больнице, где ее полечили.

И врачи, и пациенты часто становятся жертвами системы, которая поощряет чрезмерное лечение. Врачи в некоторых случаях получают плату за каждую процедуру, которую они делают, поэтому они делают все, что можно, невзирая на то, поможет процедура, или навредит, — просто с целью заработать. Намного чаще все же врачи боятся, что семья пациента подаст в суд, поэтому делают все, что просит семья, не выражая своего мнения родным пациента, чтобы не было проблем.

И ВРАЧИ, И ПАЦИЕНТЫ ЧАСТО СТАНОВЯТСЯ ЖЕРТВАМИ СИСТЕМЫ, ПООЩРЯЮЩЕЙ ЧРЕЗМЕРНОЕ ЛЕЧЕНИЕ. ВРАЧИ ПОРОЙ ПОЛУЧАЮТ ПЛАТУ ЗА КАЖДУЮ ПРОЦЕДУРУ, КОТОРУЮ ОНИ ДЕЛАЮТ, ПОЭТОМУ ОНИ ДЕЛАЮТ ВСЕ, ЧТО МОЖНО, НЕВЗИРАЯ НА ТО, ПОМОЖЕТ ПРОЦЕДУРА, ИЛИ НАВРЕДИТ

Система может сожрать пациента, даже если он заранее подготовился и подписал нужные бумаги, где высказал свои предпочтения о лечении перед смертью. Один из моих пациентов, Джек, болел в течение многих лет и пережил 15 серьезных операций. Ему было 78. После всех перипетий Джек совершенно однозначно заявил мне, что никогда, ни при каких обстоятельствах не хочет оказаться на ИВЛ.

И вот однажды у Джека случился инсульт. Его доставили в больницу без сознания. Жены не было рядом. Врачи сделали все возможное, чтобы его откачать, и перевели в реанимацию, где подключили к ИВЛ. Джек боялся этого больше всего в жизни! Когда я добрался до больницы, то обсудил пожелания Джека с персоналом и его женой. На основании документов, составленных с участием Джека и им подписанных, я смог отключить его от аппаратуры, поддерживающей жизнь. Потом я просто сел и сидел с ним. Через два часа он умер.

Несмотря на то, что Джек составил все нужные документы, он все равно умер не так, как хотел. Система вмешалась. Более того, как я узнал позже, одна из медсестер накляузничала на меня за то, что я отключил Джека от аппаратов, а значит — совершил убийство. Но так как Джек заранее прописал все свои пожелания, мне ничего не было.

ЛЮДИ, ЗА КОТОРЫМИ УХАЖИВАЕТ ХОСПИС, ЖИВУТ ДОЛЬШЕ, ЧЕМ ЛЮДИ С ТАКИМИ ЖЕ БОЛЕЗНЯМИ, КОТОРЫХ ЛЕЧАТ В БОЛЬНИЦЕ

И все же угроза полицейского расследования вселяет ужас в любого врача. Мне было бы легче оставить Джека в больнице на аппаратуре, что явно противоречило его желанию. Я бы даже заработал побольше деньжат, а страховая компания «Медикер» получила бы счет на дополнительные $500,000. Неудивительно, что врачи склонны перелечивать.

Но себя врачи все же не перелечивают. Они ежедневно видят последствия перелечивания. Почти каждый человек может найти способ мирно умереть дома. У нас есть множество возможностей облегчить боль. Хосписный уход помогает смертельно больным людям провести последние дни жизни комфортно и достойно, вместо того, чтобы страдать от напрасного лечения.

Поразительно, что люди, за которыми ухаживает хоспис, живут дольше, чем люди с такими же болезнями, которых лечат в больнице. Я был приятно удивлен, когда услышал по радио, что известный журналист Том Викер “умер мирно дома в окружении семьи”. Такие случаи, слава Богу, встречаются все чаще.

Несколько лет назад у моего старшего двоюродного брата Торча (torch — фонарь, горелка; Торч родился дома при свете горелки) случилась судорога. Как выяснилось, у него был рак легких с метастазами в мозг. Я поговорил с разными врачами, и мы узнали, что при агрессивном лечении, что означало три-пять визитов в больницу для химиотерапии, он проживет около четырех месяцев. Торч решил не лечиться, переехал жить ко мне и только принимал таблетки от отека мозга.

Следующие восемь месяцев мы жили в свое удовольствие, прямо как в детстве. Впервые в жизни съездили в Диснейленд. Сидели дома, смотрели спортивные передачи и ели то, что я готовил. Торч даже поправился на домашних харчах. Его не мучили боли, а расположение духа было боевым. Однажды он не проснулся. Три дня он спал в коме, а потом умер.

Торч не был врачом, но он знал, что хотел жить, а не существовать. Не все ли мы хотим этого же? Что касается меня лично, то мой врач оповещен о моих пожеланиях. Я тихо уйду в ночь. Как мой наставник Чарли. Как мой двоюродный брат Торч. Как мои коллеги врачи.

 

Источник

Тату "Не реанимировать, не откачивать"

Каждый день врачи борются за здоровье, а то и за жизнь своих пациентов. Такова их работа. Часть этой работы – реанимационные мероприятия, когда больного приходится буквально вырывать из лап смерти, когда счет идет уже не на минуты, а на секунды. При этом среди самих докторов пользуется спросом татуировка “не реанимировать”. Да, нашему салону не раз приходилось сталкиваться с выполнением рисунка именно по такому эскизу. Почему же так происходит? Почему сами медики просят, чтобы в критической ситуации коллеги не спасали им жизнь? Попробуем разобраться.

Медицинские татуировки

Нательные узоры, так или иначе связанные с информацией медицинского характера, представлены довольно широким списком. Например, солдаты, отправляющиеся в горячую точку, набивают на своем теле резус-фактор и группу крови. Аналогичная информация, согласно требованиям, должна быть указана на жетонах и шевронах, но размещение ее на теле – вариант куда более надежный. В данном случае делается это для того, чтобы упростить задачу врачей при проведении реанимационных мероприятий, терапии, нередко предполагающей переливание крови. Такие эскизы распространены и у представителей других профессий, которые связаны с непосредственной угрозой для жизни.

Врачи, однако, придерживаются совершенно иной точки зрения и просят “не откачивать”. Соответствующий рисунок наносится на область сердца, так как все реанимационные мероприятия предполагают воздействие именно на этот орган, будь то непрямой массаж, электроток или адреналиновая инъекция. Графически узор весьма вариативен, он может представлять собой и простую надпись (сделанную, как правило, на нескольких языках), и нечто более оригинальное, например, стилизованное изображение кардиограммы или перечеркнутое изображение дефибриллятора, сопровождаемое надписью. Некоторые делают такие картинки на руках, в районе запястья, там, где обычно принято прощупывать пульс. 

Почему так происходит?

Почему же доктора решаются на такие тату? Многие делают их из-за того, что прекрасно понимают, какой может быть жизнь после реанимации. Каждый день доктора спасают пациентов, перенесших инфаркты и инсульты, сопряженные с остановкой сердца. Вообще сама остановка сердца – это уже критическая, крайняя реакция организма, говорящая о серьезных повреждениях, восстановление после которых возможно лишь в единичных случаях. Регулярно можно наблюдать, что человек, перенесший остановку, уже не может вернуться к обычной жизни, становится ограниченным в физических возможностях, доставляет массу неудобств родным и близким. Нередки и случаи вегетативного состояния. Таким образом татуировка предстает осознанным выражением воли человека относительно своего тела.

Кто-то предпочитает делать такую татуировку, столкнувшись с серьезным заболеванием. Для кого-то данный выбор осознан еще с молодых и здоровых лет. Кто-то наносит на тело соответствующую надпись с приближением старости. В любом случае, мотив один – это желание уйти из этого мира спокойно и достойно, без страданий, боли и постоянного наблюдения рядом близких людей, которые также находятся в подавленном состоянии из-за невозможности помочь родному человеку. 

Законодательный аспект

Начнем с России. Имеет ли право скорая помощь не проводить реанимационные мероприятия, если на теле пострадавшего значится соответствующая надпись? Согласно действующим законодательным нормам, реанимация не проводится исключительно в следующих случаях:
  • Клиническая смерть, выражающаяся в остановке дыхания и кровообращения, сопряженная с достоверной информацией о том, что у пострадавшего имеются заболевания и травмы, несовместимые с жизнью.
  • Биологическая смерть.

Татуировка в данном случае не может рассматриваться в качестве подтверждения того, что у человека имеются какие-либо несовместимые с жизнью патологии. Получается, что в России особого практического смысла в таком узоре нет, так как врачебная бригада обязана предпринимать соответствующие действия. Ответ на вопрос “можно ли не реанимировать такого пациента” окажется отрицательным, как противоречащий требованиям законодательства.

В западных государствах ситуация несколько иная. Эти страны считаются больше ориентированными на пациентов, на их желания, а не на закон, а потому там татуировка вполне может рассматриваться в качестве письменного подтверждения пострадавшего о том, что он не желает подвергаться реанимации в ситуациях, угрожающих его жизни. В практике есть подобные случаи, комиссия по этике полностью поддерживала в них докторов, решивших выполнить пожелания пациента. 

Впрочем, некоторые носят такие татуировки не по своей воле. Имела место ситуация, когда мужчина проиграл спор и вынужден был сделать на груди такую татуировку. Спасло его то, что при ухудшении здоровья он поступил в больницу в сознании и успел оповестить врачей о том, что татуировка не отражает его реального пожелания, что было отражено в соответствующих документах.  

Салон Syndicate Tattoo категорически не рекомендует делать татуировки подобного плана на спор или в состоянии опьянения. Пускай даже в России они не имеют законной силы, в Европе или США они могут рассматриваться совершенно серьезно и последствия могут быть опасными. 

Доктора и татуировки

Довольно часто нам приходится сталкиваться с вопросом о том, можно ли вообще медикам иметь татуировки. Спешим ответить: законодательство никаких ограничений в этом плане не накладывает. Впрочем, реальное положение дел таково, что иногда могут возникнуть проблемы с трудоустройством, если нательный узор расположен на видном месте. Негативный момент и в том, что многие пациенты негативно относятся к докторам с татуировками, не доверяют им, боятся. В особенности, это относится к людям старшего поколения. С этим пока бесполезно бороться, такова уж наша реальность. Так что мы советуем представителям благородных медицинских специальностей располагать свою нательную живопись там, где она не будет заметной. Благо, халаты очень хорошо скрывают почти все участки кожи.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о