19.10.2021

Жак рено: (Jean Reno, Juan Moreno) — — —

Содержание

Жан Рено (Jean Reno): фильмография, фото, биография. Актер.

Хуан Морено Хименес родился 30 июля 1948 года в Касабланке, Марокко. В 1960 году мальчик вместе с семьей, спасаясь от режима Франко, перебрался во Францию, где долгое время жил в крайней бедности. Доходы родителей были весьма скромными, кроме того отец Хуана обладал взрывным характером, что вынуждало мальчика вести себя как можно тише. Хуан любил рассматривать картинки, поскольку еще не умел на тот момент читать. В 17 лет юноша с целью получения французского гражданства отправился служить в армию. Там он пережил сильное разочарование: девушка, которую он встретил незадолго до призыва, его не дождалась, от родителей вестей также не было, так что вернувшись к гражданской жизни – теперь уже не Хуан Хименес, а Жан Рено – начал всё с листа.

В 1970 году Жан Рено, увлеченный лицедейством, стал заниматься в студии Рене Симона. Спустя четыре года он дебютировал в телевизионной постановке, а через некоторое время молодой актер начал выступать на сцене театра Ecce Homo. В 1979 году на экраны вышла детективная драма свою первую роль в кино. Далее последовали не слишком успешные ленты «Свет женщины» (1979), «Хотите вундеркинда» (1980), «Большие маневры» (1981), пока в том же 1981-м не состоялось судьбоносное знакомство с молодым кинорежиссером Люком Бессоном. Рено снялся в дебютной короткометражке начинающего кинематографиста «Предпоследний» (1981). Так началось многолетнее сотрудничество талантливого актера и не менее талантливого режиссера.

В 1983 году состоялась премьера первого полнометражного фильма Бессона «Последняя битва» с Жаном Рено в небольшой, но запоминающейся роли безымянного убийцы. Следующей совместной работой актера и режиссера стал артхаусный триллер «Подземка», вышедший в 1985 году. В этой картине Рено также выступил во второстепенной роли барабанщика, ставшего своего рода символом загадочной атмосферы авторской ленты, исполненной с уважением к работам мастерам «Французской новой волны» – Жан-Люка Годара, Эрика Ромера и Франсуа Трюффо. Популярность Бессона и Рено росла стремительно, и вскоре они представили еще две совместные картины: приключенческую мелодраму о дайверах «Голубая бездна» (1988) и криминальный триллер о женщине-киллере «Никита» (1990). Несмотря на то, что в этих фильмах Рено не исполнял главные роли, а прежде всего с ним ассоциировался тот период в карьере Бессона.

Переворотным фильмом в карьере Рено стал криминальный боевик всё того же Люка Бессона «Леон» (1994), где Жан, наконец-то, получил главную роль, в которой сумел раскрыть впечатляющий драматический потенциал. Немногословный, неграмотный, аутичный, одинокий киллер Леон, становящийся невольным опекуном и наставником маленькой мстительницы Матильды, на долгие годы стал символом всей карьеры французского актера. Лента моментально получила статус культовой и принесла уже 46-летнему на тот момент Рено всемирную славу. Став суперзвездой кино, Жан начал активно сниматься как в жанровых фильмах, так и в авторских. Рено отметился в комедийной ленте «Французский поцелуй» (1995), последней картине Микеланджело Антониони «За облаками» (1995), а вскоре дебютировал и в Голливуде, снявшись в небольшой роли в шпионском боевике «Миссия невыполнима» (1996). Лента стала гигантским хитом, породив сверхприбыльную франшизу, а сам Рено укрепил реноме разнопланового актера. Пролетев по вине студийных продюсеров мимо роли Корбена Далласа в «Пятом элементе», Рено сыграл заметную роль в другом фантастическом боевике – «Годзилла» (1998). Ради этого фильма Жан даже отказался от участия в культовой «Матрице», где ему предлагали роль агента Смита. В том же 1998-м Рено снялся в другом популярном боевике – «Ронин», где его партером по площадке стал сам Роберт Де Ниро. В отличие от раскритикованной «Годзиллы», «Ронин» был принят публикой на «ура», а Рено, по сути, еще раз воплотил Леона, только в более «продвинутой» ипостаси.

Возвращение на экраны французского кинематографа для Рено получилось не менее триумфальным. В 2000 году состоялась премьера стильного триллера Матье Кассовица «Багровые реки» — по роману популярного писателя и журналиста Жан-Кристофа Гранже. Рено исполнил роль комиссара Ньеманса – нелюдимого, методичного профессионала, вызванного в горный французский район Гернон расследовать серию убийств. В этом фильме Рено составил великолепный тандем с другой звездой – Венсаном Касселем. «Багровые реки» стали безусловной удачей как режиссера, так и ведущих актеров, однако продолжение 2004 года «Ангелы апокалипсиса» не получилось и вполовину таким же успешным, как оригинал. В 2001 году Рено воссоединился с Люком Бессоном, уже как автором идеи криминальной комедии «Васаби». Жан сыграл эксцентричного французского полицейского, который внезапно узнает, что в далекой Японии у него есть 19-летняя дочь, за которой охотятся якудза. Фильм получился ярким, веселым и динамичным, став любимым аудиторией.

В 2003 году родился еще один знаковый комедийный дуэт: Жан Рено и Жерар Депардье исполнили главные роли в комедийном боевике «Невезучие», ставшим не меньшим хитом, чем «Васаби». Следом были еще одна комедия «Корсиканец» (2004), после чего Рено решил попробовать себя в историческом жанре, снявшись в драме «Отеле «Руанда»» (2005). Годом позже на экраны вышла экранизация романа Дэна Брауна «Код да Винчи» (2006), в котором Рено сыграл полицейского Безу Фаша. Неоднозначная репутация романа и его адаптаций не помешала фильму стать коммерчески успешным. Еще больший успех ожидал боевик «22 пули: бессмертный» (2010), в котором Жан исполнил роль влиятельного французского мафиози.

Следующего успеха Рено пришлось ждать целых 7 лет. Триллер Донато Карризи «Девушка в тумане» не только свел Жана с прославленным Тони Сервилло, но и собрал овации профессиональных критиков. Несмотря на то, что Рено разменял уже восьмой десяток, он по-прежнему активно снимается. В 2020-м вышло сразу два фильма с участием Жана – военные драмы «Пятеро одной крови» и «В ожидании Ани».

Жан Рено был женат три раза, имеет четырех детей.

Жан Рено – биография, фото, личная жизнь, жена и дети, рост и вес 2021

Биография Жана Рено

Жан Рено – один из самых популярных и востребованных французских актеров в Голливуде. Поначалу из-за своей брутальной внешности актеру приходилось играть в основном различных ничем не выдающихся мускулистых злодеев. Только актерский талант и способность наделить персонажа внутренней драмой и психологизмом помогли Жану Рено подняться на самые вершины мастерства.

На фото: Жан Рено (Jean Reno)

Детство и юность

Жан Рено (настоящее имя – Хуан Морено-и-Эррера Хименес) хоть и звезда в первую очередь французского кино, немногим известно, что у знаменитого актера испанское происхождение. А родился Жан в июле 1948 года в марокканском городе Касабланка, куда его родители бежали из испанской Андалузии, спасаясь от тоталитарного режима Франко.

Семья беженцев жила в бедности, граничившей с нищетой. Мама, швейная мастерица, брала заказы на дом, но они были нерегулярным, так что основным кормильцем был отец, наборщик в типографии. Обычно он работал несколько смен подряд и, возвращаясь домой, ложился спать. Разбудить его боялись и мать и сын: у отца был чуткий сон, а в гневе он мог и руку поднять.

Жан Рено в детстве

Так что Жан привык, что дома нужно передвигаться на цыпочках и разговаривать шепотом. Сложнее для малыша было придумать себе занятие. Нехитрые игрушки, стоило их взять в руки, тут же будили отца, а дворовых приятелей у него не было. Оставалось только рассматривать картинки в книгах, потому что читать он еще не умел. Иногда он подолгу смотрел в окно, наблюдал за прохожими и для каждого придумывал свою историю, погружаясь в миры фантазий.

Жан Рено служил в французской армии

Когда Жану исполнилось 17 лет, мамы не стало – тогда, ради французского гражданства, он пошел служить во французскую армию. Отец бросил на прощание единственную фразу: «Надеюсь, ты не попадешь в тюрьму».

Первые роли

Служба, продлившаяся полтора года, стала полным разочарованием. Он до последнего ждал писем от девушки, которую полюбил незадолго до армии, но тщетно. За все время он не получил ни одной передачи, даже от отца, тогда как его сослуживцам регулярно присылали сигареты, домашнюю еду и теплые вещи. Отслужив, он женился на девушке по имени Женевьева, вскоре она родила ему сына и дочь.

Первая роль Жана Рено (Гипотеза украденной картины, 1978)

С юных лет Жан мечтал о лицедействе. Он даже не думал, прокормит ли его такая профессия. В Париже молодой человек посещал театральную школу, где в разные годы учились звезды французского кино Дидье Фламан и Клод Брассер. Кем только не пробовал работать Жан (тогда еще Хуан), чтоб пополнить семейный бюджет – и таможенником, и шофером, и бухгалтером.

Молодой Жан Рено в спектакле «Монтсеррат», 1980 год

Как только он наконец отважился вступить на актерскую стезю, то тут же поменял себе имя. Пожалуй, эту дату можно считать его вторым днем рождения, ведь тогда на свет появился Жан Рено – тот, кого знают и любят миллионы поклонников по всему миру.

Жан Рено в молодости

Увлеченный театром, Жан решил брать уроки в студии актерского мастерства Рене Симона и уже в 1974 году впервые появился в телепостановках, а позже дебютировал на театральных подмостках «Ecce Homo». Его дебютом на экране стали телесериал «Одна тайна в день» и детектив «Гипотеза украденной картины».

Жан Рено в начале творческого пути

Следующие пять лет Рено снимался исключительно в эпизодических ролях в малозаметных картинах. Из-за его роста и просто внушительной комплекции Рено чаще всего приходилось играть всяких амбалов и вышибал. Такая работа его, естественно, не устраивала – он понимал, что топчется на месте.

Знакомство с Люком Бессоном

Во многом в актерском деле важна удача и встреча с «правильным» режиссером. Жану Рено повезло – на пороге сорокалетия он встретил Люка Бессона. В 1981-м Бессон снял Рено в своем первом фильме – короткометражке «Предпоследний», а спустя два года – в «Последней битве» и неожиданно к тому моменту нашел в актере друга и единомышленника.

Кадр из фильма «Последняя битва»

В 1985 году роль барабанщика в картине Люка «Подземка», где также сыграли Изабель Аджани и Кристофер Ламберт, немного продвинула Рено вверх по карьерной лестнице.

Жану Рено повезло встретить «правильного» режиссера — Люка Бессона

Тогда Рено стал сниматься уже активнее и у других режиссеров, снявшись в 1986-м в картинах «Я тебя люблю» и «Красная зона». Наконец, ему выпала главная роль – в драме Люка Бессона «Голубая бездна». Жан сумел филигранно сыграть ныряльщика, поставившего на кон собственную жизнь ради чемпионского титула и победы над своим другом. За эту работу Жана Рено был номинирован на главную французскую кинопремию «Сезар».

Жан Рено в картине «Голубая бездна»

На съемках «Голубой бездны» актер едва не погиб. По просьбе Бессона ему нужно было прыгнуть в воду и медленно плыть ко дну. Но, несмотря на подготовку с опытными дайверами, Жан оказался дезориентирован, запаниковал, сорвал маску и начал тонуть. Лишь мысль о жене и детях придала ему сил, и он сумел найти сил, чтобы доплыть до поверхности. Оклемавшись, он встретился с Бессоном, и тот сказал: «В принципе, дубль вышел неплохой. Вот только твое выражение лица… Ты забыл, что должен плыть с улыбкой?».

На съемках «Голубой бездны»

В 1990 году мир буквально взорвал бессоновский боевик о киллере-девушке «Ее звали Никита» – такого в кино еще не было. Исполнительница главной роли, Анн Парийо, мгновенно стала мировой звездой, хорошо себя зарекомендовал и Жан Рено – именно в этом легендарном фильме он впервые примерил на себя роль профессионального убийцы. С тех самых пор многие стали называть его «лучшим киллером голубого экрана».

Жан Рено и Анн Парийо в фильме «Ее звали Никита»

Так что неудивительно, что после этой удачной работы Жана завалили приглашениями на роли убийц. Но актер не соглашался, поскольку полагал, что играть негодяев – это ловушка и какой-то конвейер, который лишит его развития. Тем не менее, образ чистильщика-психопата, созданный актером в «Никите» настолько впечатлил Бессона, что он решил посвятить ему целую картину. Персонаж Рено умирал так, что зрители уходили из кинотеатров в слезах.

Многие стали называть Жана Рено «лучшим киллером голубого экрана»

Именно этот неоднозначный и сложный герой нашел свое продолжение в знаменитой криминальной драме Бессона «Леон» (1994). Эта роль неграмотного, небритого и одинокого киллера принесла 45-летнему Жану мировую славу и осталась одной из лучших и уж точно самой проникновенной в его карьере.

Жан Рено и Натали Портман на съемках «Леона»

Кроме того, что фильм и сам Рено получили номинации на «Сезар» (при этом почему-то не получив ни одной награды), Люку Бессону и Жану Рено эта англоязычная работа открыла дорогу в Голливуд. Тогда всех удивили и Гэри Олдман в роли харизматичного злодея-психопата, и совсем юная Натали Портман в образе взрослой не по годам девочки. Леон. Фрагмент До этого фильма Жан успел стать звездой и у себя на родине – в 1993 году Рено вместе с Кристианом Клавье сыграл в фантастической комедии «Пришельцы» о приключениях средневекового рыцаря и его слуги в современной Франции, за что получил очередную номинацию на «Сезар». Через несколько лет у картины появилось два фильма-продолжения, в одном из которых забавные персонажи попали и в Америку. К тому моменту (1998 год) Штаты с радостью приняли Жана Рено и в других ролях.

Жан Рено с Кристианом Клавье в фантастической комедии «Пришельцы»

Голливуд

Первой работой в Голливуде стал знаменитый шпионский боевик «Миссия невыполнима» с Томом Крузом. Он появился на экранах в 1996 году, его с удовольствием пересматривают зрители и сегодня. Слава обрушилась на актера мгновенно, и стала для него большим и приятным сюрпризом.

Жан Рено и Том Круз в боевике «Миссия невыполнима»

После этого предложения посыпались на французского одно за другим. Люк Бессон специально под Жана Рено написал сценарий к «Пятому элементу», но продюсеры настояли, чтобы на главную роль взяли Брюса Уиллиса.

Но судьба приготовила для актера другие возможности реализоваться. Через год на экранах появился блокбастер «Годзилла» с Рено в главной роли, ради которой он даже отказался сыграть агента Смита в «Матрице». Апокалиптический фильм Роланда Эммериха о спасении Нью-Йорка не вызвал восторгов среди критиков, но Жану Рено для закрепления в «Стране грез» нужны были крупнобюджетные проекты.

Кадр из фильма «Годзилла»

Самой серьезной работой этого времени стала для актера роль Винсента в картине 1998 года «Ронин», где его партнером стал Роберт Де Ниро. Зрители просто не могли оторвать взгляд от персонажа Жана, который, как всегда, был молчаливым профессионалом на волоске от смерти.

Жан Рено в фильме «Ронин»

В 2000 году зрители увидели новый французский триллер с Жаном Рено «Багровые реки», от которого у многих кровь леденела в жилах. Актер сыграл опытного полицейского, который с напарником расследует жестокие убийства девушек в горах около Гренобля.

Жан Рено в фильме «Багровые реки»

Позднее Рено признался, что съемки оказались для него очень выматывающими и напряженным, поскольку съемочной группе пришлось работать на большой высоте в ледниках. Когда картина вышла в прокат, актеру было уже 52 года и, по его мнению, все жертвы стоили того – фильм вышел безупречным в своем жанре. Успех триллера подтолкнул режиссера Маттье Кассовица к созданию продолжения фильма.

Кадр из фильма «Багровые реки»

В начале нового века Жану досталась главная роль в комедийном боевике «Васаби». Несмотря на хороший сценарий и задумку, фильм провалился в прокате. Рено сыграл французского полицейского, отправившегося по заданию в далекую Японию.

Жан Рено в фильме «Васаби»

Далее же последовали работы в картинах «Невезучие» с Жераром Депардье, еще одна работа с Кристианом Клавье – «Корсиканец».

Жан Рено и Жерар Депардье в картине «Невезучие»

В Голливуд Рено эффектно вернулся в 2006 году, снявшись в историко-приключенческой драме «Эскадрилья «Лафайет»» с Джеймсом Франко, комедии «Розовая пантера» со Стивеном Мартином и нашумевшем триллере «Код да Винчи» с Томом Хэнксом и Одри Тоту. Рено с удовольствием принял предложение сняться в экранизации романа Дэна Брауна, хоть эту книгу, а позднее и фильм критиковал Ватикан.

Кадр из фильма «Розовая пантера»

Мировым хитом с участием французского актера стал боевик «22 пули: Бессмертный» (2010), где актер сыграл французского крестного отца, решившего отомстить своим обидчикам. В 2016-м Рено снялся в исторической мелодраме «Обещание» с Кристианом Бейлом и Оскаром Айзеком. 22 пули. Отрывок В 2017 году вместе со звездой фильма Паоло Соррентино «Великая красота» Тони Сервилло Жан Рено снялся в триллере «Девушка в тумане», который очень понравился зрителям. В этом же году актер принял участие в французско-китайском проекте – боевике «Авантюристы», где сыграл свою коронную роль детектива. Интервью с Жаном Рено Никогда не забывал актер и о своей страсти к театру: так, в разное время он играл в постановке «Великолепные случаи» в Театре Эдуарда VII в Париже и поставил «Манон Леско» в опере Турина. Ему до сих пор безумно хочется оказаться в роли Отелло, короля Лира и Фальстафа.

Личная жизнь Жана Рено

Жан Рено был трижды женат, всего у него шестеро детей.

В молодости у молодого человека с интересной внешностью не было недостатка в женском внимании. Как утверждал актер, влюбившись в девушку, он в первую очередь думал о женитьбе. Все потому, что «изделие номер 1» в годы его юности было в дефиците, а риск нежеланной беременности был выше плотских позывов. Кроме того, нравы в Касабланке были строгими, патриархальными: отцы и старшие братья стояли на страже «чистоты» дочерей. Так что Жан, тогда еще Хуан, мог несколько месяцев ухаживать за дамой, не посягая на ее честь, ограничиваясь походами на танцы и в кино, да скромными поцелуями, а то и держанием за руку.

Жан Рено в юности

Первая настоящая любовь актера закончилась печально. Незадолго до отправки в армию он сделал предложение красавице Катрин, и она ответила согласием. Он уезжал, уверенный в том, что через 18 месяцев они будут вместе. На прощание Катрин подарила ему маленький флакон духов, и Жан растянул их на все полтора года службы, а вот письма от нее так и не дождался. Уже после, гуляя по «местам боевой славы», он заметил Катрин, окликнул, но она сделала вид, что не узнала его.

В 1977 году он сделал предложение женщине по имени Женевьева, в том же году на свет появилась их дочь Сандра. Три года спустя родился сын Микаэль. Сандра стала актрисой под фамилией Морено, чтобы никто не знал о ее родстве («Она выбрала тяжелый путь, но движется в правильном направлении, несмотря ни на что», – с гордостью заявил в одном из интервью ее отец), а сын поет («Поет как бог, – подчеркивает Жан, – сам того не зная, он возобновил семейную традицию, мой дед был оперным певцом»).

Старшие дети Жана Рено: Сандра и Микаэль

Данных о роде занятий и происхождении первой жены Жана Рено немного. Их отношения начали портиться в конце 80-х, когда Жану улыбнулась удача на актерском поприще. Он все реже стал бывать дома, дети тосковали по папе, но Жан не мог упустить шанс, выпадающий раз в жизни. Женевьева ездила к нему на съемки «Голубой бездны», умоляла уделить хоть немного внимания семье, а за несколько дней до конца работы над фильмом позвонила и сухо бросила в труюку: «Все конечно».

Он съехал от семьи, поселился в отеле, и ждал – сам не понимая, чего. Работа над «Голубой бездной» перетекла в монтажную мастерскую, судьба фильма была неопределенной. Актер мучился от той же неопределенности: что будет дальше? Где ему жить? Не напрасно ли он пожертвовал всем, что имел? Эти мысли он заливал алкоголем, а выпив, садился за руль и ехал по ночной трассе, бесстрашно глядя в лицо смерти.

После успеха «Голубой бездны» все изменилось, и женщины стали сами искать встречи с харизматичной кинозвездой. Но его второй женой стала девушка, не узнавшая Жана Рено даже тогда, когда он, пройдя за ней несколько километров, спросил: «Неужели вы меня не узнаете? Я – Жан Рено!».

Жан Рено и его вторая жена

Девушка, польская модель Натальей Дышкевич, с трудом согласилась на свидание в кофейне, но в конце вечера сменила гнев на милость и дала новому знакомому номер телефона. В 1996 году на свое появился их сын Том, а в 1998 – дочь Серена. В 2001 году пара распалась.

Жан Рено и Наталья Дышкевич

Пять лет спустя Жан Рено взял в жены другую экс-модель и начинающую актрису, Софию Борука, младше его на 24 года.

Жан Рено и его жена София Борука

Шафером на их свадьбе был Николя Саркози (на тот момент он был не президентом Франции, а министром внутренних дел). Саркози и Рено – соседи и хорошие друзья.

Николя Саркози и Жан Рено – соседи и хорошие друзья

Через пару лет София родила первенца от Жана, которого назвали Сиело, а затем, в 2011, и второго ребенка, Дина, которого Рено ждал с нетерпением.

Жан Рено с женой и детьми

Актер без ума от своих чад: для того чтобы проводить с семьей больше времени, он снимается не больше, чем в двух фильмах в году. Разочарование для поклонников и режиссеров – и радость для супруги и детей.

Жан Рено сейчас

Жан Рено остается верен себе и играет преимущественно во французских фильмах, сохраняя свою индивидуальность и европейский стиль.

В 2019 году на экраны вышел боевик «Наследие: Застывшая кровь» с Жаном Рено в главной роли. Фильм попал в середину рейтинга 25 самых низко оценённых картин года. Актер вновь сыграел наемного убийцу, но, по мнению зрителей, ни его актерская игра, ни режиссер Фридерик Петижан, не внесли абсолютно ничего нового в этот жанр.

Жанр Рено в фильме «Наследие: Застывшая кровь»

В 2020 году состоялась премьера военной драмы «В ожидании Ани», где одну из главных ролей сыграела Ноа Шапп, и боевика «Пятеро одной крови», в котором Рено снялся вместе с Чедвиком Боузманом.

Жан Рено продолжает сниматься, но не больше, чем в двух фильмах в году

Известно, что в неопределенном будущем Жан Рено появится в компании голливудской красотки Руби Роуз в боевике «Привратник».

Обнаружив ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

RENAULT | перевод и примеры использования | Польский язык

To zwyczajowa łapanka uchodźców, liberałów… i oczywiście ładnych dziewcząt dla prefekta policji, Renault.Как обычно, мистеру Рено, префекту полиции свозят для обыска беженцев, либералов и красивых девушек.
To jest kapitan Renault, prefekt policji w Casablance.Разрешите вам представить капитана Рено, префекта полиции Касабланки.
Jestem kapitan Renault, prefekt policji.Капитан Рено, префект полиции.
Kapitanie Renault, jestem w pańskiej mocy.Капитан Рено, я под вашей юрисдикцией.
Każda wiza musi nosić podpis kapitana Renault.Вовсе нет. Подпись капитана необходима на каждой визе.
Jakiekolwiek pogwałcenie neutralności, spowoduje reakcję kapitana Renault.Любое нарушение нейтралитета отразится на капитане Рено.
Może dogadacie się z kapitanem Renault.Может, вы договоритесь с капитаном Рено.
Renault i Strasser też tak sądzą.Рено и Штрассе наверняка так же думают.
Kapitanie Renault, jest pan już pewien, po czyjej jest pan stronie?Вы точно знаете, на чьей вы стороне?
— Z kapitanem Renault.— Я пришла с капитаном Рено.
Kapitan Renault robi się tolerancyjny.Рено становится терпимым. Садитесь.
Monsieur Rick, jakim człowiekiem jest kpt. Renault?Месье Рик, что за человек капитан Рено?
Kapitan Renault.Он, капитан Рено!
Spotkaliśmy kapitana Renault.Затем нас увидел капитан Рено.
— Kapitanie Renault, czy mogę…— Капитан Рено, можно…
— Dziękujemy, kapitanie Renault.— Большое спасибо.
Kapitan Renault przedyskutuje to z panem później.Капитан обсудит это с вами позже.
Mówi kapitan Renault.Говорит капитан Рено.
Miałem zastrzelić kapitana Renault, ale teraz mam ochotę zastrzelić ciebie.Я хотел убить капитана Рено, я убью и вас!
Jeśli wydaje mu się, że mnie wyprzedzi tym swoim Renault!Он что, думает обогнать меня на своем чёртовом Рено?
Lepiej pracować w fabryce Renault.О, боже! Лучше уж работать на заводе Рено.
Jacques Renault stał za barem.Жак Рено был за стойкой бара.
Zrobiłem sekcję zwłok Jacques’a Renault.Я произвёл вскрытие Жака Рено.
Badania wykazały, że w chacie Jacquesa Renault byli:Эксперты подтверждают, что Жак принимал троих гостей в своей хижине:
— Jacques Renault tam pracuje. Jest krupierem.— Жак Рено-крупье в этом казино.
— Jean Renault.— Жан Рено.
Renault?— Рено?
Jean Renault chciał mnie.Жан Рено охотился за мной,
Zamordował ją niejaki Jean Renault.О, нет! А убил её некий Жан Рено.
A ten Jean Renault… złapał go pan?Этот Жан Рено…вы его поймали?

Жан Рено в главной роли

В свои 72 года Рено остается одним из самых востребованных актеров Франции. Он с детства мечтал сниматься в кино, но известность пришла только после 40. Рассказываем, с какой роли начался путь к славе, и советуем пять фильмов с его участием.

«Голубая бездна», 1988

Кадры из фильма «Голубая бездна». Режиссер — Люк Бессон, авторы сценария — Люк Бессон, Роберт Гарленд, Мэрилин Голдин и другие, композиторы — Билл Конти, Эрик Серра. Взято из открытых источников сети Интернет

Герой: ныряльщик Энцо Молинари

Первый англоязычный фильм Люка Бессона стал хитом французского проката 1980-х и открыл Каннский кинофестиваль. В основе сюжета — история дружбы и соперничества фридайверов. Став лучшими в спорте, приятели бросают друг другу опасные вызовы в попытке доказать свое превосходство. Прототипами главных героев стали чемпионы фридайвинга Энцо Майорка и Жак Майоль, последний также выступил консультантом ленты и помогал писать сценарий.

Бессон стремился достоверно показать этот вид спорта, ведь его родители были инструкторами по дайвингу. Подводные сцены снимали без дублеров, поэтому Жану Рено и его коллеге Жану-Марку Барру пришлось освоить дыхательные техники и самим нырять на глубину. Роль Энцо прославила Жана на всю Францию и стала одной из лучших в его фильмографии.

Награды и номинации: номинация на премию «Сезар» за лучшую роль второго плана

«Леон», 1994

Кадры из фильма «Леон». Режиссер и автор сценария — Люк Бессон, композитор — Эрик Серра. Взято из открытых источников сети Интернет

Герой: киллер Леон Монтана

Идея фильма появилась у Бессона, когда он работал над боевиком «Никита́». Жан Рено появился в фильме в эпизодической роли, сыграв уборщика, подчищающего следы за неопытной наемной убийцей. Увидев актера в длинном пальто, темных очках и вязаной шапке, режиссер решил пофантазировать, какой была бы его личная история. Так и появился культовый Леон, принесший Рено мировую славу.

Актер понимал, что зрители могут неправильно понять привязанность его героя к маленькой девочке, поэтому сделал героя немного отрешенным и скупым на эмоции. С той же целью из сценария вырезали смелую сцену, в которой героиня 12-летней Натали Портман просит Леона заняться с ней любовью. Несмотря на деликатность создателей, актриса все же пострадала от сексуализации в детстве. Об этом она рассказала в одном из последних интервью, отметив, что после «Леона» старалась выбирать более консервативные роли.

Награды и номинации: номинация на премию «Сезар» за лучшую мужскую роль

«Место на кладбище», 1997 

Кадры из фильма «Место на кладбище». Режиссер — Пол Вейланд, автор сценария — Сауль Тартелтауб, композитор — Тревор Джонс. Взято из открытых источников сети Интернет

Герой: заботливый муж Марчелло

Розанна еще не собирается умирать, но на всякий случай берет с мужа обещание похоронить ее на местном кладбище. Марчелло подходит к задаче ответственно: в маленьком итальянском городишке осталось всего три места для захоронения, поэтому герой отважно следит, чтобы никто из жителей не умер. 

Драмеди поставил режиссер популярного сериала «Мистер Бин» Пол Вейланд. Британцу удалось раскрыть Жана Рено по-новому, пригласив его на роль влюбленного, слегка растерянного и неуклюжего Марчелло. В фильме есть неожиданное камео: Питер Динклейдж (Тирион из «Игры престолов») играет одного из артистов цирка во вступительной сцене.

«Васаби», 2000

Кадры из фильма «Васаби». Режиссер — Жерар Кравчик, автор сценария — Люк Бессон, композиторы — Жюльен Шултейс, Эрик Серра. Взято из открытых источников сети Интернет

Герой: французский полицейский Юбер Фьорентини

Французская комедия, ставшая символом 2000-х, до сих пор вызывает теплые ностальгические эмоции. Идею фильма предложил Жан Рено, старый друг актера Люк Бессон выступил продюсером и сценаристом ленты, а режиссерское кресло занял Жерар Кравчик, известный по многочисленным сиквелам «Такси». 

Французский полицейский Юбер отправляется в Японию, чтобы исполнить последнюю волю любви всей его жизни. Чтобы раскрыть настоящую причину ее смерти, робкому герою предстоит объединиться со старым другом-раздолбаем и взбалмошной дочерью, о существовании которой он даже не догадывался. 

«Облава», 2010

Кадры из фильма «Облава». Режиссер и автор сценария — Розлин Бош, композитор — Кристиан Хенсон. Взято из открытых источников сети Интернет

Герой: еврейский врач Давид Шейнбаум

Фильм рассказывает историю трех еврейских семей, ставших участниками печально известной облавы «Вель д’Ив». В июле 1942-го правительство Парижа инициировало масштабную серию арестов, чтобы депортировать евреев без гражданства в лагеря смерти. Было задержано более 13 тысяч человек. Режиссер Розлин Бош обратилась к этой теме, потому что участие французского руководства в репрессиях замалчивалось вплоть до 1995 года, и лишь в 2009-м Верховный суд Франции признал коллаборационное правительство виновным.

Прототипами многих героев стали реальные люди. Мелани Лоран (Шошанна из «Бесславных ублюдков») сыграла медсестру Аннет Моно, а Жан Рено воплотил на экране собирательный образ еврейских врачей, работавших во время Второй мировой войны.

Статья и использованные в ней материалы имеют исключительно информационные цели.

Кто такой Уолтер Олкевич? | Персона | Культура

6 апреля в Лос-Анджелесе на 73-м году жизни скончался американский актер Уолтер Олкевич, известный по ролям в сериале «Твин Пикс». О смерти  актера сообщил его сын, сценарист Зак Олкевич.

Актерская карьера Уолтера Олкевича началась в 1970-х и продлилась до 2017 года. Как сообщает журнал Hollywood Reporter, в течение последних 20 лет актер боролся с проблемами со здоровьем и перенес серию операций на колене. Вследствие нескольких неудачных хирургических вмешательств Олкевич оказался прикован к постели и был вынужден сделать перерыв в актерской карьере.

Зрителям Уолтер Олкевич запомнился по роли бармена Жака Рено в сериале режиссера Дэвида Линча «Твин Пикс» и его приквеле «Твин Пикс: Огонь, иди со мной». В третьем сезоне «Твин Пикса», который вышел в 2017 году, Олкевич сыграл брата-близнеца Жака по имени Жан-Мишель Рено. Всего актер снялся почти в сотне сериалов. 

Уолтер Олкевич в сериале Twin Peaks, 1990 г. Кадр из фильма

Биография 

Уолтер Олкевич родился в 1948 году в штате Нью-Джерси, в городе Бейонн. Уолтер учился в средней школе Байонны, в колледже Святой Марии Плейнс в Канзасе и в Государственном университете Колорадо. В кино он впервые снялся в 1979 году, сыграв небольшую роль в фильме Стивена Спилберга «1941».

В 1994 году Олкевич сыграл мафиозного адвоката Джерома «Роми» Клиффорда, чья смерть положила начало сюжету в триллере Джоэла Шумахера «Клиент». Позже он снялся во множестве сериалов и фильмов, в числе которых «Стюарт спасает свою семью»  (1995), «Коротышка из Майами»  (1997) и другие.

В качестве приглашенной звезды он участвовал во многих телешоу, включая «Барни Миллер», «Ночной суд», «Сайнфельд», «Скорая помощь» и «Кто в доме хозяин?». 

Олкевич  также снимался в четырех сезонах комедийного сериала «Грейс в огне», ситкоме «Сайнфелд» и др.  Последний фильм с его участием вышел в 2003 году. Это была картина «Клуб убийц» Энтони Стаца. В сериале он снялся в последний раз в 2017 году. По словам  Зака Олкевича, это была первая роль его отца за почти 15 лет, он снимался за стойкой, чтобы скрыть тот факт, что не мог стоять на ногах.

Помимо сына у актера остались его невестка, актриса и сценарист Катрина Реннеллс, а также внуки Сэди и Деклан Роберт.

Избранная фильмография 

  • 1979 — «1941» — Хиншоу
  • 1982 — «Песнь палача» — Пит Гэлован
  • 1982 — «Голубое и серое» — рядовой Гранди
  • 1983 — «Веселая компания» — Уолли Боделл
  • 1983 — «Лодка любви» — Леонард Глак
  • 1985 — «Команда “А”» — Джо Скрылов
  • 1986 — «Создавая женщину» — Мейсон Додд
  • 1986 — «Фэлкон Крест» — танцор
  • 1987 — «Женаты… с детьми» — скрипач
  • 1987 — «Детективное агентство “Лунный свет”» — Леон Саммерс
  • 1988 — «Закон Лос-Анджелеса» — Хартвиг
  • 1989 — «Умник» — Джейкобсон
  • 1989 — «Большая картина» — Бэйб Рут
  • 1990 — «Твин Пикс» — Жак Рено
  • 1990 — «Мэтлок» — бармен
  • 1990 — «Флэш» — Каллахан
  • 1991 — «Жизнь продолжается» — Натан
  • 1992 — «Твин Пикс: Огонь, иди за мной» — Жак Рено
  • 1993 — 1996 — «Грейс в огне» — Дуглас «Дуги» Бодро
  • 1993 — «Бэтмен» — Кармайн Фальконе
  • 1994 — «Клиент» — Роми
  • 1995 — «Старые, добрые парни» — «Толстяк» Гервин
  • 1997 — «Профайлер» — директор санатория
  • 1998 — «Убийца из прошлого» — директор школы Джек Уайатт
  • 1998 — «Скользящие» — «Босс»
  • 1998 — «Надежда Чикаго» — Гарри Закович
  • 1999 — «Дарма и Грег» — Хоуи
  • 2001 — «Скорая помощь» — мужчина из Джорджии
  • 200 — «Любовь вдовца» — Майк О’Коннелл
  • 2017 — «Твин Пикс» — Жан-Мишель Рено

Эпизод 8 (The Last Evening)

Twin Peaks: Сезон 1 : Эпизод 8 (The Last Evening)
Эпизод 8 : The Last Evening

Режиссер — Mark Frost
Сценарий — Mark Frost


«Пьяный человек идет путем, который невозможен для трезвого, и наоборот. Злой человек идет своим путем, и независимо от того, насколько он умен — опытный глаз увидит этот путь.»

«Я слишком скрытна? Нет. Я никогда не отвечаю на вопросы в неподходящий момент. Жизнь, подобно музыке, имеет ритм. Эта специфическая песня закончится тремя острыми аккордами, подобно смертельной барабанной дроби.»

Доктор Джакоби отправляется на встречу с «Лорой Палмер», на него наподают, в то время как Донна и Джеймс роются в квартире доктора и обнаруживают медальон и кассета с записью Лоры.
В это время Бобби подбрасывает пакетик кокаина в бензобак мотоцикла Джеймса и звонит шерифу, чтобы подставить Джеймса.
Купер выдает себя за компаньона Лео Джонсона, чтобы заставить говорить Жака Рено.
Одри замечает Купера на экране видео в комнате Блэки.
Лео похищает Шелли.
Кэтрин не обнаруживает книгу счетов. Обеспокоеная, она спрашивает помощь Пита.
Во время ареста Жак Рено, выхватил пистолет и хотел выстрелить в Трумена, но его спас Энди.
Кэтрин Мартелл и Шелли Джонсон встречаются в лесопилке во время пожара.
Мэдди, Донна и Джеймс слушают кассету, которую они нашли у Джакоби.
Вернувшись домой, Лео Джонсон встречает Бобби и собирается его убить, но Ханк стреляет в Лео через окно.
Чтобы отпраздновать контракт с исландцами, Бен Хорн отправляется в Одноглазый Джек.
После ареста Жака Рено, Энди узнает, что Люси беременна. Эд Харли находит Надин в бессознательном состоянии, она пыталась покончить жизнь самоубийством.
В больнице кто-то убивает Жака Рено.
В отеле неизвестный стреляет в Купера…


Цитаты:
  • Жак: Так что Лео засовывает ей жетон в рот, и говорит, «Кусай его, малышка, кусай его!!»
  • Кэтрин (к Шелли): Я не могу понять, что ты говоришь…, у тебя кляп во рту!
Актер появляющийся только в этом эпизоде
Charles Boyer Декер

Перевел с французского и английского Heldir, оригинал:
www.chez.com/anniecordier/twinpeaks/guide/107.html

Сайт создан в системе uCoz

Фантастика : Ужасы : Глава 29 : Джон Томпсон : читать онлайн

Глава 29

Визит Дэйла Купера в «Одноглазый Джек». — Разговор с Жаком Рено. — Джозеф Хэрвэй, Донна Хайвер и Эд Малкастер прослушивают найденную в квартире доктора Лоуренса Джакоби кассету. — Арест и ранение Жака Рено. — Звонок Бобби Таундеша в полицию. — Беседа Нормы и Хэнка Дженнингсов. — Купер и Трумен допрашивают в больнице доктора Джакоби. — Примирение Люси Моран и Энди Брендона. — Сообщение Люси. — Визит Хэнка Дженнингса к Джози Пэккард. — Некоторые соображения Хэнка. — Продолжение аудио-дневника агента Купера.

Задача была довольно сложна — прибыть в «Одноглазый Джек», сойтись с Жаком Рено и, убедив его в своих полномочиях, выведать все, что известно о наркотиках и убийстве Лоры Палмер, после чего арестовать.

Впрочем, задача эта, может быть, и сложная только на первый взгляд, была для Купера довольно примитивной; за время своей службы в Департаменте Федерального Бюро Расследований в Сиэтле ему приходилось воплощаться в кого угодно — начиная от опустившегося и безработного и оканчивая директором банка…

Так что сыграть роль «Крестного отца» региональной наркомафиине представляло для Дэйла особых затруднений.

Пройдя ярко-освещенным коридором в игорный зал, он подошел к крытому зеленым сукном столу, над которым возвышался Жак Рено. Купер не подбирал для этого визита какого-нибудь особого костюма — по случаю посещения «Одноглазого Джека» на нем был только шикарный клубный пиджак, да еще, по настоянию Гарри, посчитавшего, что у Купера слишком честные для крупного мафиози глаза, Дэйл надел элегантные очки в золотой оправе. — Добрый вечер, — небрежно кивнул Купер Жаку

Тот поднял голову.

— Добрый вечер, сэр…

Купер кивнул на запечатанную колоду карт.

— Я хотел бы одну партию в «Блэк Джек».

Жак Рено неспешно взял колоду и, распечатав ее, посмотрел на Купера, вспоминая, видел ли он когда-нибудь в «Одноглазом Джеке» этого господина.

— Хорошо, сэр…

Правила игры в «Блэк Джек» несложны — банкомет г партнеру карты по одной, задача которого — набрать двадцать одно очко. Кстати, в некоторых странах эта популярная карточная игра так и называется — «очко» или «двадцать одно».

Жак Рено протянул Дэйлу Куперу колоду — тот, взяв карту, положил ее на стол — это был валет — и произнес, глядя банкомету прямо в лицо:

— Играю в открытую…

Тот равнодушно пожал плечами.

— Ваше дело, сэр…

Купер протянул руку за следующей картой.

— Еще…

Следующей в колоде была пятерка.

— Еще…

На этот раз рука Дэйла вытащила тройку.

— Еще попрошу…

На этот раз Куперу досталась девятка.

Рено, посмотрев на карты Купера, вежливым тоном поинтересовался:

— Еще, сэр?..

Купер улыбнулся.

— Пожалуй…

Взгляд Жака Рено выразил некоторое удивление.

— Сэр, простите за мой вопрос — вы действительно уверены, что вам нужна карта?..

Купер кивнул.

— Да…

— Пожалуйста…

Купер с равнодушным выражением лица положил на стол двойку.

— Двадцать одно, — заметил он, — потрудитесь проверить: валет пик, пятерка трефей, тройка пик, бубовая девятка и двойка червей… Итак, двадцать одно.

Жак Рено потянулся за жетоном, который его партнер, по правилам казино, должен был обменять в кассе на наличные деньги.

— Послушай, — произнес Купер, опустив жетон в карман, — послушай, у меня к тебе есть одно небольшое дельце… Если не трудно, отвлекись минут на десять — пройдем в бар, я хотел бы угостить тебя коктейлем…

Вообще-то, подобная манера общения посетителей и крупье считается в любом казино фамильярной и недопустимой, и поэтому Рено несколько заколебался. Однако мягкость обращения, скрытый апломб и отличная выдержка обратившегося не ускользнули от внимания Жака Рено — люди таких профессий, как правило, умеют неплохо разбираться в людях. Несколько поколебавшись, Рено согласился.

Подведя Жака к столику бара — он находился в смежном зале (видимо, для того, чтобы проигравшиеся клиенты могли, выпив чего-нибудь горячительного, успокоиться), Купер сел за столик и, небрежно закинув ногу за ногу, кивнул подбежавшему официанту:

— Что там у вас есть?.. Официант, подобострастно изогнувшись, предложил:

— Может быть, желаете карту вин?..

Купер небрежно махнул рукой.

— Пожалуй, не стоит…

Официант, глянув на Купера влажными от предчувствия хороших чаевых глазами, засуетился:

— Чего изволите?..

Купер вопросительно глянул на присевшего рядом с Жлка.

— Чего бы ты хотел? Я ведь, кажется, обещал угостить тебя коктейлем?.. — говоря эту фразу, Купер смотрел собеседнику прямо в глаза, стараясь придать взгляду жесткое выражение — он считал, что у мафиози должен быть именно такой взгляд… Жак Рено замялся.

— Вообще-то, я на службе, сэр… Вы, наверное, знаете, в моей работе необходимы трезвость, холодная выдержка и расчетливость… Я бы воздержался от алкоголя.

Купер брезгливо сморщился.

— Ну, приятель, зря ты отказываешься… Да ты посмотри на себя — ты весь зажат, ты скован, тебе просто необходимо расслабиться. Я думаю, что хорошее вино не повредит…

Жак, глядя на Купера, пытался вспомнить, где же он мог встречаться с этим развязным типом.

«Явно не из нашего штата, — подумал он, — скорее всего, с Атлантического побережья… Может быть, из Филадельфии?.. С таким акцентом говорят, кажется, в Филадельфии, а это, если не ошибаюсь, в Пенсильвании… Он явно не с Тихоокеанского побережья и не из Канады…»

— Так чего же изволите?.. — повторил официант.

Купер щелкнул пальцем — так же, как делают в подобных случаях богатые нефтепромышленники откуда-нибудь из Техаса или Оклахомы, делая заказ в ресторане:

— Бутылку чего-нибудь необременительного… Может быть, что-то сами посоветуете?..

— Могу предложить бутылочку шабли, — произнес официант. — А что желаете из закуски?..

Купер сморщился, будто бы прикидывая в уме, что еще всего заказать.

— Могу подать устриц, — предложил официант. — есть свежие, только что получены…

— Хорошо, — согласился Купер, — хорошо… Устриц и шабли…

Официант ушел за заказом, а Купер, посмотрев на Рено, медленно произнес:

— Вы всегда соглашаетесь на подобные предложения?..

Тот пожевал губами.

— Что вы имеете в виду?.. Бутылку шабли и устрицы?..

Купер покачал головой.

— Нет…

— Тогда что же?..

Купер прищурился.

— Я спрашиваю — вы всегда соглашаетесь составлять компанию в этом баре клиентам казино?..

Жак Рено неопределенно пожал плечами и поднял глаза на собеседника, в его взгляде явственно прочитывалось: «Вы ведь сами предложили мне это, для чего же теперь спрашиваете?..»

Дэйл продолжал:

— Жак…

Рено насторожился.

— Откуда вы знаете, как меня зовут? — спросил он голосом, в котором прозвучала неясная тревога.

Купер ухмыльнулся.

— Мне рассказывал о вас Лео…

— Лео?..

— Да.

— Но я не знаю никакого Лео… — начал было Рено, однако Купер прервал его энергичным жестом:

— Лео. Лео Джонсон. Вспомните — вы ведь не первый год живете в Твин Пиксе… — при этих словах Дэйл

пристально посмотрел в заплывшие жиром глаза собеседника.

Рено поежился от этого взгляда — он понял, что неизвестный знает о нем многое…

— Лео, — принялся бормотать он, — обождите, сэр, сейчас вспомню… Как вы говорите, его фамилия?..

— Его фамилия Джонсон, — медленно произнес Купер, глядя собеседнику прямо в глаза. — Лео Джонсон, водитель большегрузного «Мака»…

Рено принялся изображать, что он вспоминает, о ком идет речь, но по каким-то причинам никак не может этого сделать.

Поняв, что таким образом от Жака будет трудно чего-нибудь добиться, Купер полез в карман клубного пиджака и, вытащив оттуда жетон, найденный в теле Лоры паталогоанатомами, молча положил его перед собеседником.

Тот, осторожно взяв его, вопросительно глянул на Дэйла.

— Откуда это у вас?..

Словно не расслышав вопроса, Купер медленно произнес:

— Может быть, этот предмет напомнит вам о человеке, которого вы пытаетесь вспомнить?.. — Купер откинулся на спинку стула. — Итак, напомню еще раз: речь идет о водителе грузовика Лео Джонсоне…

— Ах, о Лео!.. — Спохватился Жак. — Как же, как же!.. — он продолжал вертеть жетон в руках, лихорадочно пытаясь сообразить, как эта вещица могла попасть к неизвестному и что еще тому известно о его закулисной жизни. — Как же!.. Лео Джонсон, как это я мог забыть…

— Так вот, Жак: не может того быть, чтобы Лео тебе обо мне не рассказывал… Он только использовал тебя…

— Что вы имеете в виду?.. — произнес Жак, но Купер, словно не расслышав реплики, продолжал:

— Да-да, Жак, Лео только использовал тебя. Ты рисковал больше всех, переправляя товар через границу… Но в долю он тебя так и не взял.

— О чем это вы, сэр?..

Купер тонко улыбнулся.

— А то ты не понимаешь… Неужели ты всерьез думаешь, что Лео по силам финансировать такую широкомасштабную операцию, как эта?.. Жак криво усмехнулся.

— Нет, сэр, я ничего не думаю… Просто не совсем понимаю, чего вы от меня хотите…

В этот момент к столику подошел официант, держа и руках поднос.

— Ваш заказ, сэр…

Купер, вытащив из кармана портмоне, раскрыл его и небрежным жестом бросил на стол новенькую стодолларовую бумажку; это не укрылось от взгляда Рено.

— Сдачу оставь себе…

Официант, наклонив голову, чтобы не выдавать жадный блеск глаз, ответил с поклоном:

— Спасибо…

Дождавшись, пока официант удалится, Рено повторил свой вопрос:

— Так чем же я могу быть для вас полезным, сэр?..

Спрятав бумажник, Купер посмотрел на собеседника.

— Я предлагаю тебе работать на меня напрямую… Без посредников — понимаешь?..

Рено осторожно кивнул — так, чтобы его согласие можно было понять как-нибудь двояко.

— Да… — он прикусил нижнюю губу, пытаясь сообразить, куда клонит этот тип.

«Да, видимо, он и нанял этого Лео, — подумал Жак, искоса поглядывая на сидевшего напротив собеседника, — не может того быть, чтобы он работал один… Не тот человек, не тот размах, не те деньги…»

Купер нарочито небрежным жестом вытащил из бокового кармана пиджака пачку стодолларовых купюр и, помахав ею перед самым носом крупье, произнес:

— Ты спрашиваешь, что я предлагаю?..

При виде денег Жак насторожился.

— Да, сэр…

Дэйл положил деньги перед Рено.

— Тут пять штук баксов, приятель… Я предлагаю тебе работать на меня, вот что. Это — задаток. Если ты согласен, столько же получишь через два часа, если мы встретимся неподалеку от гостиницы «Флауэр», что у побережья…

Жак Рено осторожно взял деньги.

— А вы не обманете меня, сэр? — с явной опаской в голосе спросил он.

Купер сделал вид, что потянулся за деньгами обратно.

— Ну, приятель, не хочешь — как себе хочешь… Я ведь не настаиваю…

Рено, отдернув руку, поспешил заверить:

— Что вы, что вы… Просто это все настолько неожиданно… Я говорю о вашем предложении.

Дэйл, разлив принесенное официантом вино по бокалам, произнес:

— Ну что, за успех?..

Рено осторожно поднял свой бокал, словно пробуя его на вес.

— За успех…

Выпив, Купер вытащил из нагрудного кармана платок и, аккуратно утерев губы, как бы между делом спросил:

— Да, Жак, еще один вопрос…

— Да, босс…

Куперу это обращение — «босс» — явно польстило. «Клюнул, — с удовольствием подумал он, — отлично, отлично…»

— Жак, вытащи из своего кармана предмет, который я тебе дал и внимательно посмотри на него еще разок.

Жак, вытащив из кармана жетон, положил его перед собой и вопросительно поднял глаза на Дэйла.

— Что ты на это скажешь?.. — поинтересовался тот.

— А что я должен сказать?..

— Меня интересует — как этот жетон попал в желудок Лоры Палмер?..

Рено нехорошо ухмыльнулся.

— Понимаете, сэр, — начал он, — понимаете, в ту ночь….

Неужели сейчас я узнаю имя убийцы? — Подумал Дэйл. — Неужели я сейчас сижу за одним столиком с убийцей?.. И эта загадочная буква «Р» на квадратике, извлеченном мною из-под ногтя убитой… «Р»… Может быть — «Рено»? Вроде бы, внешне все сходится…»

Жак Рено, который, поняв, что неизвестному собеседнику известно о нем все или почти все, несколько мелел.

— Понимаете, сэр, — начал он, — тогда, в ту ночь, в мной хижине… В общем, Лео привел этих девочек, мы как следует выпили может быть, даже слишком много… Да, не стоило нам тогда так напиваться… Я только теперь это понимаю…

Купер подался вперед.

— И что было дальше? — Спросил он несколько поспешней, чем того требовали обстоятельства. — Что было дальше?..

Рено, вспомнив ту ночь, плотоядно ухмыльнулся.

— В общем, мы выпили, и Лео начал трахать эту Лору… Он предварительно привязал ее к кровати, она любила, когда ее трахали именно таким образом — мазохистка, наверное, или что-то в этом духе… И в этот момент, как назло, привязался к ней этот дурацкий дрозд-пересмешник и давай орать: «Лора! Лора!..» Черт бы побрал эту птицу — орет, как ненормальная, будто влюбилась в девчонку… А потом — до сих пор смеюсь, когда вспоминаю — уселась ей на плечо и начала долбить клювом… Девочка, естественно, в крик… Тогда Лео взял этот жетон и засунул Лоре в рот… Мне помнится, он еще сказал при этом: «Возьми в рот пулю, дорогая… Возьми в рот пулю…» Хотя, — Рено вновь гадко заулыбался, — хотя, сэр, Лора любила брать в рот не только пулю… Ха-ха-ха… — Рено, взяв со стола жетон, повертел его в руках и, вновь спрятав в карман, продолжил: — такие вот дела…

«Так я и предполагал, — подумал Купер, — так оно и было на самом деле…»

Жак Рено продолжал — вопреки ожиданию, он оказался более словоохотливым, чем это можно было предположить.

— Так вот, а потом — не помню уже из-за чего — я поссорился с Лео… Мы действительно много выпили тогда. Ну, и получил от него бутылкой из-под «Джонни Уокера» по голове… Удар был не слишком силен, но,

видимо, Лео задел мне какой-то сосуд, и из меня полилось много крови… Я, конечно же, очень испугался, Лео тоже испугался, взял свою рубашку и перевязал мне рану. То ли от потери крови, то ли от количества выпитого алкоголя я потерял сознание. Ну, а когда очнулся — ни девочек, ни Лео уже не было…

Во время этого монолога, Купер как бы растерянно смотрел по сторонам, всем своим видом желая показать крупье, что его болтовня не представляет особого интереса, и если он, такой крутой перец в мире организованной преступности, и вынужден выслушивать этот бред, о каком-то мелком хулиганстве в провинциальном городишке, то разве что из вежливости, и не более того.

— Так вот, сэр, когда я отправился на поиски…

Купер небрежным жестом прервал рассказ Рено.

— Хватит, хватит… Ну, так как — согласен ли ты немного поработать на меня?..

Крупье с готовностью согласился:

— Да, сэр, конечно же… Значит, через два часа встретимся у гостиницы?..

Дэйл кивнул.

— Да… — встав из-за стола, он направился к выходу, но, неожиданно задержавшись, обернулся: — Послушай, и еще один небольшой вопрос…

— Слушаю, сэр…

— Послушай, а кто распространяет коку в этом паршивом городке?.. — заметив, что Рено несколько удивил этот вопрос, Дэйл добавил: — в отличие от предыдущего, меня это интересует не по причине любопытства, а исключительно из коммерческих соображений — надежный ли это человек и можно ли на него положиться?..

Жака это объяснение вполне удовлетворило.

— Кажется, какой-то школьник, — ответил он, — кажется, человек надежный…

«Это, скорее всего, Бобби Таундеш, — решил Купер, — наверное, вместе со своим приятелем Майклом Чарлтоном…Видимо, их взаимоотношения с Лорой Палмер строились не только на дружеских чувствах…»

— Ну, Жак, всего хорошего, — холодно попрощался Дэйл, — до встречи…

Черный «Харлей-Дэвидсон» затормозил перед домом дяди Джозефа Хэрвэя, Эда Малкастера. Выключив двигатель и поставив мотоцикл на стойку, Джозеф снял шлем и, обернувшись к Донне, тихо произнес:

— Пошли…

Зайдя в комнату, Джозеф поздоровался с Эдом и, не раздеваясь, взял магнитофон и вставил в него кассету, найденную в доме доктора Джакоби.

Из динамика послышался голос Лоры Палмер — он звучал настолько явственно, что Джозеф невольно вздрогнул:

— Доктор Джакоби? Привет… Это Лора Палмер… Все же, какая отвратительная жизнь в нашем паскудном Твин Пиксе… Как тут тоскливо, как скучно… Просто умереть можно от скуки. Вы, док, так, конечно же, не считаете… Вы ведь у нас просто как исповедник, вам нее говорят о своих проблемах, своих несчастьях, вы, ниш местный Зигмунд Фрейд, всем пытаетесь помочь… Представляю только, какие любопытные вещи сообщают вам ваши пациенты. Док, моя мама подсунула мне книжку, знаешь как называется? «Энциклопедия девушки»… Просто умора — она, видимо, решила просветить меня в вопросах, как говорят у нас в школе, «сексуального воспитания»… Хочешь, кое-что прочитаю? — из магнитофонного динамика послышался шелест переворачиваемых страниц. — Вот: Глава называется — хи-хи-хи… «Девственная плева». — Лора начала читать монотонным голосом, видимо, подражая какому-то лектору: — «вход во влагалище закрыт девственной плевой, имеющей чаще всего форму полумесяца с отверстием впереди перед лобковой костью, но может иметь и иную форму, и не одно, а несколько отверстий… При первом половом сношении, а также при неосторожном касании пальцем при подмывании девственная плева разрывается, причиняя некоторым девушкам незначительную боль и выделение небольшого количества крови…» Знаешь, док, когда мне ломали эту штуку, я не чувствовала никакой боли… Может быть, это потому, что Бобби предварительно хорошенько меня напоил?.. «Современные молодые люди в подавляющем большинстве не придают наличию или отсутствию девственной плевы того решающего подтверждения целомудрия и непорочности девушки, какое придавалось девственной плеве в былые времена, хотя в некоторых странах, например — в Италии — наличие или отсутствие девственной плевы приобретает иногда роковой смысл. Пластические операции, позволяющие восстановить девственную плеву, превратились в этой стране в весьма доходный бизнес. Любопытно заметить при этом, что неповрежденную девственную плеву хотят видеть при этом, как правило, те мужчины, которые до брака вели беспорядочную половую жизнь…» Правда, смешно, док?.. Никак не могу понять — и что находят в ней мужчины?.. По-моему, наоборот: чем женщина опытнее, тем она привлекательней… Не понимаю тех мужчин, которые находят забавным совращение несовершеннолетних… Помнишь, док, ты как-то рассказывал мне о таких — ты ведь, кажется, занимался несовершеннолетними, страдающими от сексуальных агрессий взрослых… Ладно, док, если тебе интересно, продолжу: «Случается, что некоторые мужчины, не обнаружив после первой брачной ночи следов крови на простыни, спешат обвинять молодую жену в распущенности. Такие обвинения могут быть следствием обыкновенного недоразумения. Дело в том, что разрыв девственной плевы не всегда сопровождается острой болью и выделением крови; кроме того, девственные плевы иногда бывают настолько эластичными, что не разрываются при первом половом сношении… Немаловажное значение, — продолжала читать Лора Палмер голосом ученого скворца, — немаловажное значение имеет и психологическая обстановка, в которой протекает первый половой акт…» Ха-ха-ха, док, «психологическая обстановка…», — издевательски произнесла Лора Палмер, — помню, как это у нас произошло с Бобом… Я где-то вычитала, что существует одна поза, в которой первый раз не очень больно трахаться… Я предложила Бобу — давай так… Но так, как хотела я, не получилось, потому что я лишилась, как говорит моя матушка, «невинности» — терпеть не могу этого идиотского слова — мне поломали целку в машине… Бобби таранил меня своим ломом изо всех сил. Нет, скажу честно — мне это дело даже понравилось… — Видимо, Лора принялась вспоминать подробности; в это время из динамика магнитофона слышалось какое-то шипение. — Ладно, док, если ты еще не утомился, продолжу знакомить тебя с этой книжкой… — «Случается, что некоторые женщины, наслушавшись от подруг страшных историй о невероятной боли при первой половой близости, начинают паниковать; они испытывают дикий страх перед первым соитием, мышцы их влагалища настолько напряжены, что не впускают туда член… — Лора перевернула страницу, — страх женщин и неуверенность мужчин могут оказаться настолько велики, что в будущем могут стать серьезным препятствием для дальнейшей жизни. — Хи-хи-хи, — послышался смех Лоры, — бедные, как мне их жалко… — „Клинические исследования показывают, что явление илгинизма может быть вызвано серьезными психологическими причинами, обусловленными недостаточным знанием партнерами друг друга. Так, некоторые женщины приписывают неуверенность мужчины отсутствию решительности, а некоторые мужчины усматривают в скованности женщин их неприязнь к нему или даже колебания в правильном выборе партнера…“ Нет, док, какую чушь пишут в этих идиотских энциклопедиях… Мне кажется, что моя матушка никогда в своей жизни не кончала, а если в свое время и трахнулась с папочкой до свадьбы — ты, наверное, хорошо знаешь ту историю, когда папочка приехал в наш сраный Твин Пике получать какое-то пустяковое наследство и скуки ради трахнул мамочку — так вот, если она с ним тогда и трахнулась, то только потому, что так делали все ее подруги, а не потому, что ей действительно этого хотелось… Бедная, бедная моя мамочка, мне ее искренне жаль… Нет, подумать только — я именно сейчас это поняла — сколько существует в мире женщин, которые в своей жизни ни единого раза не кончали… И если мне кого-нибудь и жалко, то только этих несчастных. Да, док, мне действительно жалко их…

Протянув руку к магнитофону, Джозеф резким движением нажал на «стоп».

— Извини, — произнес он, обращаясь то ли к Донне, то ли к дяде Эду, то ли к самому себе, — я не могу больше итого слушать…

— Почему? — не поняла Донна.

Джозеф замялся.

Эд, поднявшись со стула, подошел к племяннику и, положив тому руку на плечо, медленно, точно взвешивая каждое слово, произнес:

— Ты, наверное, не хочешь слушать дальше потому, что тебе неудобно?..

Тот кивнул.

— Да…

— Понимаю. Знаешь, у меня тоже такое ощущение, будто бы я подсматриваю за кем-то в замочную скважину… — Эд немного помолчал. — Ничего не поделаешь, приятель. Если мы уже и взялись за это дело, придется немного замарать руки. Ничего другого не остается…

Донна неожиданно для Джозефа поддержала владельца бензоколонки:

— Да, Джо, я очень хорошо понимаю тебя… — Она сделала небольшую паузу, видимо, обдумывая каждое

слово. — Может быть, даже слишком хорошо. Ты ведь, — она понизила голос, — ты ведь любил ее… И она любила тебя. А может быть — ей просто казалось, что любила. Может быть, она делала вид. Как бы то ни было, мы

должны дослушать кассету до конца, Джозеф, мы должны это сделать…

Джозеф, поразмыслив, нехотя согласился:

— Хорошо, — произнес он и нажал на кнопку магнитофона. — Хорошо…

Из динамика вновь послышался голос Лоры:

— Док, если у меня и есть в жизни радость — то только одна. Секс. Да, док, только это приносит мне радость, только от секса я получаю огромное, ни с чем не сравнимое наслаждение. Тебе странно это слышать? Ты, наверное, считаешь, что я сумасшедшая, что у меня, как однажды сказала Донна — «бешенство матки»?.. Не знаю…

В этот момент Джозеф незаметно скосил глаза на сидевшую рядом девушку и заметил, что та слегка побледнела. Действительно, неизвестно было, о чем Лора еще надумает сообщить доктору Джакоби.

Лора продолжала свой монолог:

— Может быть, Донна и права. Пусть называет это как угодно, меня это абсолютно не касается. От определений суть вещей не меняется — не так ли?.. А свою суть я понимаю прекрасно — я просто создана для того, чтобы трахаться, я хочу, хочу, хочу!.. Раньше — кажется, еще несколько месяцев назад — я писала в своем дневнике какую-то романтически-возвышенную чушь… Что-то насчет счастья любви… Кажется, так: «Какая нежность в тебе и сила!.. Когда ты в меня входишь, когда ты в меня вонзаешься, у тебя всегда закрыты глаза, ты весь, до последней клеточки во мне…» Боже, какой наивной дурочкой я была!.. Впрочем, — Лора доверительно понизила голос, — впрочем, Док, тебе я признаюсь честно: я все это списала. Да-да, не удивляйся, я списала это из одного классного порнографического журнала — того самого, который… — Лора запнулась, — в общем, он называется «Суперплоть». Название тебе ни о чем не говорит?.. А знаешь, почему я это списала?.. Нет, доктор Лоуренс Джакоби, ни за что не догадаешься… Короче, где-то год назад этот журнал объявил национальный конкурс среди девочек пятнадцати-семнадцати лет на лучшее сочинение о трахалках, так вот, первое место заняла одна девушка из Миссури, кажется, а может быть, и нет… Впрочем, это к делу не относится. Так вот, она прислала в «Суперплоть» этот текстик, приписав, что всегда пишет такие слова в письмах своим парням… Они просто на месте кончают, когда читают: «Когда ты входишь в меня, твои глаза всегда закрыты… Я распахиваю навстречу тебе свои бедра… Какая боль, какая нестерпимо-сладостная мука… Как я хочу, чтобы ты, мой милый…» Короче, она этим их возбуждает… Хитрая какая, а? В общем, я выписала эти слова в свой дневник — так мне они понравились. Художественно написано, не правда ли?.. Хотя, если честно, у меня есть серьезные подозрения, что этот текстик та девочка — тоже мне девочка — ха-ха-ха!… — засмеялась Лора, — мне кажется, док, что она его тоже откуда-то списала, но иначе… Так может чувствовать только очень опытная женщина… Да, док, секс — это удивительная штука. Удивительная и приятная. Нет, я не то хотела сказать — и хотела сказать, что секс удивительно приятен. Удивительно приятен, приятно удивителен… Тьфу, совсем запуталась… Ну ладно, ты, конечно же, понимаешь, что я имею в виду… Послушай, если я еще не надоела тебе со своей болтовней, еще несколько цитаток из этой идиотской книжки, что подсунула мне мамочка — Джозеф, выразительно посмотрев на Донну, удивленно пожал плечами.

— Никак не могу понять, что заставляло доктора Джакоби хранить именно эту кассету, а не какую-то другую?.. Ничего не понимаю… Бред какой-то… Донна ласково посмотрела на юношу. — Мне кажется, она обязательно что-то скажет… Не думаю, что доктор Джакоби хранил эту запись только по соображениям сентиментальности.

Из динамика продолжал звучать голос Лоры:

— Вот сейчас закрою глаза и загадаю какую-нибудь страницу… Ну, пусть это будет… допустим, сто восемьдесят пятая. Так, ну-ка, ну-ка, что там?.. О, док, очень даже интересно… Глава называется «Рефлекс эякуляции». Насколько я понимаю, эякуляция, это когда мужчина кончает — не так ли, Лоуренс, ты ведь доктор, стало быть, должен подтвердить правильность моих слов. Надеюсь, что у тебя с этим все в полном порядке… «Бытует мнение, что задержка спермы полезна для здоровья мужчины, — начала читать Лора, — при этом рассуждения обычно сводятся к тому, что мужчина, не доводящий половую близость до оргазма, не теряет ценные вещества, а, стало быть, не слабеет. Действительно, существует определенная, хотя и немногочисленная категория мужчин, которые всеми правдами и неправдами избегают семяизвержения, почему-то опасаясь, что это может повредить их здоровью…» Какая глупость, — прокомментировала Лора. — Дураки эти мужчины… Лишают удовольствия и себя, и женщину… Ладно, читаем дальше: «Но нет, они не только пекутся о своем здоровье, они при этом еще и хвастаются собственной силой, ссылаясь на специализированную литературу Древнего Востока…» Док, если честно, я не представляю, как это в былые времена на том же Востоке обладатели гаремов выполняли свои супружеские обязанности… Это же надо было стольких удовлетворить, надо было каждый день доказывать свою любовь сразу же к нескольким десяткам женщин… Да, док, нелегка была участь всех этих Аль Рашидов… Ну-ка, а что там дальше? «В гаремах восточных властителей далеко не все жены имели право на семя своего господина, это было привилегией избранных. За порядком следил особый церемониймейстер, который аккуратно подсчитывал количество половых актов хозяина гарема…» Он что, со свечкой стоял, что ли?.. Ха-ха-ха… — Эти строки очень развеселили Лору Палмер. — «Интересно, что общественный престиж зависел не только от богатства господина и количества его жен, но и от того, как он исполнял свои супружеские обязанности с учетом полного удовлетворения всех обитательниц гарема. Так вот, с точки зрения современной медицины, такая адова работа не под силу ни одному мужчине, если при каждом половом акте происходит семяизвержение…» Еще бы, — вновь прокомментировали Лора, — очень даже понимаю. Мне старик Хилтон — тот самый, о котором все думают, что он уже на том свете — как-то рассказывал, что во времена его молодости ему приходилось трахать одну мулатку из Нью-Гемпшера, которая получала удовлетворение только тогда, когда в нее кончали, а мулатка была просто ненасытна. Так вот, старик Хилтон за несколько суток похудел на двадцать фунтов, он утверждал, что был зеленый, как доллар, может быть, даже, еще зеленей… Впрочем, старику Хилтону я не очень-то верю — он патологически лжив. К тому же, у него есть один маленький комплекс — при случае любит невыносимо трепаться о своих достоинствах… Вообще-то, интересный этот старик Хилтон, хотя периодически и достает своей старческой болтовней… Ладно, в его возрасте это обычное явление… Все такими будем. Ладно, док, продолжаю: «Женщине, как правило, требуется большее время для достижения оргазма, чем мужчинам, и поэтому любой мужчина должен стремиться к тому, чтобы его партнерша достигала высшей степени сладострастного ощущения одновременно с ним или даже раньше его. Готовых рецептов тут нет и быть не может, разве что совета женщинам — научиться содействовать наступлению оргазма сокращением мышц влагалища. Кроме того, следует заметить, чувство удовлетворенности партнеров зависит не только от половой близости, но и от духовного контакта…» Ха-ха-ха, — зло рассмеялась Лора, — представляешь, док, так и написано — «духовного контакта»… Ну-ка, а что там дальше? «Некоторые женщины способны кончить до десятка и более раз за один акт…» Да, док, я знаю одного такого человека… Нет, это не Джо — он, конечно, очаровательный и очень милый юноша, но настолько глуп… Нет, Джозеф в последнее время становится для меня все менее и менее интересным…

Донна посмотрела на Джозефа — тот, слушая запись, едва не заплакал. Нажав на «стоп», Донна подошла к нему и, посмотрев в глаза юноше, произнесла:

— Джозеф, я понимаю, как тебе сейчас тяжело… Но все равно, ты должен был…

— Да, — прервал ее Джозеф, — да, я должен был услышать это… Я должен был узнать все… Я думаю, у

меня хватит мужества выслушать это до конца…

Донна включила магнитофон.

— Так вот, док, я знаю одного человека, под которым я кончаю не десятки а, наверное, сотни раз… Этот человек… Этот че-ло-век… — Лора умышленно растягивала слова, — нет, док, я не скажу вам, кто это такой, хотя

вы его, может быть, и знаете. Не обижайся, док, для твоей же пользы. Если он узнает, что ты знаешь его имя, у тебя могут быть серьезные неприятности… Да, доктор, очень даже серьезные неприятности. Поэтому я лучше помолчу… Может быть, как-нибудь попозже, в другой раз…

На этом запись на кассете обрывалась — спустя несколько секунд сработал «автостоп», и магнитофон отключился.

Эд обернулся к Джозефу.

— Ну, насколько я понял, единственное, что из всего этого можно почерпнуть — это то, что есть какой-то мужчина, который для доктора Джакоби небезопасен, — медленно произнес он, — только никак не могу понять — чем именно…

В комнате зависла долгая пауза — все размышляли над словами Лоры.

— Да, — ответил Джозеф через довольно продолжительное время, — пока что вопросов больше, чем ответов. Во всяком случае, для меня…

— Джо, а что в этой связи ты думаешь о самом докторе Джакоби?..

Хэйвэр покачал головой.

— Мне кажется, он просто хотел ей помочь…

Полицейская машина с выключенными фарами стояла неподалеку от гостиницы «Флауэр» вот уже час — шериф Трумен справедливо посчитал, что лучше прибыть раньше, чем опоздать. Держа в руке радиотелефон, Гарри переговаривался с Люси.

— Послушай, Купер еще не появлялся?..

С того конца послышалось.

— Нет. Он, правда, недавно позвонил мне — сейчас, по всей видимости, Дэйл находится по дороге в Твин Пикс. Едет из этого «Одноглазого Джека»…

— Думаю, к появлению большой рыбы он не успеет, — ответил Трумен, — но, во всяком случае, ему удастся потрогать ее за жабры…

Говоря о «большой рыбе», шериф имел в виду Жака Рено. В последнее время у шерифа Твин Пикса появилась склонность к подобным определениям — он, вспомнив школьный возраст, начал запоем читать Фенимора Купера.

— Значит, так, Люси, — добавил он, — если Дэйл еще раз позвонит, скажи, чтобы к гостинице не ехал, а дожидался меня в кабинете… И не забудь приготовить ему кофе — такой, как он любит, без сливок и всего прочего. Купер любит употреблять продукты в чистом виде…

В трубке послышался сдержанный смешок.

— Чего ты так развеселилась?..

Люси, окончив веселиться, ответила:

— Вспомнила, что Дэйл перед каждым кофепитием тщательно, минут пятнадцать моет руки — ему все время чудится запах рыбы. Это с тех пор, как однажды в гостях у Питера Мартелла, который…

— Знаю, знаю, — оборвал ее шериф, — это самый свежий анекдот в Твин Пиксе. Можешь не пересказывать… Ну, все, значит, договорились…

Положив трубку радиотелефона, Гарри обернулся к Энди Брендону — тот, сидя рядом, внимательно слушал диалог своего шефа с мисс Моран.

— Ну, Энди, как твои дела?

Энди изобразил на лице полнейшую безнадежность.

— Как говорят у нас в полиции, — скорбно произнес он, — совершенно гиблое дело…

Шериф успокоительно улыбнулся.

— О, эти женщины, — произнес он с некоторой патетикой, — о, эти тва… извини, женщины… Сколько мучений от них приходится терпеть… Ничего, Энди, верь мне — у тебя все будет хорошо. Главное — веди себя, как настоящий мужчина… Верь мне — она любит тебя, у вас все образуется…

На глаза Брендона навернулись слезы.

— Люси, — тяжело, едва не всхлипывая, произнес он. — Люси… Она не любит меня… Я никак не могу понять, почему, почему она отвергает мои чувства…

Трумен машинальным движением нащупал в кармане флакончик с валерьянкой.

— Не переживай, Энди, со всеми не переживешь, — попытался пошутить он, — мне кажется, у вас произошло просто какое-то досадное недоразумение… Все образуется, Энди, верь моему слову…

Брендон всхлипнул.

— Люси… Люси…

«Да, видимо, и на этот раз без валерьянки не обойдется, — подумал Гарри Трумен, — очень не вовремя. Сейчас придется брать этого жирного ублюдка, Жака Рено, а Энди так некстати расстроился… Он, конечно же, очень хороший парень, только очень уж чувствительный… С такой нервной системой хорошо быть постановщиком каких-нибудь слезливых телесериалов или работать режиссером-постановщиком мелодрам в бродвейских театрах, но в полиции…»

Брендон продолжал всхлипывать.

— Люси…

В этот момент к зданию гостиницы подъехал автомобиль Жака Рено — шериф, подтолкнув своего заместителя, произнес:

— Энди, все, хватит сантиментов… Забудь о Люси хоть на какое-то время. Ты сейчас на работе…

Энди утер слезу и вопросительно посмотрел на своего начальника.

— Что я должен делать?..

— Сейчас я пойду его брать, — ответил Гарри, — а ты, в случае чего, должен меня прикрыть…

Тот согласно кивнул.

— Хорошо…

Взяв с приборной доски радиотелефон, шериф произнес, обращаясь к другим полицейским, находящимся в своих автомобилях где-то поблизости:

— Всем приготовиться… На счет «три» начинаем…

Рено, заглушив двигатель, вышел из машины и осмотрелся — никого не было видно. Прикрыв дверцу, он вытащил из кармана сигареты и закурил.

Лицо Трумена стало необыкновенно серьезным. Держа перед собой радиотелефон, он начал отсчет:

— Раз… Два…

На счет «три» Энди включил полицейскую сирену — в какие-то считанные секунды автомобиль Жака Рено был окружен полицией. Выскочив из «ниссана», Трумен с пистолетом наперевес направился в сторону ничего не понявшего крупье и, прищурившись, точно герой вестернов Серджо Леоне, произнес:

— Жак Рено, ты арестован за убийство Лоры Палмер и попытку убийства Роннеты Пуласки… Руки вверх!.. И смотри, без глупостей…

Рено стал медленно поднимать руки. К нему, расстегивая на ходу наручники, спешил Томми Хогг.

— Руки!.. — крикнул он.

В этот момент Жак с отчаяньем обреченного человека выхватил из расстегнутой кобуры полицейского револьвер — все произошло так быстро и неожиданно, что никто, даже шериф, не успели среагировать. Казалось, еще мгновение — и произойдет непоправимое. Однако спустя какую-то долю секунды раздался выстрел — Гарри обернулся назад: позади него, судорожно сжимая пистолет, стоял Энди. Жак, схватившись за грудь, упал на землю…

Трумен, отлично знавший своего заместителя, ожидал от него чего угодно, но только не этого. Гарри только и смог, что пораженно прошептать:

— Ну, Энди…

Видимо, Энди сам был ошеломлен собственным геройством; по тому, какой крупной дрожью затряслись его руки, шериф догадался через несколько секунд, что это геройство было для Брендона едва ли не большей неожиданностью, чем для всех остальных.

Подойдя к своему заместителю, шериф по-дружески положил ему руку на плечо и произнес:

— Спасибо, приятель… Энди опустил пистолет.

— Это был мой долг… — выдавил он из себя классическую фразу голливудского положительного героя-полицейского, — это был мой долг…

В то самое время, когда полиция занималась задержанием Жака Рено, в полицейском отделении раздался телефонный звонок. Трубку подняла Люси.

— Алло…

— Это от Лео, — говоривший произнес эту фразу столь зловеще, что девушка невольно вздрогнула.

— А кто говорит?..

В трубке послышался какой-то звук, напомнивший Моран бой курантов.

— Неважно…

Люси спросила голосом, в котором прозвучало нескрываемое беспокойство:

— Кто это? Я не могу разговаривать с человеком, не зная, кто он… — добавила она.

С той стороны послышалось:

— Это неважно…

— Чего же вы хотите?..

— Лео просил меня передать кое-что для шерифа Гарри Трумена…

Люси, наконец, взяла себя в руки.

— Слушаю…

— Шериф наверняка знает некоего Джозефа Хэрвэя, большого любителя мотоциклов марки «Харлей-Дэвидсон»? — с какой-то издевкой, как, во всяком случае, показалось Люси Моран, спросил неизвестный абонент.

— Да…

— Так вот: пусть он на всякий случай проверит, что хранит этот мотоциклист в бензобаке… Там можно найти очень любопытные вещи…

— Что вы имеете в виду?..

— Еще раз повторяю — пусть шериф поинтересуется бензобаком мотоцикла этого Хэрвэя…

— Кто это гово…

Короткие гудки в трубке дали понять, что разговор закончен.

Люси в тот вечер была слишком занята своими переживаниями, чтобы придать значение какому-то звонку; ей почему-то показалось, что это — не более, чем глупый розыгрыш.

«Тоже мне, — подумала она, — тоже мне, идиоты, нашли время для шуток… У меня такие серьезные проблемы, а они там развлекаются…»

На всякий случай Люси записала на отрывном календаре: «Звонили от Лео. Насчет бензобака „Харлей-Дэвидсона“ Джозефа Хэйвэра».

«Нет, вы только подумайте, — от мысли, что ее осмеливаются беспокоить в критические моменты жизни, Люси едва не зарыдала, — они нашли время для розыгрышей…»

Хэнк вот уже несколько дней работал в закусочной своей жены Нормы Дженнингс — в фартуке из искусственной кожи, в брезентовых рукавицах он ничем не отличался от остальных подсобных рабочих, вечно суетившихся на хозяйственном дворе — катал бочки с пивом, носил из фургона ящики, мыл посуду… Норма старалась не замечать его — во всяком случае, она не делала для Хэнка никаких скидок: к немалому удивлению Нормы, Хэнк воспринял подобное отношение к себе достаточно спокойно и без лишних эмоций.

Однажды, когда закусочная уже закрывалась, Хэнк, подтащив ящики с консервированной ветчиной к стойке бара, несколько замешкался — Норма, достаточно неплохо знавшая его, поняла, что тот желает с ней о чем-то поговорить.

— Хэнк?..

Тот обернул голову.

— Слушаю…

Норма улыбнулась, давая тем самым понять ему, что беседа будет носить не служебный, а, скорее, семейный характер.

— Ты хочешь что-то сообщить мне?..

Хэнк, аккуратно поставив ящики, подошел к Норме.

— Да нет… Ничего особенного.

— Так да или нет?..

— Да так, мелочь…

Норма вновь улыбнулась — в ее улыбке угадывалось: «Говори, Хэнк, не бойся… Мы же свои».

— И какая же мелочь?..

— Понимаешь — мне кажется, в подвале завелись какие-то грызуны…

Норма нетерпеливо махнула рукой.

— Послушай, ты мне все-таки муж… Не городи тут всякой ерунды. При чем тут какие-то грызуны?..

— Совершенно ни при чем, — согласно кивнул Хэнк.

— Так для чего же ты говоришь о них?..

Хэнк ухмыльнулся.

— Просто так… Я ведь прекрасно знал, что ты сейчас произнесешь именно эту фразу — «не городи всякой ерунды…»

Норма вновь улыбнулась.

— Так для чего же…

Хэнк тут же перебил ее:

— Для того, чтобы еще раз проверить, насколько хорошо я тебя знаю…

— Ну, и что же?..

— Ну, в общем, достаточно неплохо.

— Короче…

И тут Хэнк, совершенно неожиданно для Нормы спросил:

— Послушай, как ты думаешь, чего мне хотелось в тюрьме больше всего?..

Норма от удивления подняла брови.

— Ну, и чего же?..

Хэнк ухмыльнулся.

— Никогда не догадаешься… Больше всего в тюрьме хочется кого-нибудь трахнуть…

Норма от удивления едва не потеряла дар речи.

— Чего, чего?..

— Да, кого-нибудь трахнуть… Так вот, все это время я хотел только одного — дорваться до женщины, все

равно, до какой — грязной, потной, уродливой… И трахнуть ее.

— И ты…

Хэнк резко прервал ее:

— Не перебивай… Так вот, когда ты лежишь на тощем матраце в своей камере и рассматриваешь разные порно-журналы… Нет, ты даже не понимаешь…

— Порно-журналы?..

Хэнк коротко кивнул.

— Да.

— Не понимаю, для чего их рассматривать, если они так возбуждают, а выхода энергии все равно нету…

Хэнк, подойдя к Норме, неожиданно приобнял ее за талию.

— Я берег ее на будущее…

Та попыталась высвободиться, но железные руки Хэнка крепко держали ее.

— Хэнк…

— Послушай, ты…

— Хэнк, ты собираешься меня насиловать?..

— Нет.

— Но ты…

— Норма, я люблю тебя…

— Но почему…

— Я тебе все потом расскажу… Еще не время, — Хэнк сделал небольшую паузу. — Норма, я люблю тебя. И я тебя хочу. Прямо здесь и прямо сейчас.

«Неужели он меня действительно любит, — подумала Норма, — как-то странно слышать от Хэнка признания подобного рода…»

Хэнк, глядя Норме прямо в глаза, еще раз повторил:

— Да, Норма, я люблю тебя…

Норма вновь попыталась высвободиться, но, поняв, что это ей не удастся, решила: «Будь что будет».

— Норма, ты можешь мне не верить, но все это время, проведенное в тюрьме, я думал только о тебе… — говоря это, Хэнк принялся осторожно увлекать ее в сторону подсобки, — Норма, ты даже не представляешь…

— Но и я…

— Норма, — продолжал Хэнк, горячо дыша ей в ухо, — Норма…

Спустя несколько минут двери подсобки закрылись…

Сидя в кабинете, Купер в очередной раз выслушивал рассказ шерифа о событиях последних часов.

— Этот Жак Рено ранен не очень опасно? — поинтересовался он, когда шериф наконец-то закончил.

Тот махнул рукой.

— Что ты… Я говорил с доктором Уильямом Хайвером — тот утверждает, что этот крупье здоров, как боров. Никуда он не денется, выживет.

Купер откинулся на спинку стула.

— Так, этот Рено, думаю, никуда от нас не уйдет…

Трумен удивленно посмотрел на Дэйла.

— Ты что, не хочешь его сейчас допросить?..

— Нет.

Трумен удивился еще больше.

— Но почему?..

— Он никуда не уйдет от нас… Мне кажется, что теперь гораздо важнее побеседовать с доктором Лоуренсом

Джакоби. Ведь его едва не отправил на тот свет, во всяком случае, не Жак Рено…

Трумен высказал предположение:

— Может быть, Лео?.. Он ведь до сих пор где-то скрывается…

Купер прищурился.

— Вполне может быть… А может быть — и не Лео, а кто-нибудь совсем другой… Во всяком случае, у меня нет стопроцентной уверенности…

Спустя полчаса шериф и специальный агент ФБР стояли перед койкой Джакоби в местной клинике.

— Ему было нанесено восемь проникающих ударов, — пояснил стоявший у кровати доктор Уильям Хайвер, — даже удивляюсь, как Лоуренс умудрился выжить… Другой бы на его месте…

Обернувшись к Уильяму, Купер спросил:

— Как вы думаете, доктор, на Лоуренса было совершено нападение с целью убить его? Или же, просто так, слегка испугать?..

Думаю, что его хотели убить… Однако то ли у нападавшего было слишком мало времени, то ли его что-то испугало, но — на наше счастье — доктор Джакоби несомненно выживет.

Купер покачал головой.

— Хорошо. Доктор, можно я побеседую с ним?

Уильям покачал головой с некоторым сомнением.

— Честно говоря, я бы не рекомендовал… Да, Лоуренс, как мне кажется, пришел в себя, состояние его более-менее стабилизировалось… Однако его нельзя волновать.

Купер, наклонившись к самому уху лежавшего перед ним доктора, произнес:

— Доктор Лоуренс Джакоби…

Тот тихо простонал в ответ.

— Доктор, я очень извиняюсь, но мне необходимо задать вам несколько вопросов… Скажите, для чего вы отправились из дому в столь поздний час?..

Джакоби тихо застонал:

— Лора… Там была Лора Палмер…

Купер вопросительно перевел глаза на доктора Уильяма Хайвера.

— Он бредит?..

Уильям покачал головой.

— Думаю, что нет…

— Она… прислала мне… — продолжал Джакоби, запинаясь почти после каждого слова, — прислала… мне прислала видеокассету… Это была Лора Палмер… Это точно… точно была она…

— Видеокассету? — Не понял Дэйл. — Какую еще видеокассету?..

Джакоби продолжал — каждое произнесенное слово давалось ему с неимоверными усилиями:

— Там… У меня дома есть одна кассета… Там… Лора, она говорит… — произнес Джакоби и тут же потерял сознание.

Купер, наклонившись к его уху, настойчивым голосом произнес:

— Видеокассета?.. Лора Палмер?.. Что она говорила, Лоуренс, умоляю, скажите мне, что она говорила?.. Где лежит эта кассета, и как она к вам попала?..

Уильям Хайвер, тронув Дэйла за плечо, тихо произнес:

— Очень прошу вас — не беспокойте его больше… Во всяком случае, сегодня.

Купер, отойдя от кровати, коротко кивнул.

— Хорошо, док… Я побеседую с ним более подробно, как только он придет в себя…

Когда Трумен и Купер вышли из палаты на коридор, шериф, вопросительно посмотрев на Дэйла, с нескрываемым сомнением в голосе произнес:

— Кассета?.. Лора Палмер?.. Это, конечно же, бред… Не может того быть, чтобы… — но Купер прервал его:

— Не думаю, — сказал он, — ни в чем нельзя быть уверенным до конца…

— Вы хотите сказать, что Лора Палмер…

— Нет, Гарри… Я ничего не хочу сказать. Видимо, Лоуренса кто-то сознательно мистифицировал. Хотел бы я только знать, кто именно и с какой целью…

Для Энди Брендона настал звездный час — первый за всю его службу в полиции. Он чувствовал себя настоящим героем — еще бы, один меткий выстрел, и опасный преступник, обвиняемый в тягчайших преступлениях, обезврежен. Кроме того, спасена жизнь самого шерифа…

И только одно обстоятельство мешало полному счастью Энди — он никак не мог понять, что случилось с его возлюбленной Люси и почему она так резко изменила к нему отношение… И Томми Хогг, и сам шериф сочувствовали своему сослуживцу искренне и бескорыстно; они готовы были сделать все, что в их силах, лишь бы Энди вновь сошелся с Люси.

Стоя в нескольких шагах от письменного стола мисс Моран полицейские нарочито громкими голосами пересказывали друг другу сюжет тех событий, что совсем недавно разворачивались неподалеку от гостиницы, при этом исподтишка поглядывая в сторону, как воспринимает этот рассказ Люси, ради которой, собственно, и был затеян весь этот спектакль.

Томм с необыкновенным воодушевлением говорил, обращаясь то ли к шерифу, то ли к Энди Брендону, то ли к самому себе:

— И когда этот тип выхватил у меня пистолет, я сразу же подумал — все, Гарри каюк… Черный бобер, выйдя из озера, заберет его душу и…

Гарри тут же громко перебил его:

— Да, в этот самый момент я уже было в мыслях распрощался с белым светом… Передо мной прошла вся минувшая жизнь… Я только успел…

Томми замахал на шерифа руками, словно пытаясь дать понять, что пересказ всей его прошлой жизни в настоящий момент вряд ли уместен.

— Гарри, я уже подумал, что…

— …что этот Жак Рено пустит мне пулю в живот, — подхватил Трумен, — что…

Хогг вновь замахал руками.

— …что он сейчас перестреляет всех нас и смоется на своей машине на ту сторону. Но тут я слышу выстрел. Я поднимаю глаза и только успеваю заметить, как наш Энди Брендон, который…

Энди скосил глаза в сторону Люси, чтобы определить, как она реагирует на эту инсценировку, и с удовольствием отметил про себя, что та — вся во внимании. На глазах мисс Моран блестели слезы сочувствия. Это обстоятельство необычайно воодушевило Брендона.

— Я и не думал, — начал он очень громко, стараясь перекричать и Томми Хогга, и шерифа, — я и не думал, что у меня получится такой выстрел… Я каким-то автоматическим движением выхватил из кобуры мой пистолет и, вскинув его в сторону преступника, нажал на курок.

Гарри перебил его восклицанием:

— Это был отличный выстрел, дружище!.. Это был самый лучший выстрел, который мне приходилось видеть в своей жизни, честное слово…

Томм, обернувшись к Гарри, сказал: — Видеть тебе его не пришлось… Ты его только слышал, а видел все это я. Значит, дело было так: этот Жак Рено выхватывает у меня из раскрытой кобуры пистолет и направляет его в сторону…

В этот момент Люси, неожиданно поднявшись со своего места, направилась в сторону небольшой импровизированной кухни за перегородкой, где она обычно стряпала и варила кофе для посетителей Гарри. Шериф, подтолкнув Энди в бок, заговорщицки прошептал ему:

— Энди… Она ушла. Иди к ней и выясни, чего же она хочет… Иди смелей… Не бойся, Энди. Во всяком случае, это гораздо безопасней, чем арест крупье из «Одноглазого Джека». Иди, Энди, и помни, что ты — настоящий мужчина.

Энди направился в сторону кухоньки, по дороге закрыв за собой двери. Подойдя к Люси, он неожиданно для девушки обнял ее и, нежно поцеловав, произнес:

— Люси…

Та всхлипнула.

— Энди…

— Люси… Почему ты…

Моран зашептала:

— Энди, Энди… Ни слова больше, не надо больше слов, Энди, прошу тебя…

Брендон вновь поцеловал ее.

— Люси…

Та всхлипнула.

— Энди…

— Люси, ответь мне, почему ты…

Та, уткнувшись мокрым от слез лицом в небритую щеку Брендона, произнесла:

— Энди… Я ведь тоже люблю тебя…

Брендон, с необычайной нежностью поцеловав ее в мокрый нос, произнес:

— Но и я тоже… Люси, ответь мне, что случилось, почему ты так внезапно…

Мисс Моран не дала ему договорить:

— Энди… Я… я беременна.

Ни слова не сказав, Энди отпустил девушку и, резко открыв двери, деревянной походкой вышел из кухоньки под недоумевающие взгляды коллег…

Внимательно пересчитав деньги, Хэнк аккуратно сложил их в атташе-кейс и, обернувшись к Джози, произнес:

— Это все?..

Та равнодушно кивнула.

— Да.

Это был первый визит Хэнка в «Дом на холме» после его возвращения из тюрьмы. Гибель Эндрю Пэккарда, мужа Джози, была трагической случайностью разве что для суда присяжных, усмотревших в ней все приметы непредумышленного убийства; на самом деле Эндрю Пэккард, сын Пита и Кэтрин, был ликвидирован Хэнком по заказу китаянки. А деньги, полученные Хэнком, были ничем иным, как платой за это убийство…

— Значит, девяносто тысяч? — Хэнк пристально посмотрел на Джози; та выдержала взгляд.

Китаянка кивнула.

— Да.

Хэнк с сомнением покачал головой.

— Маловато будет…

Китаянка принялась грызть ноготь большого пальца правой руки — это был верный признак того, что она сильно волнуется.

— Маловато… — повторил Хэнк.

Китаянка, никак не отреагировав на реплику Хэнка, вытащила пачку сигарет и, взяв одну, размяла ее пальцами и, закурив, отошла к окну, чтобы не выдавать своего волнения Хэнку.

— Это раньше, сидя в этом бетонном мешке, я думал, что девяносто штук баксов — огромные деньги… — Хэнк, вытащив из атташе-кейса одну пачку купюр, подержал в руке, словно пробуя на вес, достаточное ли в этой пачке

количество купюр, — да, это казалось мне сокровищами Шехерезады… А теперь я начинаю понимать, что это — не деньги… Это дерьмовая сумма.

Джози, глубоко затянувшись, выпустила из легких сизую струйку табачного дыма и, резко обернувшись в сторону Хэнка, произнесла:

— У нас был уговор.

Хэнк мрачно ухмыльнулся.

— Это было тогда, Джози… А это — теперь… Тогда, полтора года назад, эта сумма действительно казалась мне значительной, а теперь я понимаю, что этого — явно недостаточно за такую работу.

Джози вновь глубоко затянулась.

— У нас был уговор, — вновь напомнила она Дженнингсу, — уговор…

Положив пачку банкнот в атташе-кейс, Хэнк закрыл его и, щелкнув никелированными замочками, произнес:

— Понимаешь, Джози… Многое переменилось с тех пор… Да. Я многое понял с тех пор.

Джози медленно, глядя в глаза Хэнку, произнесла:

— У нас был уговор…

Хэнк махнул рукой.

— Джози, я не учел главного… Это ведь элементарная арифметика…

Джози затушила сигарету.

— Ну, и чего же ты не учел?..

— Элементарная арифметика… Значит, так. В этой паскудной федеральной тюрьме я провел ровно полтора года, не так ли?..

Китаянка коротко кивнула.

— Да.

Хэнк продолжал:

— Полтора года — это восемнадцать месяцев… Правильно или нет?..

Джози нехотя ответила:

— Ну, правильно…

— Значит, за восемнадцать месяцев я получаю девяносто штук баксов… Это… — Хэнк принялся шевелить губами, производя в уме арифметические подсчеты, — это… это получается ровным счетом пять штук баксов в месяц…

Джози впервые на протяжении всего этого разговора улыбнулась.

— А ведь неплохие деньги…

Хэнк охотно согласился с китаянкой:

— Да… Если твердо знать, что у тебя в запасе есть еще сорок-пятьдесят лет жизни как минимум…

Джози при этих словах невольно вздрогнула. Хэнк продолжал:

— А если жить осталось лет десять? А то и меньше — кто может знать?..

Китаянка молчала, прикидывая в уме, какую приблизительно сумму потребует с нее этот тип.

— Да, Джози… Сейчас такая жизнь, что ни в чем нельзя быть окончательно уверенным… Я хочу сказать, что этих денег мне недостаточно…

— Но у нас был уговор… — твердо произнесла Джози свой аргумент. — Да, Хэнк, ты сам назвал мне эту цифру — девяносто тысяч… И, как видишь, ты все честно получил — не правда ли, Хэнк?..

Дженнингс поспешил успокоить китаянку:

— Правда, правда… Однако, Джози, сидя в этой проклятой тюрьме, я немного изменился. Я как-то читал в одной книжке по философии — да-да, только не смейся, — поспешил произнести Хэнк, заметив на лице китаянки ироническую усмешку, — да, Джози, сидя в тюрьме, я стал увлекаться философией… Так вот, в той книжке я прочел, что каждому человеку в жизни отпущены определенные блага… Помнишь, может быть, как в «Колыбели для кошки» Курта Воннегута — «это было столько-то галлонов виски тому назад… столько-то тысяч сигарет тому назад… столько-то половых актов тому назад…» — принялся цитировать Хэнк, — он, кстати, очень верно подметил, этот Воннегут. Классный писатель, между прочим, я это понял только тогда, когда в тюрьме мне попался его томик… Так вот, Джози, каждому человеку в жизни отпущены определенные блага… И, к сожалению, человеческая жизнь так мимолетна, так скоротечна… — Хэнк сделал небольшую паузу, — я бы сказал — слишком мимолетна и слишком скоротечна…

Китаянка вновь принялась грызть ноготь на большом пальце.

Хэнк продолжал:

— Так вот, Джози… Зная это, я настаиваю, чтобы ты добавила мне еще…

Китаянка, твердо глянув на вымогателя, произнесла резко и решительно:

— Хэнк. Я тебе в который раз уже повторяю — у нас был уговор…

Дженнингс, медленно взяв со стола небольшой складной нож, раскрыл его и, подойдя к Джози, взял ее за руку — та слегка побледнела…

— Не бойся, — прошептал ей на ухо Хэнк. — Не бойся, Джози, я не собираюсь тебя убивать, как твоего Эндрю… Не бойся, все будет хорошо… — с этими словами он сделал на большом пальце правой руки Джози неглубокий надрез и, надрезав таким же образом большой палец своей руки, приложил ранки друг к другу. — Джози, ты еще очень многого не понимаешь в американской жизни… Это тебе не Гонконг, не Сингапур…

Китаянка медленно подняла голову.

— Чего я не понимаю?..

Хэнк ухмыльнулся.

— Когда один человек ради другого человека идет на умышленное убийство, которое, хотя и было признано судом присяжных неумышленным…

Джози резко перебила Дженнингса:

— Чего же ты хочешь?..

— Сперва — чтобы ты поняла, в каком положении находишься… Чтобы ты как следует осознала, что… — не договорив, Хэнк сложил складной ножик и спрятал его в карман, — чтобы ты поняла наконец, что теперь —

ты зависишь от меня так же, как и я от тебя… А может быть — и еще больше…

Джози быстро произнесла:

— Но я…

Хэнк оборвал ее:

— Но ты, Джози, заказала мне убить человека, твоего мужа Эндрю… Да, я отсидел в этой поганой тюрьме полтора года и вернулся… Но если что-нибудь выплывет, представь только, какие серьезные неприятности у тебя начнутся… — Хэнк сокрушенно покачал головой, — такие серьезные неприятности, что тебе и не снились…

— Хорошо. Как я понимаю, — произнесла китаянка после некоторого раздумья, — как я понимаю, ты хочешь поставить мне какие-то условия?..

Хэнк прищурился.

—Да.

Джози, приложив к кровоточащему пальцу носовой платок, отошла к окну и, вытащив из пачки сигарету, щелкнула зажигалкой.

— Я готова тебя выслушать, — произнесла она. — Говори, Хэнк…

— Пока — ничего конкретного… — Хэнк на какое-то мгновение задумался, — пока что ничего конкретного сказать не могу, Джози… Единственное условие, которое я ставлю — чтобы ты, наконец, поняла, что мы сейчас с тобой находимся на одной волне, Джози…

Понимая, в сколь цепкие лапы она попала, китаянка попыталась откупиться.

— Послушай, — начала она. — Хэнк, ты, кажется, говорил только что о каких-то деньгах?..

Хэнк, поняв, что после его доводов Джози стала более податливой, улыбнулся.

— Да.

Джози подалась вперед.

— Ты, кажется, сказал мне, что девяносто тысяч долларов по твоим теперешним пониманиям — не очень большая сумма за такую работу… — Джози сделала выжидательную паузу; Хэнк кивнул:

— Продолжай…

— Я могу предложить тебе вот что…

Хэнк наклонил голову вперед в знак того, что он готов выслушать.

— Говори, Джози…

— Я дам тебе в два раза больше, а ты уберешься из Твин Пикса куда-нибудь подальше…

Хэнк ухмыльнулся.

— Что, откупиться хочешь?..

Джози согласно кивнула.

— Да, Хэнк. Хочу.

— Ты знаешь, я передумал, — ответил Дженнингс, — я передумал, Джози… Я сейчас решил, что эти деньги я получу у тебя в любом случае, даже если… — не договорив, он многозначительно посмотрел на китаянку — та отвела глаза. — В общем, ты меня понимаешь…

Сидя в гостиничном номере, Купер, сосредоточенно глядя на стоявший перед ним портативный диктофон, говорил:

— Даяна, Даяна… Сегодня у меня был очень напряженный день… Впрочем, о своем визите в «Одноглазый Джек» я уже успел наговорить тебе целую сторону кассеты по дороге в Твин Пике… Если тебе надоели мои служебные дела, могу рассказать о недавней беседе с шерифом Труменом. Кстати, он был удивлен, как это мне удается так быстро входить в доверие к людям? Я рассказал ему несколько неплохих рецептов… Знаешь, Даяна, никогда нельзя начинать с заявления вроде такого: «Я сейчас докажу вам то-то и то-то», потому что это равносильно заявлению: «Я умнее всех вас, вместе взятых, и поэтому отправляйтесь в задницу…» Это вызов, который порождает у собеседника подсознательное внутреннее сопротивление, негативные реакции и желание сразиться прежде, чем мы начали спор. Даяна, ты ведь прекрасно понимаешь, что переубеждать самых неглупых людей тяжело порой и при благоприятных условиях… Поэтому никогда не стоит создавать самому себе дополнительных сложностей. Никогда не стоит ставить самого себя в заведомо невыгодное положение. Понимаешь, Даяна, в настоящее время я уже не верю ничему, что знал когда-то в школе, если не считать таблицы умножения, да и в ней порой начинаю сомневаться после чтения трудов Эйнштейна… Лет через десять, прослушивая десятки миль магнитофонной ленты, которую я наговорил за все это время, я вряд ли буду верить этому всему. А если я подвергаю сомнению даже собственное прошлое, неужели я могу заявлять людям, что я умнее их всех?

Купер, открыв термос, налил в чашку кофе и, отхлебнув, принюхался — он до сих пор никак не мог избавиться от ощущения, что этот напиток воняет рыбой… Отодвинув недопитый кофе, Дэйл продолжал свой монолог:

— В этой связи я вспоминаю один случай, произошедший с моим филадельфийским приятелем, Тэдом Киркпатриком, известным теперь адвокатом в Вашингтоне… Однажды он выступал в довольно серьезном деле на заседании Верховного суда (ты наверняка помнишь тот процесс, «Юнайтед Био» против «Леви и Синклер»?). Речь шла о большой денежной сумме и очень важном юридическом вопросе. В ходе выступления Тэда один из членов Верховного суда поинтересовался: «Закон об исковой давности в Адмиралтействе предусматривает срок в шесть лет, не так ли, мистер Кирпатрик?», на что тот, остановившись и, недоуменно посмотрев на члена суда, довольно резко произнес: «Ваша честь, в Адмиралтействе нет закона об исковой давности». Как рассказывал мне сам Тэд, после этой фразы в помещении суда воцарилась мертвая тишина… Температура в зале упала, как ему тогда показалось, до абсолютного нуля. Да, Тэд действительно был прав, а член суда ошибался. Тэд прекрасно знал, что закон был целиком и полностью на его стороне… Но Тэду до сих пор очень стыдно за то, что он совершил ужасную, непростительную ошибку, сказав человеку, пользующемуся широкой известностью и непререкаемым авторитетом, что тот неправ… Так вот, Даяна, тоже самое я сказал шерифу Трумену — никогда нельзя говорить напрямую, кому бы то ни было, что он неправ… И знаешь, Даяна? Гарри согласился со мной… Он даже попросил, чтобы именно я провел допрос Жака Рено — Энди Брендон ранил его выстрелом из пистолета при попытке сопротивления… Надо идти в больницу… Ну, Даяна, на этом прощаюсь до следующего сеанса… Пока. — Купер, нажав на кнопку «стоп», спрятал диктофон в карман.

Жак Рено | Дискография | Discogs

Жак — ди-джей и продюсер из Вашингтона, округ Колумбия, он живет и работает в Бруклине. Вместе с другом и партнером Ником Мерсером он руководит Let’s Play House, бродячим заведением, дискотекой и техно-вечеринкой, а также заведением того же убеждения. Ему принадлежат три завода, роторный миксер, тысячи пластинок и столько же футболок. Несмотря на то, что он работал в рамках другого жанра, Dischord Records, вероятно, по-прежнему остается его любимым лейблом.

Жак Рено, уроженец Вашингтона, округ Колумбия, переехал в Чикаго в 1997 году, чтобы продолжить обучение игре на альте, но, в свою очередь, получил образование в области танцевальной музыки. Попав на хорошо зарекомендовавшую себя драм-н-бэйс-сцену, он жил в Smart Bar и стал покупателем легендарной Gramaphone Records. Это широкое, грубое знакомство с Хаусом привело его прямо к классике дискотеки и ее сердцу, Нью-Йорку, куда он приехал в 2002 году.

В качестве ди-джея Жак провел резиденции в знаменитых нью-йоркских клубах Happy Endings, APT, Tribeca Grand и 205 Club, а также был гостем по всему миру в таких заведениях, как Tokyo’s Womb, Rio’s D-edge, London’s Fabric и Plastic People, и берлинский бар Panorama.Со своими ремиксами, редакциями, оригинальными треками и совместным проектом Runaway он выпустил музыку на всемирно известных нью-йоркских лейблах DFA, Chinatown, RVNG INTL, Throne of Blood, Italians Do It Better, Editions Disco и Wurst, а также на токийском лейбле. Mule Musiq & Crue-L, парижский отпечаток I’m A Cliché, Мюнхенские каникулы, Sydney’s Hole In The Sky и Future Classic, и, конечно же, London / Berlin’s Rekids.

Вместе со своим партнером по побегам Маркосом Кабралом, Жак владеет и управляет лейблами On The Prowl и OTP Party Breaks, оба из которых содержат собственный материал, а также оригинальные работы и ремиксы от Энди Эша, Симончино, Бреннана Грина, TBD, Cosmo Vitelli, The Revenge, Azari & III, Tensnake, Nicholas, Coyote и Kaos, среди прочих.Жак также выполнял обязанности продюсера для ряда артистов, в том числе для песни The Hundred In the Hands от Warp Records, в которой также участвовали Ричард Икс, Эрик Бручек и Крис Зейн.

После почти десяти лет игры для других в Нью-Йорке Жак вместе с хорошим другом Ником Мерсером начал продюсировать собственную серию мероприятий под названием Let’s Play House. Дуэт привлек гостей из-за границы, таких как Horse Meat Disco, Mugwump, Rub ‘N’ Tug, Nicholas, The Revenge, Tiger & Woods и Todd Edwards, а также местные таланты DJ Spun, Morgan Geist / Metro Area, TBD, Beg. к Differ, Brennan Green, Midnight Magic и Дэну Зельцеру, и это лишь некоторые из них.Let’s Play House — это движущаяся вечеринка, которая использует бруклинские склады, бальные залы Манхэттена, холлы отелей и все остальное для своих регулярных мероприятий. По состоянию на сентябрь 2012 года LPH также является звукозаписывающим лейблом, выпускающим один 12-дюймовый каждый месяц. В список участников входят Dead Rose Music Company, Наум Габо, Fantasic Man (Мик Ньюман), MEB, Runaway, Тоби Тобиас, Бицеп и более.

Умер Вальтер Олькевич; Дэвид Линч чествует «Твин Пикс» Жак Рено

Ушел из жизни Вальтер Олькевич по телефону 72

Ушел из жизни очень любимый теле- и киноактер Вальтер Олькевич.

Buzz60

Умер Уолтер Олькевич, актер, более известный как неряшливый бармен Жак Рено в «Твин Пикс», рабочий нефтеперерабатывающего завода Дуги Будро в телесериале «Грейс под огнем» и кабельщик, который приводил Крамера в ярость в «Сайнфельде», умер. Ему было 72 года.

Олькевич умер во вторник в своем доме в Лос-Анджелесе после продолжительной болезни, по словам его сына сценариста Зака ​​Олькевича.

«Он был хорошим человеком, который вложил свою любовь к творчеству и искусству во все, что он делал», — сказал Зак Олькевич USA TODAY о своем отце.«Он передал эту страсть мне, и я с нетерпением жду возможности передать ее внукам, которых он так любил».

Олькевич был заметной и известной фигурой на телевидении и в кино на протяжении десятилетий, появляясь вместе с Тони Данза на протяжении пяти сезонов сериала «Кто в доме хозяин?». в роли Крошки МакГи из 1987 года и в то же время в роли персонажей, включая Уолтера Плимпа в «Ночном суде».

Любимый инфантами эпизод «Сайнфельд» 1996 года «Кадиллак» Олькевич сыграл Ника, работника Plaza Cable, который противодействует Крамеру.Напряженная вражда закончилась объятием кабельного / Крамера.

Джессика Уолтер: «Арестованное развитие», звезда «Арчера», умерла на 80

Подробная информация: Как «Голдберги» прощаются с Джорджем Сигалом, возлюбленным Папой, в его последней серии

Родился 14 мая 1948 года в Байонне, штат Нью-Джерси, Олкевич окончил среднюю школу Байонны в 1966 году и Университет штата Колорадо, прежде чем дебютировать на экране в 1976 году в фильме «Мир будущего».

На большом экране Олькевич изобразил рядового Хиншоу в звездном составе, включая Джона Белуши, Дэна Эйкройда, Микки Рурка, Джона Кэнди и Трит Уильямс в комедии Стивена Спилберга о Второй мировой войне 1979 года «1941».

Уильямс отметил в Твиттере кончину своего «товарища по танковой команде».

Олькевич кратко, но запоминающе появился в роли адвоката мафии Джерома «Роми» Клиффорда, чья самоубийственная смерть приводит в действие сюжет в юридическом триллере 1994 года. основан на романе Джона Гришема «Клиент».

Самая известная роль Олькевича — крупье и бармен Жака Рено в сезоне «Твин Пикс» 1990 года. Даже после смерти его персонажа в финале сезона создатель Дэвид Линч настаивал на том, чтобы Жак и Олькевич вернулись.

«После закрытия сериала Дэвид сказал:« Нам нравится то, что вы сделали, мы хотим, чтобы вы снялись в фильме », — сказал Олькевич в интервью журналу Jersey Journal в 2017 году. эпизод.’ Он сказал: «Бык, у нас есть воспоминания, у нас есть сцены из снов. Мы вернем тебя» ».

Олькевич появился в роли Жака в приквеле 1992 года« Твин Пикс: Огонь, иди со мной ». В сериале Showtime «Твин Пикс» 2017 года он сыграл кузена Жана-Мишеля Рено в своем последнем выступлении.

Прикованный к постели из-за осложнений после нескольких операций на колене, Олькевич должен был быть помещен за барную стойку для выступлений «Твин Пик», «чтобы не было видно, что он не может стоять», — говорит Зак Олькевич. «Но он ни за что не отказался бы вернуться к этой роли».

Линч отдал дань уважения на своем канале YouTube в четверг в 31-ю годовщину «Твин Пикс».

«Мне было очень грустно услышать о кончине Вальтера Олькевича, также известного как Жак Рено и Жан-Мишель Рено», — сказал Линч.«Уолтер, ты проделал отличную работу. И Уолтера по тебе будет не хватать».

Среди выживших — сын Зак, невестка, Катрина Реннеллс, актриса и сценарист, и его любимые внуки, Сэди, 3 года, и Деклан, 1.

Jacques Renault Tracks & Releases на Traxsource

Jacques Рено был пост-панк уроженцем Вашингтона, округ Колумбия, который переехал в Чикаго в 1997 году, чтобы продолжить обучение игре на альте, но, в свою очередь, получил образование в области танцевальной музыки. Попав на хорошо зарекомендовавшую себя сцену Drum ‘n’ Bass, он работал в Smart Bar и стал покупателем легендарной Gramaphone Records.Это широкое и необработанное знакомство с Хаусом привело его прямо к классике дискотеки и ее сердцу, Нью-Йорку, где он приехал в 2002 году.

Как ди-джей, Жак провел резиденции в знаменитых нью-йоркских клубах Happy Endings, APT, Tribeca Grand и 205 Club, а также был гостем по всему миру на таких площадках, как Tokyo’s Womb, Rio’s D-edge и London’s Fabric and Plastic People. Со своими ремиксами, редакциями, оригинальными треками и совместным проектом Runaway он выпустил музыку на всемирно известных нью-йоркских лейблах DFA, Chinatown, RVNG INTL, Throne of Blood, Italians Do It Better, Editions Disco и Wurst, а также на собственном токийском лейбле. Mule Musiq & Crue-L, парижский отпечаток I’m A Cliché, Мюнхенский постоянный отпуск, Sydney’s Hole In The Sky и Future Classic и, конечно же, London / Berlin’s Rekids.

Вместе со своим партнером-беглецом Маркосом Кабралом Жак запустил новый лейбл On The Prowl и OTP Party Breaks с их собственным материалом, а также оригинальными и ремиксными работами Энди Эша, Симончино, Бреннана Грина, TBD, Cosmo Vitelli, The Revenge, Azari & III, Tensnake, Nicholas, Coyote и Kaos и многие другие. Жак также выполнял обязанности продюсера для ряда артистов, в том числе для песни The Hundred In the Hands от Warp Records, в которой также участвовали Ричард Икс, Эрик Бручек и Крис Зейн.

После почти десяти лет игры для других в Нью-Йорке Жак вместе с хорошим другом Ником Мерсером начал продюсировать собственную серию мероприятий под названием Let’s Play House. Дуэт привлек гостей из-за границы, таких как Horse Meat Disco, Mugwump, Mock n ‘Toof, Cosmo Vitelli и Kaos, а также местные таланты DJ Spun, Morgan Geist, TBD, Beg to Differ, Brennan Green, Midnight Magic и Dan. Зельцер и многие другие. Let’s Play House — это движущаяся вечеринка, которая использует бруклинские склады, бальные залы Манхэттена, холлы отелей и все остальное для своих регулярных мероприятий.

Жак Рено | Познакомьтесь с местными

ГДЕ ВЫ РОСТИЛИ?
Я родился в Вашингтоне, округ Колумбия, и вырос в пригороде Мэриленда, поэтому я был окружен множеством разных культур. Это международный город, очень похожий на Нью-Йорк. У моих родителей по радио всегда была классическая музыка, поэтому моим первым инструментом была скрипка, а затем я открыл для себя джаз, что побудило меня взять в руки трубу. В подростковом возрасте я был увлечен панк-сценой округа Колумбия и всем, что с ней происходило.В моем подвальном помещении для репетиций были гитары, басы, барабаны, микрофоны и записывающее оборудование. После нескольких лет работы в группах, которые на самом деле никуда не делись, я занялся диджеингом и продюсированием, а остальное уже история. С тех пор я был на крючке.

ГДЕ ВЫ В настоящее время проживаете В Нью-Йорке?
Я учился на бакалавриате в Чикаго, а потом переехал в Вильямсбург и с тех пор больше нигде не жил. Довольно странно, я знаю, но поскольку я здесь почти 20 лет, мне кажется, что мы выросли вместе, несмотря на все изменения.Я нашел свой укромный уголок в Саутсайде, который по-прежнему немного тише, чем другие отвлекающие факторы, поэтому здесь всегда было ощущение дома. Но я определенно не остаюсь в своем районе, мне нужно расширяться, как и всем остальным.

НАЗВАНИЕ ВАШЕЙ АВТОБИОГРАФИИ?
Домработник.

ЧТО НЕЛЬЗЯ ПУТЕШЕСТВОВАТЬ И ПОЧЕМУ?
Мой рюкзак стал моим приятелем, и я смеюсь над ним, потому что он был основным продуктом в детстве. И после короткого перерыва в 90-х я по-прежнему считаю, что это самый удобный способ путешествовать.Это заставляет меня волноваться и избавляться от стресса, так как все самое необходимое всегда под рукой, хотя иногда мне кажется, что я уже на пути к пятому циклу.

КАКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ ВАШЕ ЛЮБИМОЕ? ЧТО ДЕЛАЕТ ЭТО ОСОБЕННЫМ?
Я много путешествую по работе, но не часто могу оставаться где-то достаточно долго, чтобы как следует побывать и осознать все это. С годами я научился немного задерживаться, чтобы тусоваться с друзьями в таких местах, как Лондон. , Берлин и Мельбурн, и это лишь некоторые из них. Я живу в Вене больше всего, так что это своего рода мой дом вдали от дома, но я бы сказал, что Токио — одно из моих любимых мест для изучения просто потому, что мне очень нравится путешествовать по Японии.Это все еще страна, где я открываю для себя что-то новое каждый раз, когда приезжаю, и всегда планирую свою следующую поездку, как только вернусь. Одни из лучших людей, вечеринок и еды в этой стране.

КАКИЕ РЕСТОРАНЫ В НЬЮ-ЙОРКЕ ВАШЕ ЛЮБИМЫЕ? ЧТО ВЫ ЗАКАЗЫВАЕТЕ?
Я живу в опасной близости от Marlow & Sons и Diner, поэтому не могу долго обходиться без бургера Diner. Очевидно, что за эти годы открылось множество отличных заведений, но это, вероятно, единственный ресторан, в который я возвращаюсь снова и снова.И я не всегда получаю бургер; Если я рискну, я знаю, что в их меню будет вкусное блюдо.

КАКОВЫ ИЗ ВАШИХ ЛЮБИМЫХ НОЧНЫХ ГАНГОТОВ В Нью-Йорке?
Личные фавориты — Ахиллесова пята в Greenpoint для чая или напитка и незаменимых небольших закусок или Donna рядом с чередующимися освежающими коктейлями и тако, если вы голодны. Атмосфера в сочетании с персоналом делает эти места настолько уютными и теплыми, что вы потеряете счет времени и получите удовольствие от вечеринки.

КАКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ НЕОБХОДИМО СДЕЛАТЬ ПОСЕТИТЕЛЯМ Нью-Йорка?
Моё любимое предложение для людей, посещающих Нью-Йорк, — сесть на паром Ист-Ривер куда угодно; легко лучшие 2,75 доллара, которые вы можете потратить, с видами и ветерком, который никогда не устареет. Вы можете взять его на Уолл-стрит или в Мидтауне и отправиться в Вильямсбург, ДУМБО или даже в Ред-Хук, что я люблю делать в воскресенье днем ​​для развлечения. Оно того стоит.

КАКУЮ МУЗЫКУ ВЫ СЛУШАЕТЕ В ЭТИ ДНИ? КТО ИЗ ВАШИХ ЛЮБИМЫХ МУЗЫКАНТОВ?
Я слушал много джаза и классического фанка / R&B.Поскольку мой радар настроен на новых продюсеров и ди-джеев моего жанра, я делаю перерывы, просматривая свои собственные записи, заново открывая старые жемчужины или забытые 12 ”, которые нужно воспроизвести снова. Всем нам нужно какое-то отключенное время, чтобы потеряться в том, что у нас уже есть, и не обязательно всегда быть в поисках чего-то следующего.

КОГДА ВЫ ДУМАЕТЕ О Нью-Йорке, есть ли какие-то особенные воспоминания или эмоции, которые сразу же приходят в голову?
Я немного вспоминаю славные дни, когда я гулял в начале 2000-х в Ист-Виллидж и Л.E.S [в места] вроде Lit, The Hole и подвала в Tribeca Grand. Для меня это было особенно уникальное время в музыке и ночной жизни Нью-Йорка, которое я никогда не забуду.

ФОТО Masa Takai

«Высокий» | Жак Рено | Играем Дом

«Высокий» | Жак Рено | Давай поиграем в дом ••• показывай меньше

Получайте свежие музыкальные рекомендации, которые будут приходить на ваш почтовый ящик каждую пятницу.

  • Цифровой альбом

    потоковое + скачать

    Включает неограниченную потоковую передачу через бесплатное приложение Bandcamp, а также высококачественную загрузку в MP3, FLAC и других форматах.

    Можно приобрести с подарочной картой

    Купить цифровой альбом 3 доллара США
    Отправить как подарок

  • Поделиться / Встроить

кредитов

выпущен 7 мая 2021 г.

лицензия

все права защищены

тегов

от побережья до побережья | Жак Рено

От побережья до побережья | Жак Рено | Давай поиграем в дом ••• показывай меньше

Получайте свежие музыкальные рекомендации, которые будут приходить на ваш почтовый ящик каждую пятницу.

  • Цифровой альбом

    потоковое + скачать

    Включает неограниченную потоковую передачу через бесплатное приложение Bandcamp, а также высококачественную загрузку в MP3, FLAC и других форматах.

    Можно приобрести с подарочной картой

    Купить цифровой альбом 7 долларов
    Отправить как подарок

  • «От побережья до побережья», 12 дюймов

    Запись / Винил + Цифровой альбом

    Включает неограниченную потоковую передачу от побережья до побережья через бесплатное приложение Bandcamp, а также возможность скачивания в высоком качестве в форматах MP3, FLAC и других форматах.

    отправляется в течение 3 дней

    Можно приобрести с подарочной картой

    Купить пластинку / винил 12 долларов США
    Отправить как подарок
  • Поделиться / Встроить

кредитов

выпущен 3 сентября 2021 г.

лицензия

все права защищены

тегов

Жак Рено: альбомы, песни, плейлисты

01

06:17

Сценарист: Матиас Модика — Йонас Имбери / Композиторы: Матиас Модика — Йонас Имбери

02

10:52

Сценарист: Чаз Янкель — Ян Дьюри / Композиторы: Чаз Янкель — Ян Дьюри

03

07:15

Сценарист: Уго Капабланка — Т.Киллер / Композиторы: Уго Капабланка — Т. Киллер

04

05:54

Сценарист: Северино Панцетта — Робин Ли / Композиторы: Северино Панцетта — Робин Ли

05

05:40

Сценарист: Джастин Робертсон — Дэниел Эйвери / Композиторы: Джастин Робертсон — Дэниел Эйвери

06

08:05

Сценарист: Роби Инсинна — Ральф Питер / Композиторы: Роби Инсинна — Ральф Питер

07

04:56

Сценарист: Даниэле Балделли — Паоло Братти / Композиторы: Даниэле Балделли — Паоло Братти

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *