26.09.2023

Вера брежнева дети фото 2020: Вера Брежнева показала фото с новорождёнными детьми, поклонники заподозрили суррогатное материнство

Вера Брежнева биография, личная жизнь, семья, муж, дети — фото

Вера Викторовна Брежнева – известная украинская и российская певица, которая стала популярной, благодаря участию в вокально-инструментальном ансамбле «ВИА Гра». Хотя этот музыкальный коллектив не был первой ступенькой в жизни будущей звезды, она стала выступать на большой сцене, едва ей исполнилось три годика.

Вера – это яркий пример того, как девушка из бедной семьи, которая не блистала красотой и не носила фирменные наряды, сумела добиться всего самостоятельно. Многие воспринимают Брежневу, как содержанку богатых и знаменитых мужчин, но это далеко не так, поскольку она получила несколько образований, умело совмещала работу и учебу на многочисленных курсах.

В настоящее время Вера – счастливая мамочка, жена и любимая женщина, а еще она сумела сделать головокружительную карьеру и стать послом Организации Объединенных Наций по вопросам помощи женщинам с диагнозом ВИЧ. Она привыкла делиться, поэтому помогает в рамках своего благотворительного фонда «Луч Веры» детишкам с онкологическими заболеваниями.

Рост, вес, возраст. Сколько лет Вере Брежневой

Стоит отметить, что актриса и известная певица Вера Брежнева никогда ни от кого не скрывала свои физические параметры, в том числе, рост, вес, возраст. Сколько лет Вере Брежневой – узнать довольно просто, поскольку тайны из своей даты рождения она не делает.

Вера, которая носила истинно украинскую фамилию Галушка, появилась на свет в 1982 году, поэтому ей уже исполнилось тридцать шесть лет. Согласно зодиакальному кругу Вера получила знак мечтательного, высоконравственного, находчивого, изменчивого, творческого Водолея.

Восточный гороскоп наделил женщину чертами характера, свойственными для Собаки, в том числе, преданностью, находчивостью, смелостью, решительностью, верностью, креативностью, дружелюбием.

  • Мария Шарапова: биография, личная жизнь, семья, муж, дети — фото
  • Евгений Стычкин: биография, личная жизнь, семья, жена, дети — фото
  • Диана Гурцкая: биография, личная жизнь, семья, муж, дети — фото
  • Елена Коренева: биография, личная жизнь, семья, муж, дети — фото

Вера имеет рост в метр и семьдесят один сантиметров, а вес ее в настоящее время установился на отметке в пятьдесят три килограмма.

Биография Веры Брежневой

Биография Веры Брежневой напоминает историю современной Золушки, которая смогла достичь творческого Олимпа при помощи собственного таланта и повышенной трудоспособности.

Маленькая Верочка с ранних лет блистала на сцене с музыкальными номерами и стихами, она была звездой детского садика и школьной самодеятельности. Талантливая девочка не имела финансовых средств для того, чтобы заниматься в театральной, вокальной, хореографической студии, но она постоянно была в центре внимания.

С одиннадцати лет девочке пришлось подрабатывать, чтобы помогать своим родителям. Вера мыла посуду в кафе, была приходящей няне и даже торговала на рынке. Позднее стойкая девушка стала уделять время не только учебе и работе, но и саморазвитию в бесплатных кружках.

Вера занималась в музыкальной школе, а также, в секциях художественной гимнастики, гандбола, каратэ и баскетболом. Позднее Брежнева решила, что для того, чтобы сделать карьеру, ей следует записаться на курсы компьютерной грамотности, выучить иностранные языки, научиться мастерски водить автомобиль.

Она получила специальность секретаря-референта, а параллельно, чтобы иметь дополнительные карманные деньги полола городские клумбы и подрабатывала приходящей нянечкой, поскольку легко ладила с детишками.

Вера собиралась стать юристом, но не смогла собрать денежные средства на обучение. При этом она все-таки стала студенткой института инженеров железнодорожного транспорта Днепропетровска, поэтому получила высшее экономическое образование.

Летом 2002 года Вера решила отдохнуть в городском парке на гуляниях в честь праздника Ивана Купалы, а там выступала группа «ВИА Гра». Певицы позвали всех желающих спеть на сцене вместе с ними, и случилось чудо, поскольку яркая, ритмичная, пластичная и музыкальная Вера привлекла внимание продюсера и была приглашена в состав группы.

После музыкальных занятий в группу девушку приняли вместо Алены Винницкой, но решили, что петь под фамилией Галушка будет смешно, поэтому подобрали звучный псевдоним в честь генерального секретаря Брежнева, который был соотечественником красотки.

Группу, в которую входили Седокова, Брежнева и Грановская, до сих пор называют золотым составом «ВИА Гра», поскольку в это время было написано много хитов и записан альбом на английском языке. В 2007 Вера попала в число самых сексуальных женщин Российской Федерации согласно рейтингу издания «Максим», а потом попадала в этот список еще четыре раза.

В 2006 году Вера Брежнева ушла в свободное плаванье, она покинула музыкальный коллектив, поскольку устала морально и физически от постоянных гастролей и пресс-конференций. Дело в том, что девушке стало тяжело улыбаться, когда ей просто хотелось плакать от усталости.

С 2008 года она стала телеведущей программ «Магия десяти», «Южное Бутово», «Ледниковый период», «Дембельский альбом». Параллельно с этой деятельностью Вера постоянно записывала новые альбомы и отдельные синглы, она снималась в кино комедийного характера и новогодних мюзиклах, клипах иных исполнителей и рекламных роликах.

Кроме того, Брежнева ведет программы на радио, а также, выпускает диски с видео-пособиями о том, как стать успешной и красивой, уверенной в себе и яркой, короче, превратиться из гадкого утенка в утреннюю звезду.

Детство и юность в биографии.

Школьные годы были непростым периодом в биографии Брежневой. Тяжелое материальное положение семьи оказывало влияние на общение Веры с одноклассниками. Девочка постоянно ходила в одной и той же одежде и выглядела очень скромно на фоне своих сверстниц. Красотой в те годы девушка не отличалась.

Вера Брежнева — биография | Сколько лет вместе с Константином Меладзе? | Как выглядела в молодости? | Личная жизнь певицы: муж, дети и семья | Дочки Соня и Сара. Настоящее имя Веры

Певица Вера Брежнева — эталон женственности в современном шоу-бизе

Вера Брежнева – бывшая солистка группы «ВИА Гра», популярная певица и актриса. Уже много лет она занимается сольной карьерой, которая сделала ее одной из самых ярких звезд российского шоу-бизнеса. Популярные журналы мечтают заполучить Веру на свои обложки, папарацци стараются запечатлеть ее на фотографиях. Вера Брежнева стала настоящим секс-символом и эталоном женственности, на которую равняются женщины, и о которой грезят мужчины.

instagram.com/ververa/

10 фактов о Вере Брежневой

  1. Вера Брежнева родилась в небольшом украинском городке в семье с фамилией Галушка.
  2. Свой псевдоним «Брежнева» она взяла во время прослушивания в «ВИА Гру».
  3. На данный момент Вера является послом доброй воли ООН по вопросам СПИДа и ВИЧ. 
  4. Она также выступает против дискриминации прав женщин в государствах Восточной и Средней Азии.
  5. Известная российская певица и актриса является лицом бренда нижнего белья из Италии. 
  6. Она основала собственную благотворительную организацию в 2006, которая помогает онкобольным детям. 
  7. Вера получила диплом экономиста в институте Днепропетровска.  
  8. Брежнева является одной из тех артисток, кто не боится демонстрировать свою натуральную красоту. Она нередко делится с поклонниками своими селфи без макияжа на странице в Инстаграме.
  9. Вера любит пробовать себя в различных ипостасях. Она не только певица, но еще и актриса, чью роль в фильме «Любовь в большом городе» высоко отметили кинокритики. 
  10. Брежнева часто признается журналистам, что в молодости была «гадким утенком»: тогда девушка носила короткую мальчишескую прическу и очки. К 38 годам Вера стала выглядеть значительно женственнее, что сделало ее не только секс-символом российского шоу-бизнеса, но и эталоном красоты для многих женщин по всей стране.

Биография Веры Брежневой

Вера Галушка родилась зимой 1982 года в промышленном городке на Юго-Востоке Украины. Днепродзержинск никогда не был тем городом, где можно было обрести известность. Родители будущей звезды были простыми рабочими: они были заняты в промышленности Приднепровского химзавода.  

Вера была не единственным ребенком в семье. У ее родителей было четверо дочерей: старшая – Галя, Вера и девочки-близнецы Вика и Настя. 

instagram.com/ververa/

Вера с детства проявляла разнообразные таланты и многогранность своей натуры. Она ходила в несколько кружков и увлекалась спортивными танцами, которые помогли ей впоследствии хорошо выглядеть на сцене во время выступлений.

Семья Галушки была небогатой, поэтому Вера в подростковом возрасте уже нашла себе работу, чтобы помогать семье и иметь возможность откладывать для себя карманные деньги. 

Девушка устроилась на работу, когда ей исполнилось шестнадцать, и ее занятием было полоть клумбы в «Зеленстрое». По вечерам будущая знаменитость присматривала за детьми соседей. 

Когда обучение в школе закончилось, Вера переехала в соседний город, который по сравнению с ее родным был настоящим мегаполисом. В Днепропетровске она поступила на факультет экономики в институте и получила диплом

Карьера Веры Брежневой

В 2002 Веру ждал крутой поворот в судьбе, который определил ее дальнейшую жизнь и карьерные стремления. Днепропетровск шумно отмечал июльское торжество, на которое прибыла из столицы женская группа «ВИА Гра», стремительно набирающая популярность в те годы. Вера увидела выступающих на Монастырском острове, где артистки приглашали на сцену всех, кто хотел бы вместе с ними исполнить «Попытку № 5». Девушка не растерялась и вызвалась добровольцем. В тот день ее заметили продюсеры и предложили ей прийти на кастинг в музыкальный коллектив.

От такого шанса Вера не могла отказаться. Однако не все давалось ей сразу. Девушка не занималась вокалом, и поначалу ей тяжело было освоить пластичные движения, с которыми выступала самая сексапильная группа на всех сценах страны. Брежнева потратила несколько месяцев на то, чтобы заменить Алену Винницкую. 

Псевдоним у Веры появился как раз в период начала ее карьеры. Буквально на первом же прослушивании Дмитрий Костюк, который и выбрал Веру на замену ушедшей солистке, решил, что фамилия Галушка не слишком подходит будущей звезде. Они долго думали над звучным и ярким псевдонимом, и решили выбрать «Брежнева» в память о генеральном секретаре, который был соотечественником Веры и выходцем из промышленного города, где она провела свое детство. 

С 2003 года Вера стала выступать в ВИА Гре вместе с Анной Седоковой и Надеждой Грановской. Этот состав музыкальной группы получил название «золотой», так как пик популярности коллектива попал именно на этот период. 

instagram.com/ververa/

Однако Седокова вскоре захотела строить сольную карьеру, и на ее место стали искать новую певицу. Кастинг прошла Светлана Лобода. Но ее эксцентричность, которая не пришлась по душе зрителям и журналистам, заставила Костюка снова ринуться на поиски солистки. Место третьей в ВИА Гре заняла Альбина Джанабаева, которая продержалась в составе коллектива дольше любой другой певицы – с 2003 по 2013 года. Вера же была солисткой группы практически четыре года подряд.

Сольное творчество Веры Брежневой

В какой-то момент Вера приняла решений покинуть ВИА Гру и начать сольную карьеру. Сейчас певица признается, что в то время ей показалось, что она переросла групповые выступления и решила бороться за свое место под солнцем самостоятельно. 

В 2008, сразу после того, как она ушла из коллектива, Брежнева записала композиции «Я не играю» и «Нирвана», к которым практически сразу же выпустила музыкальные видео. Ее карьера как сольной исполнительницы развивалась довольно стремительно. За два года она успела выпустить несколько синглов в кооперации с популярными певцами. В их список вошел Потап, Дан Балан, DJ Smash и T-killah. 

Первый альбом Вера записала в 2010. «Любовь спасет мир», в который вошла одноименная песня быстро обрел популярность и завоевал умы слушателей. Простые слова и приятные мотивы несколько месяцев и даже лет подряд не оставляли главные хит-парады страны. Дебютный диск Брежневой был хорошо принят не только поклонниками ее творчества, но еще и критиками. После волны положительных отзывов Вера решила двигаться дальше и не останавливаться на достигнутом. 

2014 стал для нее годом эстетичных клипов и популярных композиций. «Доброе утро», композитором которого выступил Константин Меладзе, принес Брежневой широкую известность за пределами родной страны, а клип «Девочка моя», снятый на итальянском побережье Аланом Бадоевым и по сей день считается одной из лучших работ Веры. В музыкальном видео предстали в главных ролях родственники Брежневой, показавшие связь между поколениями.  

Чуть позже на экранах появился клип на композицию «Луна», в котором Вера снялась вместе с Александром Ревой. 

С 2016 года Брежнева стала давать сольные концерты. Впервые она дебютировала на сцене Национального дворца искусств в столице Украины, а спустя несколько дней повторила свою программу в Москве. 

В 2019 Вера выпустила еще несколько музыкальных видео: «Любите друг друга», «Я не святая» и «Зла не держи».

instagram.com/ververa/

Карьера актрисы

Помимо своей страсти к музыке, Брежнева также любит сниматься в кино. Ее карьера в амплуа актрисы началась через два года после того, как она стала выступать с ВИА Грой. 

Дебютной ролью Веры стала героиня «Сорочинской ярмарки» Мотря. В этом проекте Брежневой удалось поработать со знаменитостями первого эшелона – Софией Ротару и Юрием Гальцевым.  

С 2008 стартовала программа на телевидении, где Вера выступила в качестве телеведущей, а чуть позже попробовала свои силы в шоу «Ледниковый период», где она демонстрировала свои таланты вместе с Вазгеном Азрояном. 

Первой большой работой для Брежневой стала главная роль в проекте «Любовь в большом городе», которая принесла ей популярность в качестве актрисы. Критики и зрители высоко оценили ее роль в этой картине. 

В 2011 звезда снялась в фильме «Елки», в следующем году пополнила свою фильмографию лентой «Джунгли», где Брежнева снова воплотила на экране главного женского персонажа.

Одной из самых значимых картин для Веры стали «8 лучших свиданий», на съемках которой она сотрудничала с нынешним президентом Украины Владимиром Зеленским. 

Наиболее неожиданным появлением на экране стало участие в «Мажоре-2».  

Вера является частым гостем на различных телевизионных передачах, она принимает участие в съемках реклам для производителей йогуртов, питьевой воды, телефонов косметики и парфюмов. 

instagram.com/ververa/

В 2019 Вера впервые сотрудничала с популярным во всем мире изданием Vogue. Фотографии с обложки можно увидеть на страницах Брежневой в социальных сетях.

Личная жизнь Веры Брежневой

Личная жизнь Веры была насыщена событиями с восемнадцати лет. Во время обучения в Днепропетровском институте, девушка познакомилась с молодым человеком по имени Виталий Войченко. С ним Брежнева прожила несколько лет в гражданском браке, в котором у них появилась дочь Соня. 

Однако эти отношения не продлились долго – пара поняла, что они не могут прийти к компромиссу даже насчет мелочей, поэтому решили разойтись.  

Во время своей карьеры в качестве солистки «ВИА Гры», Вера встретила Михаила Кипермана, который был известным украинским предпринимателем. В 2006 они официально расписались, а через пару лет у Веры и Михаила появился ребенок. Девочку назвали Сарой. В 2012 пара распалась. 

Следующим обсуждаемым романом Брежневой были отношения с Марюсом Вайсбергом, однако ни певица, ни режиссер не подтвердили слухи о своей романтической связи, поэтому подробности романа так и остались неизвестными. 

Вторым законным супругом Веры стал продюсер и композитор Константин Меладзе, который долгое время сотрудничал с группой, в которой Брежнева была солисткой. Долгое время говорили о романе Веры и Константина, который на тот момент был официально женат на другой женщине. 

instagram.com/ververa/

В 2015 году пара сыграла свадьбу. Тайное торжество происходило в одном из итальянских городов. Гостей было немного – только самые близкие друзья и родственники. 

В том же году в семье Веры случилась трагедия. Ее отец, пребывавший в тяжелом состоянии, скончался от осложнений после инфаркта. Некоторое время, что он провел в больнице, доктора были настроены оптимистично: мужчине стало лучше, и он даже снова стал самостоятельно передвигаться, однако его здоровье стало резко ухудшаться, и летом его не стало. 

Вера Брежнева любит делиться с поклонниками подробностями своей личной жизни. Она часто выкладывает фотографии без макияжа и в купальнике, демонстрируя подписчикам соблазнительную фигуру. Певица признается в своих интервью в том, что считает своего супруга – именно тем мужчиной, который заставляет ее чувствовать себя красивой и сильной. Она раскрыла некоторые факты о совместной жизни с Меладзе: артистка сообщила поклонникам, что в его компании может почувствовать себя слабой женщиной. 

Некоторое время назад паре Веры и Константина приписывали разрыв и окончательный развод, якобы спровоцированный его увлечением солисткой обновленного состава ВИА Гры Эрикой Герцег, однако оба артиста опровергли домыслы СМИ и сообщили, что в их отношениях царит полнейшая гармония.

 

Вера никогда надолго не покидала телеэкраны, если в ее жизни наступало затишье, значит, певица готовилась в чему-то грандиозному: записи альбома, выступлению, съемкам в кино. 

С зимы 2020 Брежнева принимает участие в танцевальном конкурсе на Первом в качестве члена жюри, а во время карантина занималась самосовершенствованием, а также проводила время со своей семьей, о чем свидетельствуют ее видео и истории в Инстаграме.

youtube

Нажми и смотри

youtube

Нажми и смотри

Фильмография

  • 2018 Елки Последние
  • 2016 Мажор 2
  • 2015 Рокленд
  • 2015 8 лучших свиданий»
  • 2013 Любовь в большом городе 3
  • 2012 Джунгли
  • 2011 Елки 2
  • 2010 Любовь в большом городе 2
  • 2010 Елки
  • 2009 Любовь в большом городе
  • 2004 Сорочинская ярмарка

Дискография

  • 2015 Ververa
  • 2010 Любовь спасет мир
  • 2007 L. M.L.
  • 2004 Stop! Stop! Stop!
  • 2003 Стоп! Снято!
  • 2003 Биология

Премии

  • 2011 Премия «Золотой граммофон» за песню «Лепестками слез»
  • 2010 Премия «Золотой граммофон» за песню «Любовь спасет мир»

19-летняя дочь Веры Брежневой опубликовала пляжное фото

Вера Брежнева впервые стала мамой в 19 лет. Тогда певица родила дочь Софию от возлюбленного Виталия Войченко, за которого так и не вышла замуж. В 2006 году эффектная блондинка стала женой бизнесмена Михаила Кипермана. В 2009 году Вера подарила мужу дочь, которую назвали Сарой. Интересно, что 19-летняя Соня тоже носит фамилию Киперман.

Соня Киперман уже больше года живет отдельно от матери и семьи. Девушка поступила в престижный колледж в США и улетела за границу. Теперь он редко может увидеть наследницу Брежнева, в основном, когда приезжает с гастролями в Америку. Известно, что Соня в подростковом возрасте начала заниматься в модельной школе и добилась определенных успехов. Например, дочь Брежневой принимала участие в Неделе моды в Москве, а также не раз снималась для глянцевых журналов. От знаменитой мамы Соня Киперман унаследовала эффектную внешность, которую и сейчас демонстрирует на своих фотографиях. Итак, сегодня 19-летняя девочка опубликовала в своем микроблоге в Instagram красивое фото в купальнике.

19-летняя дочь Веры Брежневой опубликовала пляжное фото

Киперман старается не разглашать подробности личной жизни, но в то же время ему не стыдно за своего молодого человека, американца Мэта Кэннона. В своем микроблоге в Instagram Соня поделилась снимками с романтических фотосессий со своим бойфрендом. Известно, что возлюбленный Сони занимается музыкой. К слову, Вера Брежнева одобряет выбор старшей дочери и старается не давать наследнице советов по поводу личной жизни. Перспектива стать бабушкой артиста, похоже, ее тоже не пугает. «Так получилось, что я сама родила в 19 лет, так что будет странно, если я скажу дочери: «Потерпите внуков! ». Но на данный момент я не думаю, что Соня хочет иметь детей. Думаю, ей хочется развлечься, погулять… И это правильно! — сообщила Вера Брежнева в своем микроблоге в Instagram (Орфография и пунктуация автора здесь и далее даны без изменений. Прим. стр. ).

Напомним, ранее Вера Брежнева рассказала о своих переживаниях из-за того, как мало времени она уделяла воспитанию детей. Самоизоляция не разрушила семью артиста, а, наоборот, только укрепила ее. Певица готовила еду для домочадцев, гуляла с дочерью Сарой, которая живет с ней, и общалась с Соней, которая осталась в Америке, по несколько часов в день. «Мы подаем пример своим детям, но жизнь не всегда складывается хорошо. На младшую дочь режим имитации действует больше. А Соня, когда росла, мало меня видела, чтобы чему-то у меня научиться. Сейчас общаемся по видеосвязи час и больше», — добавила Брежнева.

Вера Брежнева с семьей

Сейчас Вера старается положительно влиять на жизнь старшей дочери и прививать ей хорошие привычки. Звездная мама обеспокоена питанием Сони. Когда Киперман только переехала в США, она ела много фаст-фуда, а теперь смогла приспособиться к правильному питанию. Брежнева, которая до сих пор находится в идеальной форме, пропагандирует здоровый образ жизни, но признается, что иногда ловит жену Константина Меладзе и ее младшую дочь за поеданием нездоровой пищи, которую они пытаются есть втайне от нее.

Читайте также:

Вера Брежнева поделилась впечатлениями от первого полета после самоизоляции

38-летняя Вера Брежнева в прозрачном платье снялась в совместном клипе с Монатиком на песню «ВЕЧЕР»

Вера Брежнева трогательно поздравила маму с днем ​​рождения

Октябрьское дитя: год, когда я уехал из Советского Союза

Автор в детстве. Фото предоставлено Алексом Хальберштадтом

Когда мне было четыре года, Боинг с красивой морской полосой привез Джеральда Форда в дальневосточный портовый город Владивосток. Он приехал туда, чтобы встретиться с советским лидером Леонидом Брежневым и обсудить тонкости договора о контроле над вооружениями под названием 9.0009 СОЛЬ II . До приезда Форда городской партийный босс превратил центр Владивостока в чистую, свежевыкрашенную съемочную площадку. Пьяных и бомжей сгоняли на автобусах и вывозили за черту города на «лечение».

Переговоры проходили в санатории соседнего поселка Океанская. Партбосс решил, что дорога от санатория до Владивостока — маршрут, по которому кортеж Брежнева и Форда проедет с экскурсией, — будет отражением возрождения города. За считанные дни полиция выгнала семьи, жившие в хижинах и навесах вдоль дороги, и сожгла их дома. Бригады рабочих спилили несколько сотен самых высоких и прямых елей Приморья, привезли их из окрестных лесов и воткнули вертикально вдоль дороги в свежеснесенные бульдозерами снежные заносы. Это была вариация освященной веками традиции. Некоторые историки утверждают, что, когда во время визита императрицы Екатерины в Крым в 1787 году фельдмаршал Потемкин окаймлял пустынные берега Днепра полыми, искусно расписанными фасадами, он сделал это не для выгоды Екатерины, а для того, чтобы произвести впечатление на иностранных эмиссаров в ее путешествии.

В России внешность всегда имела большее значение, чем реальность, и, судя по внешности, мы жили в социалистической Аркадии, ради строительства которой жертвовали собой наши дедушки и бабушки. Вот как я думал о нашей стране даже после того, как мы покинули ее. Это убеждение внушали чуть ли не с рождения мультфильмы и раскраски, «воспитатели» детского сада, которые учили нас, что «Генеральный секретарь — лучший друг детей», а точнее, наши учителя. Мои мать и отец относились к моему патриотизму с иронией, но знали, что лучше не противоречить ему, чтобы я не повторял их частные шутки и комментарии в классе.

Насколько я мог видеть, Великая Октябрьская социалистическая революция стерла века классовой борьбы и неравенства, Великая Отечественная война была выиграна, а Большой террор был отвергнут Никитой Хрущевым и законсервирован Брежневым. Осталось ли сделать что-то великое? Советская экономика была второй по величине после США. В 1974 году средний советский рабочий зарабатывал столько же, сколько американец в начале 1920-х годов, и жил на душевой площади в восемьдесят два квадратных фута, что в три раза меньше, чем у его американского коллеги.

Тем не менее наши воспитатели и учителя еженедельно напоминали нам, что наша страна может похвастаться достижениями, недоступными США: бесплатное медицинское обслуживание и образование, гендерное равенство, почти полная грамотность и торговые автоматы в каждом регионе страны, которые продают смесь сельтерской воды и фруктов. сироп, который можно пить из общего стакана.

Нигде эта новая роскошь не была так заметна, как по телевизору. Непрекращающийся показ документальных фильмов о градостроительстве в Болгарии, мюзиклов сталинской эпохи и драм о Второй мировой войне постепенно перерастал в новогоднюю трансляцию, ритуал после еды почти в каждом советском доме, разноцветные огни и мишура на новогодних елках становятся ярче. Знаменитости на экране. Эти программы напоминали вручение наград для пожилых людей. Партноменклатура в черных костюмах и галстуках — галстуки-бабочки были отвергнуты как буржуазные десятки лет назад — и их жены сидели за круглыми столами, покорно аплодируя отечественным звездам песни и экрана.

Обычно это был киномонтаж о всенародном перевыполнении пятилетки, затем бас-баритон, подпевающий арию Глинки, и, наконец, попурри Аллы Пугачевой, нашей госсанкционированной певицы лайт-рока. Ее глаза, накрашенные тропической тушью, и перегруженные синтезаторами стили ABBA — о солнечных весенних утрах и бесхитростной юной любви — блеяли с миллионов телеэкранов в одиннадцати часовых поясах.

Красота расцвела вокруг нас в Москве. Далеко внизу улицы, стены станций метро и колоннады восхищали меня бронзовыми рельефными фигурами фермеров и сварщиков. Я попросил бабушку Тамару сводить меня в парк ВДНХ, посмотреть монументальную скульптуру Веры Мухиной «Рабочий и колхозница». Я знал его как вращающийся центр логотипа «Мосфильма», предшествовавшего «Трактористам» и другим любимым фильмам; Мне показалось, что я уловил что-то бесспорно эротическое в том, как крепко сложенный рабочий и пышногрудая крестьянка держат серп и молот так близко друг к другу. Дома я листал книжки с картинками памятников.

Для меня ничто не сравнится с «Родиной-матью» в Волгограде, ранее известном как Сталинград, месте одних из самых кровопролитных боев Великой Отечественной войны. Восемьдесят пять метров, это была одна из самых высоких статуй в мире, фигура женщины, вонзившей меч в воздух и шагающей по пространству подстриженной травы с выражением воинственного экстаза.

Я тоже смотрел на интерьеры пекарен и мебельных магазинов, безликие комнаты, от потолка до пола оштукатуренные одинаковыми групповыми портретами членов Политбюро — все они мужчины, пожилые и белые, — как будто мы были островным государством, запустившим единая поп-группа в мировое сознание. Политбюро было нашим менюдо. Единственным местом вдоль стен наших магазинов, не покрытым печатной продукцией, был жердочка выпуклого тома в пластиковом переплете под названием «Книга жалоб и предложений». Рядом висел огрызок карандаша, привязанный к веревочке. Если это было предназначено для того, чтобы побудить покупателей жаловаться на бесконечные очереди или предположить, что в магазине есть более одного сорта плавленого сыра, никто не клюнул на приманку. Эти книги с их обнадеживающе пустыми страницами стали предметом сотен частных шуток.

Перед народными праздниками я наблюдала, как муж Тамары, Михаил Михайлович, угрюмо сунул в портфель бутылку коньяка и какие-то свертки, чтобы передать своему начальнику, региональному директору, чье имя никогда не произносилось вслух в квартире. Вместо этого Михаил Михайлович сообщил это тонким движением бровей. Я понял, что без этого человека не было бы ни ежедневного багажа продуктов, ни даже машины, в которую их можно было бы погрузить, что в нашей стране контуры большинства жизней определяются непосредственным начальником.

Я испытал это на себе, когда поступил в первый класс. Тамара позаботилась, чтобы это было не в какой-нибудь школе, а в академии для сыновей и дочерей аппаратчиков, дипломатов и высокопоставленных офицеров КГБ, где преподавание английского языка было обязательным. Шесть утра в неделю Михаил Михайлович подвозил меня до перекрестка у станции метро «Новые Черемушки» и высаживал перед дорическим фасадом школы. Моя униформа — блейзер и брюки из синего, как океан, полиэстера с нашивкой, изображающей восход солнца над страницами раскрытой книги, пришитой до середины правого рукава, — была свежевыглажена. К моему лацкану была приколота красная звезда с золотым рельефным лицом маленького Ленина, безмятежно глядящим из ее центра. Звезда означала мое членство в отряде манчкинов коммунистического братства, известном как «Дети Октября, 9».0009 октябрята — долг и привилегия каждого мальчика и девочки в возрасте от семи до девяти лет.

По субботам я приносил нашей первокласснице разрезанные мимозы — яблоко показалось Тамаре недешевым. Учителя звали Нина Петровна, и она делила наши дни на почерк, заучивание и механическое переписывание текста с доски. Иногда мы по нескольку часов молча строчили в миллиметровках, что нравилось ей как пример соответствующего возрасту поведения. Она ежедневно предупреждала нас об опасности размазывания чернил на полях и ходила взад и вперед по проходам, чтобы убедиться, что наши руки в чистоте. Повторение мат учений, — любила она говорить: повторение — мать учения. У Нины Петровны были волосы до плеч, такие бледные, что мне показалось, что она мыла их каждое утро мылом, которое вымывало их цвет. На ее лице появилось выражение скорбной самоотверженности — мы еще не научились отличать серьезность от несчастья — ожидаемого от воспитателя-социалиста.

«Дети, какая самая агрессивная страна в мире?» Нина Петровна запела нараспев в начале урока истории.

«Израиль!» — хором закричали мы.

Первый учебник, который я помню, — о детях, совершивших исключительные подвиги, — назывался «Юные герои Советского Союза». Глава 1 представляла собой апокрифический рассказ Павлика Морозова. Во время коллективизации сдал отца красным за то, что он спрятал несколько мешков с зерном, за что отец был расстрелян. Позже собственная семья Павлика убила его. Для учебника, написанного для шести- и семилетних детей, этот был примечателен обилием пыток, мстительности и убийств, проиллюстрированных насыщенными красками кошмара.

На картинке, которую я запомнил лучше всего, был изображен офицер гестапо, допрашивающий девушку-подростка с соломенными волосами и косичками. Ее звали Зина Портнова. На иллюстрации офицер на мгновение отвлекается, а Зина выхватывает со стола его пистолет. На ее шее веревка — возможно, потому, что она пыталась убить немцев, отравив их суп, который ее заставили съесть самой. Хотя на фотографиях Зина выглядела довольно обыкновенным подростком, на рисунке у нее выпученные глаза с тяжелыми веками и свирепое, почти демоническое выражение лица. Текст рядом с изображением информировал миллионы советских детей о том, что сразу после сцены, изображенной на иллюстрации, Зина «застрелила гестаповца», а позже была замучена до смерти «животными». За свои патриотические поступки большинство детей в «Юных Героях Советского Союза» были наказаны: повешены, расстреляны, принесены в жертву, отравлены, оставлены мерзнуть в снегу. Их мужество само по себе ничем не примечательно — только умирая, они становились героями. Смерть сделала их красивыми.

Когда я корпел над рисунком подростка-революционера — на этот раз мальчика, — я ощутил первые приливы горячего и холодного желания. За ними быстро последовала паника. Я сказал себе, что от храбрости мальчика у меня вспыхнуло лицо. Но это повторилось через несколько недель, в Пушкинском музее, где я увидел маленькое бронзовое изображение обнаженного Прометея, прикованного к скале, и хищная птица, лакомящаяся его печенью. На этот раз я не был так уверен. Что-то о мужских телах и смерти объединялось в моем мозгу и вызывало электрические разряды в солнечном сплетении. Я понял, каким-то зачаточным образом, что это влечение отличало меня от моего отца и, возможно, вызывало у него отвращение, и все, что я мог сделать, это отвести взгляд, прежде чем моя мать поймала мой взгляд.

Тем временем наш учебник для первоклассников учил класс растерянных семилеток, как поджечь конюшню, чтобы лошади не попали в руки белых, и как остановить поезд с фашистскими боеприпасами бросившись под его колеса. Смысл этих историй трудно было не заметить — воля коллектива значила больше, чем благополучие отдельного человека, и лучшей судьбой для нас было умереть за этот коллектив.

И еще вот что: нас учили, что время, в котором мы живем, значит меньше, чем прошлое. Золотой век коммунизма, для которого мы были слишком молоды, был периодом не мира, а войны. Мы узнали, что конфликт придает нашей жизни смысл — этот смысл проистекает из того, что мы переносим, ​​а предпочтительно умираем, сильные страдания и борьбу. Несправедливо, что наше время — относительно мирное время 1970-х годов — не давало нам возможности умирать за нашу страну миллионами, но нашим долгом оставалось вести себя так же самоотверженно, как дети-мученики в нашем учебнике. Так что наше чувство гордости должно было исходить не от материального изобилия и даже не от личных достижений, а от ряда национальных абстракций — ядерного арсенала, освоения космоса, коллективного хозяйства, строительства плотин и суровых памятников, — которые не имели к этому никакого отношения. с часто несчастной реальностью повседневной жизни. Поклонение этим абстракциям и есть то, что на Руси называлось духовностью.

Самым страшным днем ​​в школьном календаре был ежеквартальный визит к дантисту. Медсестра вызывала нас одного за другим из класса и отводила в смотровую комнату в подвале. Внутри дружелюбная женщина средних лет в лабораторном халате сверлила и дергала то, что осталось от наших молочных зубов, даже не помышляя об анестезии — новокаин, видимо, считался буржуазным, как галстук-бабочка. Я рассказал об ужасах стоматологического кабинета своему лучшему другу Кириллу, пытаясь произвести на него впечатление своим стоицизмом. Он был невысок для своего возраста, с полным ртом блестящей ортодонтии и прядью светлых волос, ниспадавших на левый глаз, но был популярен благодаря способности рисовать жутковатое подобие самосвала ЗИЛ, особенно после нашего Учитель повесил свой рисунок на доске объявлений рядом с портретом министра иностранных дел Громыко.

Мать Кирилла умерла при родах, а отец работал в советском консульстве в Нью-Йорке, поэтому Кирилл большую часть времени проводил с бабушкой и дедушкой. Когда его отец вернулся на каникулы, мы втроем проводили вечера в их просторной квартире в центре города, играя с пластмассовыми ковбоями и индейцами, которых он привез из-за границы. Им не было равных среди домашних игрушек, и мое восхищение ими, должно быть, было неприкрытым. За несколько дней до Нового года, перед тем, как ехать домой на «Волге» отца Кирилла, я обнаружил ковбоя, засунутого в мой желтый резиновый сапог. На ковбое была бледно-лиловая рубашка и черный лассо, свернутый поверх черного стетсона. Осознание того, что он принадлежит мне, заставило меня чуть не всхлипнуть от счастья. Я спал с ковбоем лицом ко мне на тумбочке и фантазировал о возвышающихся кактусах сагуаро, апачах с томагавками и искусных мастерах, которые делали крошечные чудесные фигурки. Когда я говорил о своей любви к Америке за ужином у Тамары на квартире, Михаил Михайлович хохотал. Он резко сказал, что Соединенные Штаты существуют для того, чтобы подрывать Советский Союз и угнетать рабочих, и ими нельзя восхищаться, несмотря на то, во что некоторые евреи хотели бы заставить вас поверить. Тамара толкнула его локтем, и Михаил Михайлович затих. Я был слишком молод, чтобы понять, что моя мать была еврейкой, и ничего не сказал. Моя прабабушка, Мария Николаевна, фыркнула и снова принялась за холодную свинину в заливном.

Вернувшись в Москву, что-то в моем отце изменилось. Он был тише, внимательнее, менее склонен уйти без объяснений; иногда я замечал, что он тоже был печальнее. Его хлопанье дверью и истерики прекратились. Хотя я не знал почему, он и моя мать, казалось, заключили перемирие, которое временами уступало место осторожной нежности. Позже она рассказывала мне, что в эти месяцы кошмары стали посещать его чаще, иногда по нескольку ночей подряд.

Помню свое удивление, когда отец стал проводить со мной время. Он повел меня в Дом кино посмотреть показ «Каскадов», кровавого триллера с Робертом Форстером, который напугал меня до потери сознания. Он просил меня пройтись с ним по квартирам друзей или до углового киоска за сигаретами. Весь день я провел на его рабочем месте, в тесной библиотеке киноинститута, где он показал мне редкие дореволюционные книги и банки с иностранными фильмами и познакомил с коллегами по столовой. Дома мы допоздна смотрели фильмы по черно-белому телевизору, а позже играли в драки с пластиковыми игрушечными саблями, которые он купил, и мой отец наконец позволил мне победить его. Я была расстроена переменой в нем, но наслаждалась вниманием и принимала его. Я придумал теории о его метаморфозах. Чего я не знал, так это того, что он прощался с нами.

Моя мама приняла решение той осенью, когда из магазинов стало исчезать мясо. Однажды в воскресенье она выбежала в супермаркет во второй раз за два часа после того, как сосед позвонил и сказал, что они «раздают» замороженные куски говядины. Она вернулась домой, прижимая к себе три сумки с продуктами, ее пальто и волосы были облеплены ноябрьским снегом. Мой отец был в отъезде. Моя бабушка по материнской линии Раиса, приехавшая из Вильнюса, посмотрела на мою мать. — Мы должны покинуть эту страну, — тихо сказала она. Ее сестра Ида, уехавшая последней из семьи, много лет жила в Хайфе. Другие ее сестры, племянники и племянницы теперь жили в Сиднее и Тель-Авиве.

В ближайшие недели мои родители проводили ночи, запершись в кабинете моего отца, ведя переговоры вне пределов слышимости. Он не мог решить, чего он хочет. Временами казалось, что он разваливается. «Я не хочу, чтобы мой ребенок рос в этой стране, — сказал он ей. Он сказал, что решил уехать из страны вместе с нами, но потом понял, что не выдержит этого. «Если я пойду с тобой, то в конечном итоге буду лежать на диване в одних джинсах и слушать одни и те же старые пластинки». И: «Если бы я был евреем, я бы уехал через минуту, но я русский и всегда буду скучать по этой стране». И: «Я слишком боюсь писать и слишком боюсь уйти». И однажды: «После того, как ты уйдешь, я повешусь».

Тамара торговалась с мамой. Она умоляла ее оставить меня в Москве, обещая бросить работу и посвятить себя воспитанию меня. Однажды она предложила пойти с нами. Когда он узнал, Михаил Михайлович взорвался, обвинив мою мать в том, что она украла меня у них. «Как вы, паршивые евреи, можете сделать это с нами?» — крикнул он, прежде чем запереться в ванной.

В ноябре 1978 года, через неделю после того, как Раиса и мой дед Семен подали документы в Вильнюсе, моя мать подала документы на выездную визу в Израиль — наш единственный законный путь для выезда из Советского Союза. Ида отправила по почте необходимые приглашения и ваучер поддержки из Хайфы. Моя мать знала, что хочет поехать в Нью-Йорк. Она немного знала о жизни в Израиле и беспокоилась об обязательном призыве в армию, о том, что ее не совсем еврейский сын стал гражданином второго сорта, о том, что ее сочтут отпавшим, ненавидящим себя евреем. Она представляла себе Израиль как увеличенную версию еврейской общины Вильнюса с ее провинциальностью и сплетнями, ее ограниченными обидами и страхами. Когда она подала заявление в визовое агентство, мой отец подписал форму, разрешающую моей матери вывезти меня из страны на постоянное жительство без возможности возвращения. Взамен она отказалась от всех будущих претензий на алименты.

Ни один из них не подумал, что рассказывать мне об этом было хорошей идеей. Михаил Михайлович продолжал возить меня в школу с понедельника по субботу; во втором классе я начал изучать английский язык. По воскресеньям я по-прежнему просыпался на рассвете, чтобы позавтракать с Тамарой и Марией Николаевной и посмотреть по их цветному телевизору «Служу Советскому Союзу». На следующий день после того, как моя мать подала заявление на выездную визу, директор больницы уволил ее. Не было никакого дохода, пока она ждала, будет ли удовлетворена ее петиция, процесс, который мог занять несколько лет, и мало-помалу она продала свою финскую дубленку, большую часть креповых шелковых блуз и габардиновых юбок, которые были у Тамары. сделанный для нее, ее две пары джинсов Levi’s и почти все ее украшения и книги. По утрам у подъезда нашего многоквартирного дома простаивала черная «Волга» седан. Позже в тот же день он снова появился через дорогу от института кино. КГБ теперь проявлял явный интерес к частной торговле моего отца; он еще не подозревал, насколько навязчивым станет этот осмотр.

Письмо из визового агентства пришло в июле. Мой отец принес его из почтового ящика со слезами на глазах, по крайней мере, так сказала моя мать. Я не помню, чтобы меня просили выбрать или даже спрашивали, поеду ли я на «Запад» с мамой. Она сказала мне, что мы уезжаем ненадолго, что скоро вернемся, и я снова увижу отца и друзей. Я не помню особых ощущений, кроме оцепенения. У нас было три месяца, чтобы покинуть страну.

Я поделился новостью со своим другом сверху Вовой. Он растерянно моргнул, глядя на меня, а я вложила ему в ладонь несколько зеленых пластиковых солдатиков и шарикоподшипник. В школе Нина Петровна говорила нам, что эмигранты предатели Родины, но когда я ляпнула, что мы с мамой уезжаем в Соединенные Штаты, капиталистическую сверхдержаву, она только вздохнула и взъерошила мне волосы. Несмотря на то, что теперь я был предателем, она позволила мне остаться Дитя Октября и носить звезду на лацкане до последнего урока. Мы с Кириллом попрощались в школьной столовой. «Мы никогда не будем пионерами вместе», — сказал он, вытирая слезы. Я никогда не надену красный платок на шею и не отдам хваленый салют, подняв руку над головой, символизируя волю многих над единой. Рука Кирилла была на моем плече, и он плакал. «Теперь вы никогда не сможете умереть за свою страну», — сказал он.

В тот день, когда мы с мамой прибыли в аэропорт Шереметьево с чемоданами — один ее, другой поменьше — мой, у нас оставалось двадцать четыре часа, чтобы покинуть страну. Наши билеты на самолет до Вены стоили две тысячи рублей, что примерно в пятнадцать раз превышало прежнюю мамину месячную зарплату. Отец отдал ей большую часть денег в обмен на ее долю в квартире. Она заплатила другую, меньшую сумму, чтобы отказаться от нашего советского гражданства и внутренних паспортов. После того, как она продала почти все, в ее чемодане осталось только два свитера, несколько блузок и юбок, несколько пар нижнего белья, две пары туфель, портативный фотоаппарат, три банки осетровой икры, которую кто-то сказал, что она может продать за границу. и сборник стихов Анны Ахматовой в твердом переплете.

Воспоминание о том последнем утре в Москве имеет тошнотворную яркость мгновений сразу после того, как тебя сбивает машина. Михаил Михайлович ехал почти молча. Бывают моменты, когда мне кажется, что я смогу проследить путь до аэропорта, шаг за шагом, даже сегодня. Отец напряженно сидел на пассажирском сиденье. Я сидел сзади, зажатый между мамой и Тамарой, которая не выпускала моей руки, пока в поле зрения не показались диспетчерские вышки. Женщина в форме повела мою мать, а затем меня в отдельные кабинки для окончательного таможенного досмотра. Я бросил несколько монет на поднос. Мама вспоминала, что нам разрешалось взять с собой один фотоальбом не длиннее шести страниц, никаких произведений искусства и антиквариата, ровно сто тридцать семь долларов США в твердой валюте и не более пяти граммов золота.

Перед тем, как попрощаться и обняться, мама вручила Тамаре золотые часы, которые Тамара подарила ей на свадьбу. Другой таможенник, мужчина, приказал маме раздеться, а еще один постукивал по каблукам ее сапог, проверяя наличие драгоценных камней. Она дрожала, потому что слышала, что некоторых женщин подвергают гинекологическим осмотрам в аэропорту.

Несколько минут после того, как нам вернули багаж, мы с мамой стояли в безликом коридоре за пределами таможенной зоны и смотрели сквозь стекло на самолет, который должен был доставить нас в Вену. Фюзеляж был отмечен крылатыми серпом и молотом Аэрофлота. Утро было ясным и безоблачным, и мы с мамой задержались у окна в аэропорту Шереметьево, в Союзе Советских Социалистических Республик, хотя мы уже не считались ни его гражданами, ни гражданами какой-либо другой страны. По пути к нашим воротам мы свернули не туда, в дипломатическую гостиную, обставленную скандинавской мебелью из кожи и хрома. Момент был сказочным. С нами никто не разговаривал и не просил показать наши документы. Мы вышли на стеклянный балкон с видом на зал ожидания. Отец и Тамара стояли под нами. Они посмотрели вверх, заметили нас и помахали. Мой отец плакал. Они пробыли там более двух часов, не в силах решиться вернуться домой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *